Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И. В. Блинникова "Роль зрительного опыта в развитии психических функций"

Из литературы можно выделить три основных предполо= жения о влиянии зрительного опыта на когнитивные карты: во=первых, утверждают, что отсутствие зрительного опыта делает когнитивные карты менее точными и менее полными; во=вторых, сомневаются в существовании у слепых обзорного вида когнитивных карт, формирование которых связывают с симультанным способом представления информации, характерным для зрительного анализатора; в=третьих, полагают, что отсутствие зрительного опыта изменяет способы и характер развития когнитивных карт.

Точность когнитивных карт. Точность соответствия когни= тивных карт реальным пространственным соотношениям между объектами часто оказывается в центре дискуссий о форме мысленных репрезентаций и механизмах их фор= мирования. На первый взгляд кажется бесспорным, что про= странственные представления слепых должны проигрывать по этому показателю пространственным представлениям зрячих. Например, в эксперименте С. Кейзи [Casey, 1978] участвовали 10 полностью слепых и 10 частично зрячих студентов, которых просили сконструировать уменьшенную модель территории школы, в которой они учились в течение года. Каждая модель оценивалась по количеству включенных элементов и точности их расположения относительно друг друга. Результаты показали преимущества частично зрячих над слепыми по одному и по другому критерию. Модели большинства полностью слепых демонстрировали, что у их ав= торов нет точного знания ни о взаиморасположении зданий, ни об общей конфигурации территории.

В ряде экспериментов было продемонстрировано, что сле= пые, имевшие ранний зрительный опыт испытывают меньше трудностей в представлении окружающего пространства. Так, в эксперименте Дж.Райзера, Дж.Локмана и Г.Пика [Ries=

er, Locman, Pick, 1980] испытуемым предлагалось оценивать расстояния между 15 точками с помощью метода сравнения триад с последующим многомерным шкалированием данных. Полученные результаты слепых от рождения были значи= тельно хуже и карт субъективного представления зрячих, и карт поздно ослепших.

В нашем эксперименте слепые от рождения, поздно ослепшие и зрячие взрослые испытуемые давали оценки расстояний между 10 пунктами небольшого города россий= ской провинции (Волоколамск), территорию которого они изучали в течение двух месяцев. Такие исследования со слепыми испытуемыми практически отсутствуют. Боль= шинство из них проводилось либо на моделях пространства, либо в помещениях, либо на приусадебных участках терри= торий реабилитационных центров. Однако мы считаем, что одним из факторов, стимулирующих развитие про= стран ственных репрезентаций, является расширение пространства, которое субъект включает в свою деятель= ность. Конструирование представлений о небольшом пространстве может существенно отличаться от создания представлений об обширных участках территорий. Про= странство города является оптимальным вариантом, поскольку его нельзя охватить одномоментно, даже исполь= зуя зрение, и, в тоже время, представления о нем форми= руются преимущественно на основе опыта перемещений и практической деятель

ности.

Полученные результаты согласовывались в целом с экс= периментами С.Кейзи [Casey, 1978] и противоречили результатам Дж.Райзера, Дж.Локмана, Г.Пика [Reiser, Lock= man, Pick, 1980]. Дисперсионный анализ показал значимые различия в точности оценок расстояний между группой зрячих и обеими группами слепых (F(2, 21)=6,9; p<0,05). Различия между группами слепых от рождения и поздно ослепших были незначимыми (F(1, 15)=2,76). В условиях пространства города ранний зрительный опыт (который есть у поздно ослепших) не давал преимущества в точности передачи пространственных отношений.

Надо отметить, что точного совпадения карт субъек= тивного представления и физического расположения объектов не было ни у одной из групп испытуемых. Карты субъективного представления поздно ослепших не являлись более точными, чем карты слепых от рождения. В некотором смысле они были даже хуже, поскольку испытывали на себе искажающие тенденции, характерные и для зрячих, и для слепых. Расстояния в хорошо изученных районах в картах поздно ослепших были значимо завышены. Множество ориентиров, на которые приходится опираться, передви= гаясь с тростью, растягивают реальное пространство. Оценки расстояний в малоизученных районах были значимо искажены. Слепые от рождения более уверенно оценивают расстояния в пространстве города, который они изучали, передвигаясь по нему с инструктором или с другими студен= тами. Однако их оценки имеют меньшую согласованность, чем оценки зрячих. Представление о пространстве города у них более фрагментарное.

В другом нашем эксперименте, проводившемся на тер= ритории Школы Восстановления Трудоспособности Слепых г.Бийска (Алтайский край), более подробно исследовалось влияние и взаимодействие зрительного и практического опыта освоения местности. В нем принимали участие зрячие и тотально (не имеющие светоощущения) слепые взрослые

(в группы входили как поздно ослепшие, так и слепые от рождения, различия между ними анализировались при сравнении индивидуальных результатов). Часть слепых и зрячих испытуемых имели длительный и профессиональ= ный опыт изучения тестового участка местности (препо= даватели Школы). Другая часть зрячих и слепых имели пятидневный опыт изучения этой местности (в первый раз приехавшие в Школу реабилитанты и их зрячие родствен= ники). Еще одна группа слепых имела двухмесячный опыт изучения местности (закончившие обучение реабилитанты). Испытуемые должны были оценить расстояния по пря= мой линии между 11 точками на территории Школы. Территория представляет собой ансамбль кирпичных

и деревянных построек с оборудованными спортивными площадками, местами отдыха, хорошим парком, располо= женными на огороженном участке, площадью приблизи= тельно 1,5 га. Дисперсионный анализ групповых различий показал, что фактор зрения не был существенным; значим был только фактор практического опыта (F(1,27)=11,5; p<0,05). Зрячие, имевшие пятидневный опыт освоения местности находились на том же уровне точности, что и сле= пые прошедшие двухмесячный курс обучения. Представле= ния слепых, имевших длительный и профессиональный опыт освоения местности, были даже точнее (хотя различия были незначимы), чем представления зрячих, имевших такой же опыт (см. рисунок 3.2).

Такие результаты показывают, что зрительный опыт не является определяющим фактором для точности передачи

< Назад | Дальше >