Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И. В. Блинникова "Роль зрительного опыта в развитии психических функций"

На первый взгляд мы далеко отошли от вопроса Молино: как природа ментальных представлений зависит от сенсор= ного опыта? Однако анализ социального, моторного, когни= тивного и речевого развития у детей с грубыми поражениями зрительного анализатора показывает, что в большинстве слу= чаев сложности психического развития, которые у них возни= кают, можно объяснить недостаточной сформированностью ментальных репрезентаций. Понимание значения сенсорного опыта для мысленных репрезентаций является одной из клю= чевых задач современной когнитивной психологии.

Природа «мысленных образов» уже довольно продол= жительное время обсуждается в когнитивной психологии. Понятие «мысленные образы» («mental images») подчеркивает нахождение перед «мысленным взором» (в плане сознания, но без реального объекта восприятия). «Образ» иногда используют как синоним понятия «репрезентация» (отраже= ние тем или иным способом некоторой информации), однако, в большинстве случаев его применяют, когда речь идет о фе= номенальном содержании сознания [Гостев, 1992], или специфическом кодировании информации, отличном от вер= бального [Петренко, 1983]. При обсуждении аналогичных феноменов Б.Ф.Ломов использовал понятие «вторичного образа» [Ломов, 1986].

Попытки найти «формат» для ментальных репрезентаций привели исследователей к неожиданному, но очень важному

противопоставлению. Спорный вопрос коротко можно сформулировать следующим образом: Зрительная или пространственная информация лежит в основе мысленных образов? С.Косслин считает: «...несомненно, что одни и те же механизмы используются как в зрительном восприятии, так и в зрительных образах...» [Kosslin, 1983]. Дж.Андерсон, напротив, утверждает, что «...образы не связаны со зритель= ной модальностью, но являются частью более общей системы представлений информации о пространстве и протяжен= ности» [Anderson, 1995, c. 95]. Приверженцы такого подхода рассматривают образ, скорее, как пространственный код или пространственную схему [Найссер, 1981]. Сторонники амодального характера мысленных образов предполагают либо его тесную связь с действиями субъекта и моторными схемами [Зинченко, 1983], либо существование некоторой пространственной матрицы, предвосхищающую любую переработку информации [Landau, Spelke, 1985].

Действительно, информация о пространстве и протяжен= ности формирует более общие системы представлений, чем зрительная информация. Она может быть получена через различные анализаторы [Pick, 1980], и передает некоторые фундаментальные свойства физического мира, без учета которых невозможны организация и контроль даже за элементарными движениями [Бернштейн, 1957]. Можно предположить, что пространственный опыт больше связан со схемой тела, локомоциями, с практическим освоением пространства, чем с той или иной модальной информацией. Однако сложность проблемы заключается в том, что именно зрение, по мнению многих исследователей, является ведущим пространственным анализатором у человека. Через зрительный анализатор поступает большая часть простран= ственной информации [Gibson, 1958]. Более того, он имеет собственную пространственную организацию, связанную с топономикой сетчатки [Митькин, Сергиенко, 1986; Cave et al, 1994]. Получить ответ на вопрос, — что лежит в основе пространственной организации мысленных репрезе

нтаций зрительный или пространственный опыт, достаточно

непросто. Для этого используются разные методические парадигмы.

3.1. Зрительный опыт в мысленных образах

Для экспериментального разрешения обозначенной дилеммы можно использовать несколько различных методи= ческих приемов. Один из таких приемов заключается в селективной интерференции. А.Бэддели и К.Либерман

[Baddely, Lieberman, 1980] просили испытуемых мысленно конструировать двумерный образ и затем вращать или трансформировать его одновременно с выполнением одной из двух интерферирующих задач. Первая интерферирующая задача была зрительной, но непространственной (выбор наиболее яркого из двух световых сигналов), вторая — пространственной, но незрительной (необходимо было изобразить движением руки траекторию источника непре= рывного звука). Было показано, что образная задача интер= ферирует с незрительной пространственной задачей и не ин= терферирует со зрительной непространственной задачей. Доказательством зрительной природы образов может служить обнаружение в них информации, присущей только зрительной модальности (например, цвет), или которую можно получить только с помощью зрения (например, сведения о размерах экзотических животных). Зрительную информацию в репрезентациях можно обнаружить также по присутствию в них перспективы. Передают ли мысленные образы перспективное расположение объектов, или в них содержи

тся более абстрактная информация о простран= ственных отношениях между элементами образа? Р.Шепард и Дж.Метцлер [см. Величковский, 1982] показали, что ис= пытуемые мысленно вращали объекты в трехмерном про= странстве так же быстро и точно, как в двухмерном. Испыту= емые С.Пинкера [Pinker, 1980] сканировали мысленные образы в трехмерных сценах одинаково быстро во всех трех измерениях; при этом время сканирования коррелиро= вало скорее с дистанцией между точками в трехмерном

пространстве, чем с ее двухмерной проекцией на плоскость. Однако существуют данные о том, что проективная инфор= мация не сохраняется в образах. Н.Керр и У.Найссер [Kerr, Neisser, 1983] показали, что мнемоническая эффективность образа при заучивании ассоциативных пар не уменьшается и в тех случаях, когда один член ассоциативной пары полностью скрыт за другим (или находится внутри другого). Р.Финкe и М.Шмидт [Finke, Schmidt, 1977] обнаружили в образах перцептивные послеэффекты линий разной ориентации, но не цвета. Эти данные подтверждают про= странственный взгляд на образы. С другой стороны, в рабо= тах С.М.Кослина неоднократно демонстрировалось, что ис= пытуемые легко воспроизводят информацию о форме и размерах тела животных, которые можно было бы опре=

делить только с помощью зрения [Kosslyn, 1975, 1977]. Наиболее часто используемой стратегией для иссле=

< Назад | Дальше >