Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Н.Ц. Бадмаева "Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей"

Рассматривая отношение творческих способностей и интеллекта, В.И. Дружинин (2001) пишет, что существуют три точки зрения на это:

1. Интеллект является одновременно способностью к решению интеллектуальных задач и способностью к творчеству.

2. Творческие достижения возможны лишь при высоком интеллекте, но сам по себе высокий интеллект их не гарантирует.

3. Общая способность к творчеству и общий интеллект являются связанными друг с другом, но все же разными способностями.

"В исследовании процесса умственной работы между креативностью и интеллектом обнаруживается "реципрокная" зависимость": актуализация одной способности препятствует актуализации другой" (Дружинин В.И., 2001, С.17).

Проблема мотивации мышления относится к числу трудных и недостаточно исследованных проблем в психологии. Впервые к вопросу о мотивации мышления

обратился 3. Фрейд (1998), изучавший такие проявления мотивации, как творчество, остроумие, сновидения. 3. Фрейд доказывал, что содержание мотивации определяет вид остроумия. По сути дела, 3. Фрейд доказывал, что ограниченная деятельность ума, чрезмерное

анализирование и творчество являются проявлениями «различной судьбы влечений к познанию» (1998, С.141).

Структурирующая функция мотива в мышлении экспериментально обоснована в работе Т. Г. Богдановой (1978). Ею изучались процессы целеобразования, наиболее творческого и гибкого звена структуры мыслительной деятельности человека, в условиях различной мотивации. Исследовались такие виды целеобразования, как конкретизация общего требования; постановка промежуточных целей в ходе достижения общей цели; процессы произвольного продуцирования целей; процессы порождения промежуточных целей. Мотивация различной значимости актуализировалась с помощью использования трех типов ситуаций: решение задачи по инструкции; соревнование; «исследование умственной одаренности».

При решении творческих задач в различных мотивационных ситуациях, по мнению Т.Г.Богдановой (1978), меняется содержательная сторона целеобразования. От нейтральной к более значимой ситуации увеличивается разнообразие формируемых решений за счёт постановки дополнительных целей. При этом мотивы, выполняя структурирующую функцию, включаются в процессы целеобразования и оказывают влияние на результаты и творческий характер мышления.

В ситуации с высокозначимой мотивацией процессы произвольного формирования целей развертываются по более сложным принципам, чем в ситуации решения задач по инструкции. А именно: через широкое преобразование исходной ситуации за счет установления разнообразных связей между элементами; через снятие навязчивых

представлений прошлого опыта, суживающих зоны поиска возможных преобразований ситуации и препятствующих формированию новых целей (в ситуации с более значимой мотивацией); через использование элементарных возможностей изменения ситуации (в ситуации с менее значимой мотивацией).

Таким образом, в экспериментальном исследовании Т.Г.Богдановой (1978) показано, что мотивация включена в структуру мыслительной деятельности и такого ее звена, как процесс целеобразования, причем, на всех его этапах и уровнях. Мотивация, исполняя роль одного из механизмов регулирования процессов целеобразования, включена во все его виды, но участие в каждом из видов имеет специфические особенности.

Изучая условия возникновения эмоциональных процессов в ходе мыслительной деятельности и их влияние на структуру этой деятельности, Ю.Е. Виноградов (1972) пишет, что в мышлении человека мотивы и эмоции выполняют регулирующую роль, при этом, мотивы осуществляют структурирующую функцию, а эмоции — эвристическую.

Эту мысль Ю.Е.Виноградов (1972) обосновывает следующим образом. В процессе поисковой деятельности испытуемых наблюдается момент «эмоционального решения задачи» или снятие неопределенности задачи на основании механизма эмоций, после которого происходит резкое свертывание зоны поиска, т. е. число субъективно возможных альтернатив сразу сокращается, и деятельность испытуемого направляется только на реализацию эмоционально оцененной идеи решения. Это специфическое состояние, названное «эмоциональным решением задачи», резко меняет структуру последующей деятельности.

«Эмоциональное решение» значительно опережает интеллектуальное решение, ибо чувство уверенности, что поиск нужно осуществлять в какой-то конкретной зоне,

представляет лишь эмоциональное предвосхищение нахождения принципа решения задачи. После «эмоционального решения» поиск локализуется в узкой зоне, эмоциональные механизмы указывают, где должен осуществляться этот поиск. Затем происходит нахождение основного принципа и окончательное решение задачи. Таким образом, эмоции включены в процесс поиска решения задачи и принимают в нем активное участие, подготавливая нахождение принципа решения задачи. Эмоции регулируют течение самого поиска, выполняя в мышлении эвристическую функцию.

Наиболее глубокое исследование, касающееся отношений креативности и интеллекта, провела Е.Л. Григоренко (1989). Ей удалось выявить, что количество гипотез, порождаемых индивидом при решении комплексной мыслительной задачи, коррелирует с креативностью, измеренной по методике Торренса, а правильность решения задач положительно коррелирует с уровнем общего интеллекта, измеренного по тесту интеллекта Д. Векслера.

Следовательно, креативность и общий интеллект являются способностями, определяющими процесс решения мыслительной задачи, но играющими разную роль на различных его этапах. Действительно, М.Воллах и Н.Коган (1965) обнаружили независимость факторов креативности и скоростного интеллекта, Дж.Гилфорд и Е.П.Торренс получили корреляции тестов интеллекта и тестов креативности от 0.30 до 0.40 (с тестом Д.Векслера). Соответственно корреляция между "идеальным тестом интеллекта" и реальными тестами будет снижаться по мере снижения уровня регламентации. Наоборот, корреляция "идеального типа креативности" с реальными тестами будет расти с повышением степени свободы, которые предоставляют испытуемому условия тестирования (Гуревич К.М., 1993).

Теоретические соображения и экспериментальные данные позволяют заключить, что креативность и интеллект являются ортогональными факторами, то есть, независимы друг от друга. Между тем операционально они противоположны: ситуации, благоприятствующие

< Назад | Дальше >