Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И. В. Блинникова "Роль зрительного опыта в развитии психических функций"

Такой разрыв ощущается и на афферентном пути инфор= мации. Из наших данных можно заключить, что информа= ция, полученная слепым испытуемым в ходе практических действий, не включается в «карту=обозрение» и не коррек= тирует ее. Спонтанная коррекция ошибок на макетах была незначительной до момента, когда испытуемому указывал на них экспериментатор. Если в первоначальную схему мест= ности вкрадывалась ошибка (например, было неправильно представлено взаиморасположение некоторых пунктов), она сохранялась долгое время на фоне стабильного повыше= ния успешности моторных действий. Это можно интерпрети= ровать следующим образом: процедурные и декларативные формы знания существуют автономно друг от друга, и цир= кулирование информации между ними затруднено в значи= тельно большей степени, чем у зрячих испытуемых.

Все это предполагает, что функциональная роль обзор= ного целостного пространственного знания у слепых ограни= чена, и причины этого ограничения лежат в разрыве мысленного плана и плана движений. Создается такое впечатление, что «карта=обозрение» у слепых живет своей самостоятельной жизнью и не имеет никакого отношения к практическим действиям. В данном случае мысленный план и план действий разорваны. Похожие выводы были сделаны в работе Б.Ландау и Э.Спелке [Landau, Spelke, 1985], где утверждалось, что слепые дети просто не имеют способов использовать пространственное знание, которое у них есть. По=видимому, именно зрительный опыт предоставляет естественные механизмы для связи в единую автомати= ческую цепь мысленных представлений и практических действий. Такие механизмы могут формироваться через использование перспективы. Зрительная перспектива позволяет планировать будущие действия в пространстве. Затем зрительная перспектива может заменяться мыслен= ным пространственным представлением, замыкая цепь

между мысленным планом и планом движения.

Выводы

В ходе анализа проблемы роли зрительного опыта в мен= тальных репрезентациях мы рассмотрели данные, получен= ные в наших собственных исследованиях и работах других авторов. В целом можно заключить, что получено достаточно большое число доказательств аналогичности ментальных репрезентаций у слепых от рождения, поздно ослепших и зрячих. Более того, во многих случаях нет оснований считать, что способны обработки образной информации у слепых отличается от зрячих. Особый интерес представляют пространственные представления слепых людей. Но и здесь исследователи находят только временные, но не качественные различия в обработке пространственных образов слепыми. Действительно, точность слепых испытуемых при передаче пространственных отношений внешней среды может дости= гать уровня зрячих и даже превышать ее. У слепых от рожде= ния и поздно ослепших формируются все типы представлений о пространстве, в том числе и «карта=обозрение». При этом последняя формируется не только после изучения макетов, но и при непосредственн

ом изучении местности. Этапы становления образа ранее незнакомой местности практи= чески совпадают у зрячих и слепых испытуемых.

Подобные данные могут быть объяснены существова= нием двух разных систем репрезентаций: пространственной и зрительной. В частности, такого мнения придерживается М.Фарах (Farah et al., 1988; Farah, 2000]. При этом предпола= гается автономное существование этих систем, причем с использованием специфичных для каждой из них класте= ров операций.

Однако на наш взгляд, разделение пространственной и зрительной информации на два независимых кластера недостаточно для объяснения всех феноменов. В основе этой структуры ментальных репрезентаций лежит простран= ственная конфигурация. По всей вероятности, простран= ственная проторепрезентация является той базой, которая развивается в структуры ментальных репрезентаций.

Это развитие стимулируется поступлением информации из различных модальностей, но общую конфигурацию задает пространственный опыт, вне зависимости от модаль= ностей, через которые он приобретается. Такой подход противоречит традиционному взгляду на амодальный характер ментальных репрезентаций как вторичное обобще= ние информации из сенсорных модальностей. Мы полагаем, что изначально заданная схема конфигурирует поступление информации из сенсорных входов.

Однако результаты эмпирических исследований демон= стрируют, что зрительный опыт важен для формирования функциональных связей и взаимодействия в системе пространственного знания [Blinnikova, 1993]. В частности, была показана важная роль раннего зрительного опыта в создании специфической иерархической структуры пространственных представлений, реализуемой через принцип вложений, и функционировании механизма пере= хода от одного уровня этой структуры к другому.

Как мы уже описывали, для того, чтобы гибкая иерархи= ческая структура могла реализоваться, более конкретные пространственные схемы должны включаться в более общие и кодироваться в них точками, разворачиваясь при необхо= димости в полноценный образ. Только такой механизм обеспечивает единство и взаимосвязь всех уровней струк= туры, позволяет существовать ей как одному целому. Отсут= ствие такого механизма приводит к существованию мно= жества разрозненных пространственных репрезентаций. Слепые от рождения не могут сворачивать образ, име= ющий пространственную протяженность, и вкладывать его в более обобщенные представления. В частности, было пока= зано, что «феномен группировок» (группировки представляют собой некоторые подструктуры, выступающие как единое целое по отношению ко всем остальным точкам; расстояния внутри этих групп занижены, и объекты в них как бы стремятся сблизиться в одной точке) существует только при наличии раннего зрительного опыта. В то время как в ког= нитивных картах зрячих наблюдается ц

ентростремительная

тенденция в группах близко расположенных объектов, в когнитивных картах слепых, наоборот, близко расположен= ные объекты раздвигаются. У слепых от рождения возникают также явные трудности в задачах с изменением масштаба. Характерно, что использование тифлотехнических средств, которые позволяют слепым пешеходам предвосхи= щать некоторую пространственную информацию, умень= шает затруднения в формировании иерархической струк= туры пространственных представлений [Блинникова,1995]. Это дает возможность предположить, что специфическая пространственная структура связана с пространственным

предвосхищением информации.

Были получены данные, свидетельствующие о затрудне= ниях слепых при переходе от процедурных к обзорным формам пространственных представлений у слепых людей и при использовании в практической деятельности репрезен= таций, представленных в декларативной форме. Так, наши испытуемые в эксперименте, описанном в четвертой главе, на заключительных этапах освоения местности, имея сформированную «карту=обозрение», не использовали ее в за= дачах на самостоятельное достижение указанной цели, на определение направления предположительного движе= ния, а также при оценке направления на стартовую точку только что завершенной трассы. Данные из различных источников [Hollins, 1986; Pailhaus, 1971] свидетельствуют, что зрячие в этих случаях используют имеющуюся «кар= ту=обозрение». Слепые применяют ее лишь для решения очень узкого круга задач, таких, как определение направле= ния на отдаленные точки или определение расстояний между точками по прямой. Эти задачи носят для них чисто умозри= тельный характер и не имеют отношения к

практической деятельности. С другой стороны, информация, полученная слепыми испытуемыми в ходе практических действий, не включается в «карту=обозрение» и не корректирует ее. Полученные нами данные о функциональных наруше= ниях в системе пространственного знания при отсутствии зрительного опыта согласуются с общими положениями

< Назад | Дальше >