Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И. В. Блинникова "Роль зрительного опыта в развитии психических функций"

Она просила слепых (либо имевших, либо не имевших ранний зрительный опыт) и зрячих детей указать прежнее расположение игрушки в конфигурации объектов, после того, как вся конфигурация была развернута на 180 градусов. Предполагалось, что если испытуемый кодирует инфор= мацию эгоцентрически, он будет соотносить положение объекта со своими движениями и искать тестовый объект в начальном положении относительно себя, а не относи= тельно пространственного контекста.

В такой задаче большая часть слепых детей младшего и старшего возраста делали «эгоцентрические ошибки», а зрячие дети, начиная с 4–5 лет, избегали таких ошибок и использовали внешние ориентиры для решения задачи. В последующих экспериментах С.Миллар продемонстри= ровала, что слепые дети, имевшие либо ранний зрительный опыт, либо светоощущение, хотя и в более старшем возрасте, чем зрячие, учатся решать такие задачи на основе внешних ключей, в то время как полностью слепые от рождения дети продолжают делать характерные «эгоцентрические» ошибки на протяжении всего пути онтогенетического развития. Слепые от рождения дети и в младшем, и в старшем возрасте кодируют пространственные отношения через фиксацию движений. Следовательно, слепые, не имеющие раннего зрительного опыта, склонны к эгоцентрическому кодирова= нию пространственной информации.

Мы проверили это предположение относительно репрезен= таций географического пространства. Полностью слепые, имеющие светоощущение и зрячие школьники старших классов рисовали план пришкольного участка и описывали маршрут вне территории школы. Были найдены значимые от= личия в точности рисования карт у двух групп слепых, при этом обе группы значимо отличались от зрячих. При этом в противоположность результатов С.Миллар, можно было

заключить, что имеющие светоощущение школьники (кото= рые, как показывает практика, более активно перемещаются в пространстве) в большей степени опираются на эгоцентри= ческие ключи и двигательную схему при оценке простран= ственных отношений между объектами. Их когнитивные карты подвергались сильной функциональной деформации. В то же время полностью слепые с рождения школьники, хотя и хуже знали окружающее пространство, при его конструиро= вании пытались соотнести объекты друг с другом, а не с соб= ственными движениями. Эти данные не подтверждают в це= лом предположение С.Миллар о невозможности для слепых от рождения кодировать информацию через внешние ключи.

Способы и этапы формирования когнитивных карт в ходе изучения местности взрослыми людьми. Подробный анализ функционального развития пространственного образа с последующим выявлением способов и этапов такого формирования провел в 1971 году французский исследо= ватель Ж.Пэлью [Pailhous, 1971]. Его испытуемые, совер= шенно незнакомые с одним из пригородов Парижа, изучали его в течение 3=часовой поездки на автомобиле в качестве пассажиров. Автомобиль двигался по разработанному маршруту. Через определенные промежутки времени испы= туемые рисовали план города и отвечали на вопросы о направлениях и расстояниях относительно пунктов, которые оставались сзади и которые были впереди. В част= ности, Ж.Пэлью показал, что на первых этапах изучения местности испытуемые при оценках направлений по отноше= нию к точкам, которые остались сзади, складывают векторы движения и тем самым суммируют ошибку. На последующих этапах испытуемые начинают опираться на некоторый целостный образ территории при оценке направлений; при этом оши

бка перестает суммироваться, и оценка более удаленных точек становится более точной. Ж.Пэлью предпо= ложил, что смена способа в оценке направлений является важным критерием формирования целостного образа окружающего пространства.

Мы провели эксперимент, аналогичный эксперименту Ж.Пэлью, в котором слепые испытуемые изучали небольшой замкнутый участок городского пространства, начиная с нулевого уровня знакомства. Испытуемые двигались вместе с инструктором по замкнутому маршруту, проложенному по изучаемой территории, получали информацию об объек= тах, расположенных по ходу движения и отвечали на вопросы о направлениях и расстояниях относительно пунктов, оставленных позади и ожидаемых впереди. Маршрут дублировался четыре раза. В промежутках испытуемые строили макет местности, давали оценки расстояний между пунктами по прямой, выполняли контрольные задания по самостоятельному достижению целей и перечислению ориентиров в прямом и обратном порядке между двумя указанными пунктами территории.

Результаты нашего эксперимента были во многом анало= гичны результатам Ж.Пэлью. Они показали, что у поздно ослепших и у слепых от рождения за

короткий срок с успехом формируется достаточно полное представление о пространственных закономерностях незнакомой местности. Были выделены этапы этого форми= рования, совпадающие в целом с этапами такого фор= мирования у зрячих. Основой для выделения этапов, как и у Ж.Пэлью, было выявление нового уровня точности передачи пространственных отношений за счет смены способа решения пространственной задачи.

Слепые испытуемые, как и зрячие, на первых этапах освоения местности использовали время для оценки рассто= яний, а для оценки направлений использовали двигательную информацию (см. рисунок 3.3.а) и применяли вычисления, в основе которых лежали сложения векторов направления движения, при этом ошибка в оценках направления накапли= валась (см. рисунок 3.3.б).

Анализируя конкретные ошибки в определении первых направлений, можно выделить два случая, характерных для слепых испытуемых. Во=первых, традиционная ошибка сведения к прямому углу. На эту тенденцию указывают все

а

< Назад | Дальше >