Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

К.В.Карпинский "Психология жизненного пути личности"

щества [53, с. 300–301].

Несмотря на расплывчатость некоторых формулировок, этот список адекватно отражает феноменологию экзистенциальных проблем личности. Психотерапевт или психоконсультант должны реагировать на эти проблемы именно средствами экзистенциальной психотерапии.

Экзистенциальная психотерапия, таким образом, специализируется на решении духовных проблем человека. Эта специализация породила множество споров о необходимости экзистенциальной психотерапии, а также об ее отличиях от религиозной помощи верующим. Предмет для споров действительно имеется: компетенция религии, равно как и экзистенциального анализа, – это духовность и неврозы духовности. Но, во-первых, компетенция экзистенциального психотерапевта шире, чем у пастыря или духовника, поскольку не все духовные проблемы связаны с проблемой веры в Бога. Личная религия – это лишь одна из многих проблем, с которыми сталкивается экзистенциальная психотерапия. Во-вторых, как справедливо замечает В. Франкл в книге «Психотерапия и религия», «не следует валить в одну кучу религию и психотерапию, воздействия которых хотя и могут перекрываться, но цели их совершенно различны» [63, с. 267). В этой связи необходимо также стро-

го дифференцировать функции терапевта и священника. Целью психотерапии является исцеление невротических симптомов, общее выздоровление личности и формирование в ней способности быть субъектом жизни. Миссия священника – это спасение души через воспитание веры. Таким образом, цели экзистенциальной психотерапии и религии лежат в разных плоскостях, что составляет основное различие между ними. К священнику следует обращаться тогда, когда человек утратил веру, а к экзистенциальному психотерапевту тогда, когда утрата веры мешает жить, что проявляется в невротической симптоматике.

Не лишним представляется использование отдельных методов экзистенциальной психотерапии в работе с пациентами, не выказывающими специфической экзистенциальной симптоматики. Дело в том, что многие психологические проблемы имеют под собой глубинную экзистенциальную основу, но проявляются в поверхностных нарушениях поведения, самооценки, Я – концепции, эмоциональной сферы, межличностного взаимодействия и коммуникации. Например, экзистенциальная проблема бессмысленности жизни может быть тонко завуалирована разного рода социальными фобиями. В этом случае обойтись без применения специальных методов невозможно: можно снять внешние симптомы психологической проблемы, но ликвидировать порождающие ее причины не удастся. В этом случае не исключено возобновление психологической проблемы и ее объективация в еще более запутанных, изощренных, замаскированных формах.

Кроме того, в последнее время получает признание многоуровневая концепция психического здоровья личности, согласно которой можно выделить несколько уровней психической нормы и патологии. Уровни психической нормы распадаются на периферические и ядерные. Чаще всего подразделение уровней психического здоровья зависит от членения человеческого существования на отдельные модусы – биологический (человек как биологический индивид), социальный (человек как социальный индивид), личностно-духовный или экзистенциальный (человек как личность). Взаимообусловленность уровней обнаруживается в их восходящих и нисходящих влияниях.

Ролло Мэй и Кирк Шнейдер предлагают следующую структуру уровней психического здоровья человека: экзистенциальный, интерперсональный, психосексуальный, когнитивный, поведенческий, психофизиологический [103]. Экзистенциальный уровень полагается в качестве ядерного уровня психического здоровья. Со-

хранность здоровья на экзистенциальном уровне способствует сглаживанию нарушений более низкого порядка. Поучителен в этом плане пример некоторых пациентов В. Франкла, страдающих эндогенными (биологически обусловленными) депрессиями. Несмотря на отнимающую жизненные силы болезнь, они находили в себе оптимизм и мужество, если им предстояло реализовать какой-либо значимый смысл жизни [64]. В российской психологии гипотеза уровней психического здоровья успешно разрабатывается Б. С. Братусем [18]. С его точки зрения, можно обособить психофизиологическое, инструментально-исполнительское и личностно-смысловое измерение психической нормы. Психофизиологическое измерение психической нормы определяется сохранностью мозговых структур, нейрофизиологических и психофизиологических функций, которые составляют органический субстрат психического отражения. Инструментально-исполнительское измерение психологической нормы детерминировано исправностью психологических структур исполнительской регуляции поведения (спос

обностей, характера, ролевых структур, темперамента и пр.). Личностно-смысловое измерение психической нормы оценивается по содержанию смысловых образований, входящих в структуру личности и обеспечивающих функции побудительной регуляции поведения (мотивы, ценности, смыслы и др.). Дисфункция на одном из названных уровней приводит к системным нарушениям общей картины психического здоровья личности. С экзистенциальными проблемами человека ассоциировано расстройство собственно личностного уровня психической нормы. Специфические «болезни личности» Б. С. Братусь называет «духовными недугами», указывая на психологические затруднения в сфере смысла жизни, личной морали, индивидуального мировоззрения.

Уровневые концепции психического здоровья подводят нас к важному выводу, имеющему большое практическое значение: в основе обыденных психологических проблем человека нередко лежат серьезные экзистенциальные проблемы. В свете данного вывода очевидна роль экзистенциальной психотерапии в курсе психотерапевтической и психокоррекционной помощи человеку.

Некоторые эмпирические исследования верифицируют этот вывод на жизненном материале. Так, И. Ялом пропагандирует унифицированный подход в психотерапии. Он полагает, что существенное значение принадлежит не различиям психотерапевтических техник, а тому психологическому воздействию, которое оказывает каждая из них. Поэтому споры о методических различиях между

сторонниками разных школ психотерапии бесплодны и в большинстве своем беспочвенны. И. Ялом путем прямого опроса своих пациентов установил относительную значимость различных психотерапевтических факторов и в результате их факторного анализа вывел 11 базовых условий психотерапии. «С моей точки зрения, – пишет он, – терапевтический процесс естественным образом подразделяется на 11 первичных факторов:

1. Вселение надежды.

2. Универсальность переживаний.

3. Снабжение информацией.

4. Альтруизм.

5. Корригирующая рекапитуляция первичной семейной группы.

< Назад | Дальше >