Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И. В. Блинникова "Роль зрительного опыта в развитии психических функций"

Рисунок 3.2

Зависимость точности оценки дистанций от наличия и отсутствия зрительного опыта и длительности опыта практического освоения местности

пространственных отношений окружающей среды. После длительного изучения представления о пространстве у сле= пых становится исключительно точным, даже точнее чем у зрячих. Действительно, для слепых людей внутреннее представление более важно, чем для зрячих.

Для зрячего небольшая территория доступна для обзора в любой момент, и пространственные представления часто используются для кодирования такой функциональной информации, которая облегчает организацию движений. Так, в наших экспериментах с авиадиспетчерами они стабильно завышали расстояния между двумя пунктами, обозначающими сложные коридоры (пути, по которым движутся самолеты), в которых всегда находилось большое количество самолетов (бортов) и которые требовали повы= шенного внимания. С одной стороны, это отражало усилия и время, затраченные на анализ информации, полученной из этих коридоров, а с другой стороны, позволяло им иметь больше субъективного времени для будущего анализа

[Блинникова, Капица, Баралас, 2000]. Существование подобной функциональной деформации на поздних этапах развития пространственного образа подтверждается и в ряде других работ с авиадиспетчерами [Ошанин, 1973] и такси= стами [Лапин, 1987].

Слепые испытуемые гораздо в большей степени, чем зря= чие, зависят от точности внутреннего представления пространственных отношений. Это связано с тем, что для коррекции своих представлений по ходу движения они не имеют в достаточном количестве идущей извне информации, и точное представление взаиморасположения объектов является основой для успешной организации деятельности. Однако необходимо отметить, что в нашем эксперименте значимо было также и взаимодействие между факторами зрения и практического опыта, которое свидетельствовало о значении зрительного опыта для скорости формирования пространственных представлений. Использование зритель= ной информации в процессе изучения местности позволяет намного быстрее создать представление о ней. Слепые люди

только после двухмесячного освоения местности достигают той степени точности, которую зрячие имеют уже на пятый день.

Виды когнитивных карт. Существование двух видов пространственных представлений — это один из немногих твердо установленных феноменов, проявляющихся из экс= перимента в эксперимент. Процедурное знание (или «карта= путь»), согласно Сьегелу и Уайту, содержит информацию о по= следовательности действий, о поворотах, о положении ориентиров по ходу движения. Обзорное знание («карта=обо= зрение») содержит информацию об отношениях между локализациями объектов и аналогично топографическим картам [Siegel,White, 1975].

В литературе существует устоявшееся мнение, что у сле= пых возникают затруднения при образовании так называ= емой «карты=обозрения», поскольку предполагается, что зри= тельный опыт дает способы симультанного представления пространственной информации. В уже упоминавшемся эксперименте Дж.Райзера, Дж.Локмана, Г.Пика [Rieser, Loc= man, Pick, 1980] участвовали четверо слепых от рождения, четверо ослепших в позднем возрасте и четверо зрячих. Испытуемых просили оценить относительные расстояния между 15 ориентирами, расположенными на территории реабилитационного центра. Некоторые ориентиры были соединены путями, другие были разделены препятствиями и могли быть связаны лишь путями, включающими пово= роты. Испытуемым давалось три вида инструкций. В ней= тральной инструкции испытуемых просили сравнить расстояния внутри группы из трех ориентиров, указав два наиболее близко расположенных и два наиболее удаленных друг от друга ориентира. В функциональной инструкции испытуемых просили сделать то же самое, но в этом случае с

уждение о расстоянии должно было относиться к реально проходимому пути. В метрической инструкции испытуемые должны были оценить расстояния между ориентирами по прямой.

При функциональной инструкции не было обнаружено групповых различий. Из этого можно сделать вывод, что формируемая у слепых «карта=путь» используется столь же эффективно, как и пространственные представления этого типа зрячими. Нейтральная инструкция интерпретирова= лась испытуемыми как функциональная, и в этом случае также не было обнаружено никаких различий между груп= пами. При метрической инструкции оценки слепых от рож= дения были значимо менее точны, чем оценки поздно ослепших, в то время как оценки последних были значимо хуже оценок зрячих. Слепые и при этой инструкции опира= лись на знание реальных пешеходных маршрутов. Исходя из этого, можно заключить, что «карта=обозрение» у слепых менее точна, чем у зрячих, а предварительный зрительный опыт помогает в формировании таких представлений.

В качестве индикаторов существования «карты=обозре= ния» предлагают рассматривать различные характеристики пространственного поведения. Ф.Н. Шемякин [Шемякин,

1940] в качестве такого индикатора использовал репродуци= рование точного плана местности на основе координацион= ной сетки. Ж.Пиаже и Б.Инельдер [Piaget, Inhelder, 1948] применили тот же критерий. Дж.Райзер, Дж.Локман, Г.Пик

[Rieser, Locman, Pick, 1980] полагали, что указателем на существование «карты=обозрения» являются оценки расстояний между пунктами по прямой и нахождение альтернативных путей достижения целей. Макеты, выпол= ненные нашими испытуемыми при последнем тестировании, передают точный план изучаемой местности, не уступающий макетам зрячих людей. Р.Шепард [ Shepard,1978] считал, что если большинство межобъектных оценок расстояний можно объяснить расположением точек в двумерном про= странстве (при использовании такой математической обра= ботки как многомерное шкалирование (см.[Измайлов, 1980]), то это свидетельствует о существовании у субъекта мыслен= ного плана местности аналогичного «карте=обозрению».

Мы провели целый ряд экспериментов различного характера со слепыми испытуемыми. Результаты всех наших

< Назад | Дальше >