Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

К.В.Карпинский "Психология жизненного пути личности"

ности трактуются как производные от ее реального взаимодействия с жизненными обстоятельствами.

3. В психологии жизненного пути, равно как и в экзистенциальной психологии, преодолевается разрыв между личностью как субъектом и ее жизнью как объектом.

4. В психологии жизненного пути и экзистенциальной психологии поднимаются и решаются схожие проблемы, но с различных методологических и теоретических позиций.

В заключение этого краткого очерка психологии экзистенции необходимо затронуть вопрос об экзистенциальной психотерапии. Отметим, что теоретические положения экзистенциальной психологии тесно смыкаются с заключениями, вынесенными из практической (клинической) деятельности их авторов. Поэтому экзистенциальная психология имеет корни отнюдь не в экзистенциальной философии, а терапевтической практике тех, кто пытался применить философские постулаты для лечения душевных болезней. Уже позднее экзистенциальную психотерапию стали определять как одно из наиболее влиятельных направлений психотерапевтической и психокоррекционной помощи, базирующееся на теоретических постулатах экзистенциальной философии и психологии.

Современная психотерапия комбинирует множество различных школ и направлений, между которыми существует четкое разделение труда, специализация. При этом действует правило: каждой проблеме – своя психотерапия. Поведенческие проблемы следует изживать при помощи поведенческой терапии, коммуникативные проблемы могут быть устранены при помощи группового социально-психологического тренинга, а к экзистенциальным проблемам следует подходить с позиций экзистенциальной психотерапии. Экзистенциальная психотерапия никоим образом не претендует на статус доминирующего и самого эффективного лечебного подхода к психологическим проблемам человека. Экзистенциальная психотерапия имеет строго ограниченный диапазон применения, в виду чего она скорее дополняет, чем исключает методы других школ и подходов психотерапии.

Однако в общей тенденции всегда наличествуют некоторых исключения. Таким исключением является экзистенциальная антипсихиатрия Рональда Лэнга. Это наиболее радикальная школа экзистенциального психоанализа, которая состоит в оппозиции всем традиционным взглядам в психиатрии и психотерапии. В экзистенциальной антипсихиатрии до предела заостряются положения экзистенциальной психологии о свободе, ответственности, индивидуаль-

ности каждого человека. С этой точки зрения психиатрическая интервенция или психотерапия являются скорее злом, чем благом для человека. Ведь они должны привести психические особенности человека к тому, что называют психической нормой, а значит усреднить, нивелировать его индивидуальность, отобрать у него свободу быть самим собой и сложить с него ответственность за свою судьбу. Получается, что психиатрия – это орудие насилия над человеком, которое учиняет государство в лице своих служащих – психиатров. В экзистенциальной антипсихиатрии до абсурда доводится интерпретация критериев психического здоровья и психической патологии. По мнению Рональда Лэнга, больны не те, кто содержится в клиниках, а общество, которое их туда поместило. Величайшим бичом современного общества является конформизм, в силу которого всякий человек, выпадающий из рамок социальных нормативов, клеймится и шельмуется как психически больной. Поэтому разделение людей на психически больных и психически здоровых зависит

от действующих социальных норм, то есть общество само порождает безумие и выбрасывает некоторых людей

«за борт» нормальной жизни.

Наиболее иллюстративна в этом плане шизофрения. С экзистенциальной точки зрения шизофрения рассматривается Лэнгом как психологическое проявление яркой индивидуальности человека. Индивидуальность шизофреника заключается в самобытности смыслов и внутренних значений, которыми он наделяет окружающий мир. Эти личностные смыслы грубо не соответствуют конвенциональным значениям общества. Возникновение шизоидного сознания, согласно Лэнгу, обусловлено столкновением индивидуальных личностных смыслов с системами общественных значений. Как результат, сознание личности оказывается расколотым на несколько автономных частей, что и составляет основной симптом шизофрении. Шизофреника надо не лечить, а понять и дать возможность самовыразиться. Этим по преимуществу и занимается экзистенциальная антипсихиатрия.

Заслугой Лэнга является то, что он вскрыл негативные стороны современной психиатрической и психотерапевтической практики. Но его собственный взгляд на психотерапию противоречивый хотя бы потому, что, отметая традиционные критерии нормы и патологии, он тут же предлагает свою трактовку болезни и здоровья личности. Кроме того, в концепции Рональда Лэнга научные положения и гипотезы смешиваются с политическими убеждениями автора, чего быть не должно. Рональда Лэнга можно критиковать в

той же логике, в которой он обрушивает свое недовольство на традиционную психотерапию. Если принять, что традиционная психотерапия является машиной политических репрессий к неугодным членам общества, то не является ли тогда экзистенциальная психотерапия средством революционной политической борьбы против общественного строя? Во всяком случае, цели психотерапии далеки от целей политической борьбы, поэтому необходимо определить разумные рамки экзистенциального подхода в современной психотерапии. Каковы же границы разумного применения экзистенциальной психотерапии?

Потребность в экзистенциальной психотерапии возникает тогда, когда пациент жалуется на духовные проблемы, на «недомогание» в экзистенциальной сфере. Чаще всего это проблемы, связанные с потерей смысла жизни, одиночеством, утратой веры в себя, боязнью обрести свободу или лишиться ее. Известный мыслитель Карл Юнг определяет их как «проблемы души нашего времени», ставя ударение на усиление экзистенциальной психопатологии в условиях современной жизни [75]. Часто с целью очертить круг экзистенциальных проблем вводят понятие «трагической триады человеческого существования». В эту триаду включают психологические проблемы отношения человека к смерти, к смыслу жизни и свободе. «Согласно экзистенциальному подходу, самая грандиозная борьба человеческого существа – это борьба с данностями, конечными проблемами бытия: смертью, изолированностью, свободой и бессмысленностью. Тревога порождается базовыми конфликтами в каждой из этих сфер: мы желаем продолжать быть и, тем не менее, осознаем неминуемую смерть; жа

ждем твердой почвы и структуры, а должны противостоять их отсутствию; каждый из нас желает контакта, защиты, хочет быть частью большего целого, а в жизни имеет дело с непреодолимой пропастью между собой и другими; мы – ищущие смысла существа, брошенные в бессмысленный мир» [78, с. 117]. Феноменология названных проблем выделяется в отдельный пласт психопатологической симптоматики не только экзистенциальными психотерапевтами, но также их предшественниками. Например, К. Юнг отмечает, что отсутствие смысла в жизни играет критическую роль в этиологии невроза. Он понимает невроз как страдание души, не находящей своего смысла. По наблюдениям Юнга, около трети случаев – это страдание личности не от какого-то клинически определенного невроза, а от бессмысленности и бесцельности собственной жизни [72].

Не сторонятся экзистенциальных проблем и представители гуманистической психологии. Патогенные (приводящие к болезни) формы экзистенциальных проблем личности систематизирует Абрахам Маслоу. Он исходит из того, что в человеке присутствуют высшие потребности, которые определяются как метапотребности. Это потребность в смысле жизни, в свободе и автономии, в самоактуализации, в уединении и т. д. Невроз как болезнь личности всегда случается из-за неудовлетворенности или принципиальной неудовлетворимости, а в некоторых случаях – изза конфликта значимых потребностей, мотивов и ценностей. Таким же образом дело обстоит с метапатологиями как особой разновидностью невроза духовности. «Веками они рассматривались скорее религиозными мыслителями, историками и философами в понятиях духовных или религиозных проблем, а не врачами, учеными или психологами в понятиях психиатрических, психологических или биологических «болезней», ущербностей или слабостей. В некоторой степени эта область совпадает и с социологически

ми и политическими расстройствами, «социальными патологиями» и т. п.» [53, с. 300]. Метапатология – это невроз, который происходит по причине фрустрации метапотребностей личности. «Депривация метапотребностей вызывает определенные виды патологий, большинство из которых до сих пор не были адекватно описаны, и я называю эти патологии метапатологиями. Из их числа, к примеру, угнетение духа, происходящее оттого, что человек вынужден жить в окружении неискренних людей и не в состоянии никому поверить» [52, с. 56]. Нарекания людей на проблемы в экзистенциальной сфере называются метажалобами. Интересно, что В. Франкл тоже называл духовные затруднения человека метаклиническими проблемами. Этим он подчеркивал несводимость экзистенциальных проблем к известной клинической симптоматике, намекая на их мировоззренческий характер

[63, c. 201]. Ниже дан список метапатологий, которые приводит

< Назад | Дальше >