Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А.М.Колышко "Психология самоотношения"

В психологической литературе описан целый ряд способов перцептивной защиты личностью самоотношения. Например, В.С.Мерлин указывает на такие способы повышения позитивного

самоотношения как выбор собственных позитивных свойств в ка­честве эталонов, по отношению к которым личность оценивает поведение окружающих; выбор низких критериев оценки других, когда «снисходительное» отношение к другим предполагает иден­тичное отношение и к самому себе [51]. Наиболее детально опи­сан механизм «когнитивного подтверждения аффективного отно­шения», который устраняет диссонанс в структуре самосознания. Е.Т.Соколова при изучении отношения личности к своей внешнос­ти выявила, что «когнитивное искажение» как бы «подстраивает­ся» под эмоциональную оценку, подтверждая ее. Например, если женщина считает себя достаточно «стройной» и «изящной» и до­вольна этим, то она воспринимает себя более тонкой, чем она есть, приближая себя, таким образом, к собственному идеалу внешнос­ти. В случае негативной оценки своей талии она воспринимает ее более широкой, чем она есть на самом деле, подтверждая эту оцен­ку. При этом чем более негативно испытуемая оценивает ширину своего тела, тем больше она его переоценивае

т, чем более пози­тивно – тем более недооценивает [75].

Избирательность в восприятии другого как способ перцеп­тивной защиты «Я» была достаточно глубоко исследована Т.Тис-сером и Дж.Кэмпбелом. Суть описанного ими способа защиты заключается в том, что человек селективно подходит к оценке успехов близких ему людей, и людей, с которыми он на далекой межличностной дистанции, а также к тому, в какой области -значимой или незначимой для него – существуют эти достиже­ния. Люди, согласно результатам проведенного исследования, позитивно оценивают успехи друзей, если те относятся к незна­чимым для субъекта сферам. Если же успехи относятся к зна­чимым сферам, то эти успехи оцениваются гораздо менее пози­тивно. Этот защитный механизм можно выразить следующими суждениями оценщика: «Пусть друзьям во всем сопутствует успех, однако, в сферах, значимых для меня, никак не больше, чем мне самому» [57, с. 80-81].

Проведенное нами исследование позволило выявить, что учи­теля с несформированным или конфликтным самоотношением вос­принимают педагогическую ситуацию более поверхностно, узко, исключительно лично или профессионально, что можно интерпре­тировать как специфическую форму защиты «Я» [30]. Защита по­зитивной установки в адрес «Я» в данном случае осуществляет­ся через усеченность, односторонность восприятия себя и учени­ка в контексте совместной деятельности.

Таким образом, интегративной характеристикой, которая наи­более целостно отражает специфику содержания защиты самоот­ношения, является ее индивидуальный стиль. Защита самоотно­шения теснейшим образом связана с различными сторонами лич­ностного бытия. Отношение личности к себе коррелирует с ее мотивационно-смысловой сферой, реализуется на уровне аутоком-муникации, социальной активности. Оно поддерживается с помо­щью целого ряда когнитивных стратегий: избирательности и сте­пени осознаваемости восприятия себя и другого и т.п. Функциони­рование защиты самоотношения обеспечивается за счет особенностей его строения. Важнейшим условием структурного обеспечения защиты самоотношения является разделенность в феноменологическом пространстве сознания индивида его оценоч­ной и эмоционально-ценностной подсистем, позитивных и негатив­ных переживаний в адрес «Я».

3.3. Защита самоотношения и становление личности

Защита отношения личности к себе теснейшим образом со­прикасается с процессами ее изменения. Психологическая помощь традиционно в качестве стратегической цели предполагает восста­новление утраченного чувства личностной ценности, отказ от зак­рытых, защитных стратегий «Я». Последние процессы, по мнению большинства представителей различных направлений в психоте­рапии и психоконсультирования, затрудняют утверждение челове­ком своей индивидуальности через конструктивное социальное по­ведение. Преодоление защиты самоотношения традиционно рас­сматривается как способствующее прогрессивному развитию личности, его гармонизации на основе новообразовавшихся смыс­лов «Я». Вместе с тем, необходимо отметить, что препятствуя са­моизменению, самореализации личности, защита самоотношения одновременно «оберегает» ее от деструктивных тенденций само­разрушения, потери самоидентичности.

В психологической литературе самоотношению традиционно приписываются две прямо противоположные функции: функция адекватного выражения смысла «Я» [57] и эго-защитная функ­ция, которая направлена на поддержание самоуважения и стабиль­ного образа «Я», даже ценой искажения восприятия себя и дру­гих [32]; функция порождения новых смыслов «Я» [36], получе­ние адекватной информации о себе [32] и одновременно с этим -

защитная функция или функция консервации, поддержания ста­бильности «образа Я», оберегающая субъекта от неприятных переживаний по поводу возможного понижения общего уровня субъектности. Если многие исследователи вкладывают в поня­тие «самоотношение» достаточно сходное содержание, в чем не приходится сомневаться, то получается, что психическая приро­да самоотношения инициирует два противоположных процесса: переосмысление «Я» и его консервацию. При этом преобладание защитной функции самоотношения указывает на снижение регу­лятивной способности личности [36].

Как изменению самоотношения, так и уходу в защитные фор­мы его консервации сопутствуют одни и те же состояния личнос­ти, связанные с ее негативными или конфликтными переживания­ми, сигнализирующими об угрозе целостности «Я», самотожде­ственности. Неудовлетворенность собой может выступать источником, побудительной силой самосовершенствования. Вмес­те с тем, она же может способствовать формированию эмоцио­нальных барьеров, которые блокируют восприятие внешних воз­действий, ведут к искажению и игнорированию опыта [26]. Чув­ство вины, с одной стороны, требует изменения в себе тех качеств (робость, ленность, беспомощность...), которые являются прегра­дой самореализации, что является первым шагом к самоизмене­нию, с другой – выступает основанием защитного приписывания внешнего локуса причин неэффективности «Я».

Начиная с работ У.Джемса, основным источником как раз­вития, так и консервации «Я» традиционно рассматривается не­удовлетворенность человека результатами собственной деятель­ности или общения [24; 63]. Переживание неудачи чаще всего активизирует усилия человека по достижению поставленных перед собой целей, реализации жизненно важных ценностей, яв­ляется одним из важнейших источников самосовершенствова­ния. Вместе с тем, возможны случаи, когда неудачи в деятель­ности или общении перерастают в устойчивое чувства само­уничижения, которое преследует человека во всех его жизненных начинаниях. При умножении неудач это чувство, как правило, усугубляется, перерастает в комплекс неполноценности и про­низывает отношение человека к себе в целом как личности. Человек фиксируется на болезненных для себя эмоциональных переживаниях реальных, а чаще всего вымышленных недостат­ках: физической слабости, неприятной внешности, недостатке образования, тугодумности и т.д.

Показательным является тот факт, что долгое время в кли­нической психологии значительная дистанция между реальным и идеальным «Я» интерпретировалась как показатель понижения самоуважения, как тревожный симптом, признак дезадаптации личности (К.Роджерс, К.Хорни). Вместе с тем, ряд исследова­ний позволили выявить, что между реальным и идеальным «Я» существуют более сложные отношения [102; 105; 106]. Данное расхождение чаще всего отражает нормальный процесс развития личности, причем у более творческих, интеллектуально и морально развитых людей оно значительно больше, чем у остальных. Мно­жественность и неоднозначность «Я» является необходимым ус­ловием становления личности. Чем выше уровень требований, предъявляемых личностью к себе, тем острее ее неудовлетво­ренность собой, которая, однако, отражает не пониженное само­уважение и уровень притязаний, а повышенную потребность в самоосуществлении [35; 50].

Между переживанием негативных эмоций к себе как факто­ром развития и консервацией «Я» имеется фундаментальная раз­ница. Пониженное самоуважение невротика – это мотив и одно­временно самооправдание ухода из деятельности, тогда как само­критика творческой личности – стимул к самосовершенствованию и преодолению новых рубежей [35]. Отсюда вытекает ключевая проблема в изучении защиты самоотношения – выявление тех фак­торов, которые способствуют преодолению, чаще всего неосозна­ваемого, доминирующего стремления человека к защите налич­ных установок в адрес «Я», определяют выбор им пути конструк­тивного самоизменения.

В психологии выявлено значительное количество таких фак­торов, однако отсутствует объединяющая их общепринятая теоре­тическая модель. Так, в проблемной, конфликтной для себя ситуа­ции позитивное отношение к себе сохраняют, как правило, те люди, которые помимо ожидаемого внешнего вознаграждения, способны создать внутренние стимулы в отношении результатов совершае­мой деятельности [53]. К.Роджерс отмечает, что базовым усло­вием проявления гибкости личности в оценке себя как субъекта межличностных отношений является его безусловное принятие себя как личности. Именно безусловное принятие себя является осно­вой полноценно функционирующей личности, ее открытости внут­ренним переживаниям. Оно обеспечивает возможность восприя­тия человеком себя и других без искажений и отрицаний, взаимо­действия с другими без защит, в то время как условное принятие

себя обусловливает неустойчивость самоотношения, его зависи­мость от оценок других людей. Именно условность самовосприя­тия способствует активизации механизмов защиты «Я» [65]. С.Ю.­Степанов указывает на рефлексивную культуру личности как ус­ловие ее саморазвития [80]. Можно предположить, что предпочтение личностью защиты «Я» обусловлено характером взаимосвязи между когнитивным и аффективным компонентами самосознания [60; 91].

Достаточно детально изучен такой фактор опосредования «беззащитного» функционирования личности как ее когнитивный стиль. Одной из важнейших характеристик этого стиля является когнитивная дифференцированность: способность отвлечения от интерферирующих, в частности, эмоционально – значимых при­знаков; широта и адекватность признаков, выделяемых при са­мовосприятии объекта; степень аффективно-когнитивной расчле­ненности. Установлено, что высокий уровень когнитивной диффе-ренцированности «Я-концепции» является одним из важнейших условий блокирования механизмов защиты самоотношения [75]. Так, для больных неврозом с низким уровнем когнитивной диф-ференцированности характерен достаточно широкий репертуар защиты самоотношения: усиление воспринимаемого несходства «Я» с «не-Я» вплоть до поляризации «Я» и «не-Я»; аутоинфанти-лизация и аутоинвалидация; сверхидеализация или дискредитация «не-Я»; прямое приписывание «Я» позитивных качеств; превра­щение недостатков в добродетель; самоутверждение с помощью опоры на рациональ

ную, жестко регламентированную программу жизни и здравый смысл, образование слепых пятен в самовосп­риятии. Такие больные, как правило, тяготеют к использованию более аффективно-насыщенных стилей защиты субъективно вы­годного для себя самоотношения.

Невротики с высоким уровнем психологической дифференци-рованности предпочитают более рациональные, когнитивный спо­собы защиты сложившегося отношения к себе. Суть такой защи­ты заключается в том, что для нейтрализации или смягчения эмо­циональной значимости событий, которые могут угрожать позитивному самоотношению, пациенты прибегают к «объектив­ным», «логическим», «научным» доводам [75].

Итак, защитные процессы самоотношения теснейшим обра­зом переплетаются с процессами личностного роста, саморазви­тия. Обоим процессам сопутствуют одни и те же состояния лич­ности: внутренняя конфликтность, негативные переживания в ад-

< Назад | Дальше >