Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И. В. Блинникова "Роль зрительного опыта в развитии психических функций"

экспериментов со слепыми позволяют с уверенностью утверждать, что отсутствие как раннего, так и ситуативного зрительного опыта не препятствует формированию целост= ного схематического образа пространства типа «карты=обо= зрения». Так, например, обработка оценок, данных испы= туемыми дистанциям с помощью метода многомерного шкалирования, показывала, что оценки и слепых от рожде= ния, и поздно ослепших, и зрячих объясняются расположе= нием точек в двухмерном пространстве, что свидетельствует о существовании у всех испытуемых связанного целостного представления о местности. Более того, в противоположность эксперименту Дж.Райзера, Дж.Локмана и Г.Пика [Rieser, Loc= man, Pick, 1980], наши результаты показали, что именно слепые от рождения склонны оценивать расстояния между пунктами по прямой, в то время как недавно ослепшие часто используют для оценки расстояний характеристики пути, связывающего два пункта (такие, как время, затрачиваемое на их достижение, количество ориентиров, их разделяющее и некоторые другие).

В специальном исследовании мы просили испытуемых, среди которых были зрячие (выполнявшие задания с завя= занными глазами), поздно ослепшие и слепые от рождения взрослые выполнить три теста на проверку знания террито= рии города: контрольное движение по заданному маршруту по городу, построение макета маршрута с подробным описанием, построение макета города.

Все наши слепые испытуемые могли построить план города, опираясь на обобщенное и целостное представление о городе. При этом они не «складывали» известные маршру= ты, а использовали знания о взаиморасположении всех известных объектов относительно друг друга. Именно этот вывод следует из анализа различного рода ошибок при конструировании схемы города и схемы маршрута у одних и тех же слепых испытуемых. Было очевидно, что, конструи= руя маршруты, испытуемые пытаются восстановить после= довательность ориентиров при движении на местности. При этом слепые могли допускать парадоксальные ошибки

направлений, достигающие 180 градусов, и вместо поворота налево разворачивали весь маршрут вправо или, забывая про поворот, продолжали строить маршрут прямо, что при= водило к ошибкам в 90 градусов. Парадоксальность таких ошибок подчеркивалась тем, что при реальном движении испытуемые с успехом выполняли эти маршруты, достигая конечных пунктов без особого труда. Такие ошибки очень часто встречались и не замечались испытуемыми при проверке своей работы, хотя они значительно искажали общее взаиморасположение объектов. При построении макетов всей территории слепые испытуемые не допускали таких ошибок и в целом правильно передавали общее взаиморасположение объектов.

Необходимо отметить, что некоторые критерии су= ществования «карты=обозрения» у слепых испытуемых не выполнялись. Речь идет, прежде всего, о таких критериях, как предложение альтернативных путей достижения целей или выбор наиболее короткого пути достижения. На наш взгляд, это существенное отличие, которое затрагивает важные моменты функционирования системы простран= ственного знания. Мы подробно остановимся на нем в сле= дующем разделе.

Иерархическая структура пространственных репрезен таций. В последнее время проблема точности когнитивных карт все чаще связывается с проблемой структурирования пространственных репрезентаций. В наших исследованиях представлений о пространстве города [Величковский, Блинникова, Лапин, 1986] и зоне полета [Блинникова, Капица, Барлас, 2000; Блинникова, 1983] было выделено два случая появления ошибок при оценке расстояний: с одной стороны, ошибки допускались при оценке менее известных зон территории, другой тип ошибок, напротив, касался наиболее знакомых, хорошо изученных участков. Второй тип ошибок возникает потому, что в общей совокупности объектов выделяются группы особенно хорошо известных ориентиров, которые выступают как определенный кластер.

Появление таких кластеров, по нашему предположению, является эффектом особой организации пространственного знания и вносит искажения в оценки расстояний.

Искажающее влияние внутреннего структурирования представлений о пространстве проявляется и в других экспериментах. Т.Макнамара, Дж.Хардли и С.Хетл [Mac= Namara, Hardly, Hirtle, 1989] показали, что в пространствен= ных оценках взрослых происходит стабильное смещение, причиной которого является разделение пространства на подпространства. При этом используются либо объектив= ные физические барьеры, такие, как реки и горы, либо разделение пространства имеет субъективную природу, в основе которой лежат функциональные свойства объектов среды [Hirtle, Jonides,].

В работе Дж.Хатенлохер, Н.Ньюкомб и Е.Сандберг [Hut=

tenlocher, Newcombe, Sandberg, 1995] было показано, что уже

16=месячные дети используют иерархическую структуру для кодирования пространственной информации. Даже С.Косс= лин, являющийся оппонентом большинства теорий структу= рации, в 1974 году показал, что взрослые испытуемые ошибаются в оценках дистанций, подчиняясь перцептивным барьерам [cm. Kosslin, 1983]. Однако если С.Косслин показал влияние на пространственные представления перцептивной организации, то данные Макнамары говорят в пользу частично иерархической структуры пространственных представлений. Такая структура предполагает точную оценку дистанций внутри одного уровня структуры и ошибки при оценке расстояний между объектами, расположенными на разных уровнях структуры.

Мы полагаем, что такая модель не является полной без представления о вложении подструктур друг в друга, которое было описано У.Найссером [Найссер, 1981] и Б.М.Велич= ковским [Величковский, 1982; 1983]. При этом конкретные карты вкладываются в более общие и кодируются в них точками. На другом уровне эти точки могут раскрываться в полноценное представление, включающее в себя несколько ориентиров.

Подобный механизм хранения знаний позволяет про= странственному образу сворачиваться и разворачиваться, оставляя перед мысленным взором ограниченное число элементов. При такой организации информации простран= ственные представления человека обнаруживают удиви= тельную гибкость и видоизменяются в соответствии с за= дачей. Эта система определяет связанность всех видов представлений о пространстве и их функциональное взаимо= действие. Например, у субъекта может присутствовать информация о строении эвклидова пространства вообще, и общие представления о конкретной территории, включа= ющее описание формы и некоторых наиболее важных пунктов. Но при желании или необходимости он может конкретизировать это общее представление, вписав в него совокупности различных знаний и других ориентиров. Если потребуется еще более конкретное знание, можно и дальше уточнять свою когнитивную карту, включая в нее схемы определенных объектов.

Данная модель используется для объяснения множества различных феноменов [Минский, 1976]. Подтверждение такого подхода обнаруживается и в различного рода генети= ческих исследованиях. В работе Ж. Пэлью [Pailhaus, 1971] было показано, что на определенном этапе создания образа территории объекты, включенные в это представление, неоднородны по типу пространственной связи, которая соединяет их со всей остальной совокупностью. Часть точек имеет между собой метрические отношения и образует общую схему пространства. Другая часть точек лишь

«привязывается» к первым отношениям «соседства» и обра= зует группировки, в которых не сохраняются метрические отношения. Такие данные подтверждают адекватность использования в качестве объяснительной модели вложен= ных друг в друга фреймов или пространственных систем отсчета [Величковский, 1983].

Описанная структура хранения данных существует не только для пространственной, но и для любой зрительной информации. Она характерна и для построения перцеп=

< Назад | Дальше >