Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

К.В.Карпинский "Психология жизненного пути личности"

Во-вторых, Адлер категорически не принимает механицизм, который приписывают человеческому поведению в психоанализе. Духу индивидуальной психологии претит, что объяснения человеческих поступков и судеб находят в причинно-следственном ряду событий. Причем события взрослой жизни фаталистически выводятся из событий раннего онтогенеза. В индивидуальной психологии опровергается так называемая «генетическая предпосылка»: предположение о том, что человеческая жизнь однозначно и неотвратимо предуготована событиями раннего детства. Главный «козырь» Адлера в борьбе с этими положениями – утверждение свободы и активности индивида, способного к пониманию движущих

сил своего поведения и их сознательному изменению. Если механицизму психоаналитического объяснения подходит модель каузальной детерминации поведения, то для индивидуальной психологии свойственна телеологическая модель. Телеологичность предполагает детерминацию человеческого поведения целями и смыслами. Эта модель предоставляет человеку шанс на саморегуляцию и самодетерминацию. При этом считается, что человек в своей жизни больше ориентирован на будущее, нежели на прошлое. «У каждого человека есть концепция цели или идеал, необходимый для того, чтобы добиваться больше того, что возможно для него в актуальной жизненной ситуации, преодолевать недостатки и трудности настоящего благодаря постулированию конкретной цели будущего. Имея эту конкретную цель или намерение, человек чувствует себя в состоянии преодолеть любые проблемы, так как в нем живет его будущий успех. Без ощущения цели деятельность индивида не имела бы никакого смысла» [2].

В-третьих, в индивидуальной психологии отчетливо проступает феноменологический подход. «Мы воспринимаем реальность только сквозь призму сообщенного ей смысла – не реальность как таковую, а нечто интерпретированное» [3, c. 15]. По мнению Адлера, индивид в своем жизненном поведении руководствуется не столько объективными фактами, сколько субъективными представлениями об окружающей действительности. Аналогичным образом дело обстоит в психической регуляции жизненного пути, в основе которой функционирует субъективная картина жизни. В свою очередь, субъективная картина жизненного пути производна от смысла жизни, который обусловливает восприятие, интерпретацию и компоновку биографических фактов. Субъективная картина жизни является фрагментом глобального психического образа – индивидуальной картины мира. Ключевая роль в формировании картины действительности принадлежит тому, что Адлер определил как смысл мира или «мнение». Смысл мира «лежит в основе картины мира человека и определяет его мышление, чу

вства, желания и действия» [106, c. 32]. Смысл мира, смысл жизни и производные от них частные смыслы, таким образом, опосредуют восприятие индивида и вносят в него момент пристрастности. Для обозначения апперцептирующей функции смыслов Адлер предлагает понятие

«схема апперцепции». Через схему апперцепции преломляется осмысление событий жизненного пути личности – те события, которые релевантны смыслу жизни, встраиваются в субъективную картину жизни, а нерелевантные события отфильтровываются. Наибольшее значение для формирования индивидуальной схемы

апперцепции имеет первое воспоминание о детстве, действующее наподобие смысловой установки. Адлер полагает, что все последующие воспоминания и планируемые события находятся в смысловой связи с первым эпизодом и являются его логическим продолжением. В любом случае человек «будет воспринимать различные ситуации не такими, какие они существуют в действительности, но согласно личной схеме апперцепции, – иными словами, он будет воспринимать ситуации сквозь призму предубеждений своих личных интересов» [2].

В-четвертых, в индивидуальной психологии личность полагается в качестве субъекта собственной жизни, а не марионетки «в руках» жизненных обстоятельств. «Бесполезно строить психологию только на основе движущих сил, не принимая во внимание творческую энергию ребенка, которая направляет эти силы, отливает их в определенную форму и снабжает достойной целью» [106, c. 177]. Наследственность, социальное окружение, травматический опыт детства – это факторы, которые влияют на жизненный путь человека, но не так фатально, как это преподносится Фрейдом. Согласно Адлеру, субъектность проявляется в творческой активности, при помощи которой личность сублимирует эти факторы в нужном ей направлении. Человек – это созидательное существо, которое использует наследственность, среду в качестве строительного материала своей жизни. Субъекту атрибутируется способность генерировать творческую энергию и направлять ее на решение жизненных задач, на формирование смысла и стиля жизни. В этой связи вместо понятия «субъект» Адлер часто

употребляет термин «креативное Я». В конечном счете только сам человек ответственен за свой стиль жизни и жизненный путь. Замечено, что способность к саморегуляции и самодетерминации увеличивается по ходу созревания «творческого Я». Так, формирование смысла и стиля жизни происходит в раннем детстве без участия сознания, то есть непроизвольно и неосознанно. Но это еще не значит, что в поведении взрослого просто оживают ранние переживания. Индивид взрослеет, развивается его самосознание, и с определенного этапа жизненного пути он начинает сознавать свои жизненные цели, вносить в них изменения. «Каждый человек приходит к конкретной цели преодоления трудностей с помощью творческой энергии, которая идентична его «Я» [106, c. 180]. Способность критически относиться к стилю и смыслу жизни равносильна контролю личности над своей судьбой. Широко известен афоризм, сформулированный создателем индивидуальной психологии: «Важно не то, откуда ты идешь, а куда». Этим подчеркивается способность личности переломить

детерминацию прошлого и делается акцент на свойство субъектности, выраженное в активном планировании будущего. В адлеровской концепции «творческого Я» отчетливо звучит тезис о том, что люди являются хозяевами собственной судьбы.

Перейдем теперь к освещению содержательных аспектов концепции смысла жизни в индивидуальной психологии. Прежде всего, необходимо отметить, что индивидуальная психология в теоретических и прикладных аспектах всегда развивалась как учение о смысле. По собственному признанию автора, она изначально была задумана как теория о смысле человеческой жизни и смысле мира, в котором человек живет [4]. Однако собственно концепция смысла жизни сложилась в индивидуальной психологии не сразу. Последователи и интерпретаторы индивидуальной психологии выделяют несколько этапов в эволюции воззрений Адлера на смысл. На первых порах индивидуальная психология определялась как учение о смысле человеческих действий и экспрессивных движений, а также о смысле органических дефектов и психической неполноценности [4]. В более поздний период своего научного творчества А. Адлер отошел от этой узкой трактовки, что было связано с поиском глобального смыслового образования, стоящего за многочисленными смыслами событий и поступков.

«Индивидуальная психология как наука развивалась из настойчивого стремления постичь таинственную творческую силу жизни, силу, которая воплощается в желании развития, борьбы, достижения, превосходства и даже компенсации поражения в одной сфере стремлением к успеху в другой. Эта сила телеологическая: она проявляется в устремленности к цели, в которой все телесные и душевные движения производятся во взаимодействии. Таким образом, абсурдно изучать телесные движения и ментальные состояния абстрактно, безотносительно к индивидууму как целому. Абсурден, к примеру, тот факт, что в судебной психологии больше внимания уделяется преступлению, чем преступнику, ведь важен именно он, и совершенно не имеет значения, как долго мы созерцаем преступные действия: невозможно понять их преступный характер до тех пор, пока они не предстанут в качестве эпизода в жизни конкретного лица. Внешне одинаковые действия могут быть преступными в одном случае и не являться преступлением – в другом. Очень важно понять инди

видуальный контекст – цель жизни человека, которая определяет направление всех его поступков и побуждений. Понимание цели жизни делает для нас возможным понимание скрытого смысла, лежащего в основе различных разрозненных действий, так как мы начинаем ви-

деть их частями единого целого. И наоборот, мы лучше проникаем в смысл целого, когда исследуем части, при условии, конечно, что мы видим их в качестве частей этого целого» [2].

Таким образом, с точки зрения Адлера, смысл жизни первичен по отношению ко всем частным смыслам (смыслам отдельных действий индивида и событий индивидуального жизненного пути). Понимание смысла жизни является ключом к пониманию целостного жизненного пути и дискретных поступков личности.

«Если смысл и значение, которые придаются жизни, найдены и поняты – у нас оказывается ключ ко всей личности» [3, с. 25–26]. В индивидуальной психологии смысл жизни рассматривается как интегративная основа личности.

Вместе с эволюцией общетеоретических положений индивидуальной психологии уточнялось содержание понятия «смысл жизни». Как уже отмечалось выше, сначала центральным объяснительным конструктом в индивидуальной психологии являлось понятие стиля жизни. Вспомогательным понятием служило понятие жизненных целей. Жизненные цели назывались в качестве психических образований, которые лежат в основе жизненного стиля и канализируют активность индивида в определенном направлении. На этом этапе развития своего учения Адлер не придавал сколько-нибудь серьезного значения понятию «смысл жизни» – оно изредка мелькало и вновь исчезало из текстов по индивидуальной психологии. При этом понятие смысла жизни часто фигурировало как синоним жизненной цели и растворялось в более широком понятии стиля жизни.

< Назад | Дальше >