Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А.М.Колышко "Психология самоотношения"

Подсистемам самоотношения присуща своя, относительно независимая друг от друга, логика формирования. Например, са­моотношение подростков развивается гетерохронно. Данный про­цесс более выражен по параметру оценочного, чем эмоционально­го самоотношения. Уважение подростком себя как личности (оце­ночное самоотношение) становится менее зависимым от родительских оценок, чем аутосимпатия (эмоциональное самоот­ношение). Основания его формирования начинают перемещаться из сферы взаимоотношений с родителями в сферу контактов со сверстниками, сферу успешности собственной деятельности и овла-

дения своим поведением, в то время как эмоциональное благопо­лучие в семье по-прежнему продолжает превалирующе влиять на характер его эмоционального отношения к себе [85].

Формирование оценочного самоотношения осуществляется на интерсубъективном уровне оценки в виде операций социального сравнения, или сравнения с выработанными в обществе нормами и эталонами. «Я – хороший» в этом случае идентично «Я лучше, чем другие». Данная подсистема отношения к себе строится на оценке собственной эффективности в достижении поставленных целей, на сравнении собственных достижений с социальными стандартами, успехами и оценками других людей [57; 75; 108]. В конечном итоге она отражает субъект – субъектные отношения превосходства и предпочтения, а также тесно связана с лишенными смыслообра-зующей функции «мотивами-стимулами» (А.Н.Леонтьев), и с та­кими характеристиками личности как устойчивость к стрессу, уро­вень принятия социальных норм, высокий самоконтроль, акцентуа­ция характера [29; 57; 75].

Будучи производным, по крайней мере, из трех источников -самоэффективности, мнения окружающих людей и самооценки до­стижений личностно значимых целей, оценочное самоотношение открыто для «самонаблюдения», пронизано «социально желатель­ными» характеристиками: успешностью в деятельности, достиже­нием поставленных перед собой целей, статусным положением личности. Последние характеристики обусловливают зависимость оценочного самоотношения от актуального жизненного опыта, его высокую подверженность трансформации, «легкость» поддержа­ния на относительно устойчивом позитивном уровне. Е.Т.Соколова в этой связи пишет, что «можно сохранить высокий уровень само­уважения потерпев неудачу, например, в налаживании деловых кон­тактов, зато взяв реванш, доказав свою высокую профессиональ­ную компетентность. Гораздо труднее продолжать считать себя хорошим, порядочным человеком, предав друга, зато проявив за­боту о своих престарелых родителях» [75, с. 119-120]. Для поддер­жания оценочных отношений к себе на высоком позитивном

уров­не личностью чаще всего используются рациональные защитные механизмы, например, дискредитация другого [76].

Организация модальностей оценочного самоотношения в еди­ную систему осуществляется в соответствии с принципом «психо­логической центральности»: во-первых, по степени их отчетливос­ти в сознании, во-вторых, по их важности, в-третьих, в соответ­ствии с их последовательностью и логической согласованностью друге другом [109].

В основании эмоционально-ценностной подсистемы самоот­ношения лежит жизненный опыт эмоциональных отношений со зна­чимыми людьми, прежде всего с родителями. Она является не столько оценкой, сколько стилем отношения к себе, общей жизнен­ной установкой, формирующейся в процессе становления личности [108; 112]. Эта подсистема формируется на интрасубъективном уровне оценки в рамках сопоставления «Я-Я» и отражает степень соответствия личностных качеств тем требованиям, которые предъявляет к себе оценивающий. В этом случае оценка себя осу­ществляется по принципу «нравится – не нравится», а «Я хороший», идентично «Я лучше себя самого». Эмоциональное самоотноше­ние принципиально не имеет внешних по отношению к личности оценочных оснований и мало зависит от ее реальных успехов и не­удач. В этой связи бессмысленно ставить вопрос об его адекват­ности, так как в эмоциональном самоотношении отсутствуют вне­шние оценочные основания [57; 72; 75; 111].

Эмоционально-ценностная составляющая самоотношения бо­лее «закрыта», индивидуализирована, зависима от субъективных критериев оценки, и в результате этого является достаточно ста­бильным личностным образованием, относительно мало подвер­женным влиянию актуального, текущего опыта. Она выражает обобщенную, неискаженную оценку личностью своего «Я» как ус­ловия самореализации и тесно связано с ее смыслообразующими мотивами. Источник устойчивости эмоционального самоотноше­ния к негативному опыту обнаруживается в его производности от так называемой «безусловной материнской любви» (Э.Фромм, К.Роджерс), любви «ни за что» и даже «вопреки», и именно от это­го стойкой и мало зависящей от жизненных неудач.

Эмоциональный компонент является инвариантным, неизмен­но присутствующим в структуре самоотношения достаточно неза­висимо от характеро-типологических свойств субъекта [29; 75]. Его поддержание на высоком позитивном уровне чаще всего осу­ществляется за счет активной самоподачи и самоприукрашива­ния, исключения из образа «Я» черт, которые могут вызвать даже тень самонепривлекательности [76]. В основании интеграции ком­понентов эмоционального самоотношения в единую систему ле­жит принцип «смысловой интеграции» [57]. Иерархия модальнос­тей эмоционально-ценностного самоотношения задается их лично­стным смыслом в отношении мотивов самореализации.

Каждой из подсистем самоотношения присуще свое особое место в системе саморегуляции личности. В психологии традици-

онно выделяются две принципиально разные потребности челове­ка: потребность в самоуважении и потребность в эмоциональном принятии. Названные потребности рассматриваются как интерио-ризированные паттерны двух разных типов родительской любви: отцовской и материнской (Э.Фромм). Потребности личности в са­моуважении и эмоциональном самопринятии принципиально по-раз­ному обнаруживают свое выражение в самовосприятии, восприя­тии других людей, в ее межличностных установках.

В современной психологии накоплен богатый эмпирический материал, указывающий на устойчивое влияние самоотношения личности на ее самовосприятие и восприятие других людей, на ее поведение. Вместе с тем, специфика этого влияния с учетом стро­ения самоотношения практически не исследована.

В области изучения детерминации самовосприятия личности составляющими ее отношения к себе редкое исключение состав­ляет работа Е.Т.Соколовой. Ею установлено, что оценочное само­отношение личности обусловливает средний уровень искажения восприятия ширины собственного тела: чем более адекватно оце­ночное самоотношение, тем меньше искажение восприятия лично­стью ширины своего тела. В то время как удовлетворенность соб­ственными телесными качествами с учетом их субъективной зна­чимости обусловливают величину и направление искажения относительно этого уровня [75].

Проведенное нами исследование позволило выявить специфи­ку влияния подсистем самоотношения учителя на восприятие им педагогической ситуации. Обнаружено, что для педагогов с прева­лированием оценочного самоотношения (оценочный тип самоот­ношения) характерен «формальный способ восприятия» [84] педа­гогической ситуации, пассивность к отражаемой реальности, сте­реотипность ее отображения. Специфика восприятия в данном случае заключается в отображении только внешнего, конвенцио­нального плана ситуации, что не раскрывает личностный смысл отображаемого. Рассуждениям педагогов с «оценочным типом самоотношения» (А.М.Колышко) по поводу анализируемого содер­жания свойствен образно-метафорический характер. Их личная и профессиональная сферы бытия практически изолированы друг от друга, а собственная позиция чаще всего отождествлена со ста­тусной. Например, учитель с оценочным типом самоотношения может быть дома сверхлиберальной мамой, а в школе суперавто­ритарным преподавателем. Данный тип взаимодействия между личным и пр

офессиональным модусами бытия в психологической

литературе обозначается как «альтернативный» [41]. Анализ пе­дагогической ситуации такими учителями отсутствует, он заменен оцениванием. Их высказываниям по отношению к себе и учени­кам часто свойственна безаппеляционность. Особенностью их ин­терпретации педагогической ситуации является использование боль­шого количества педагогических категорий. Их планирование вне­ситуативно и подчинено общим требованиям, предъявляемым к педагогической деятельности в целом [30].

Восприятию педагогической ситуации учителей с доминиро­ванием эмоционально-ценностной подсистемы самоотношения свойствен смысловой характер: активность отношения к воспри­нимаемому, оригинальность формируемого субъективного образа педагогической ситуации. Рефлексия ими педагогической ситуа­ции заключается в отображении ее внутреннего плана, раскрытии личностного смысла данного события. Для таких педагогов свой­ствен категориальный анализ событий. Параметры рефлексируе-мого ими материала жестко очерчены границами образа. Даются четкие классификации: «конфликт», «особенности подросткового возраста» и т.д. Для таких педагогов характерно смысловое раз­личение личной и профессиональной сферы бытия: «различенный тип» [41]. Их анализ воспринимаемой ситуации предваряет оцени­вание. При рассмотрении педагогической ситуации учителя с «эмо­циональным типом самоотношения» (А.М.Колышко) часто апел­лируют к своему жизненному опыту. При ее интерпретации возни­кает психическая реальность, выделяются те или иные характеристик

и личности учителя и ученика, их позиции как дей­ствующих субъектов осмысливаются в категориях интересов и целей. Учащиеся ими часто рассматриваются как взрослые. Ум­ственные действия данных педагогов подчинены целостному пла­нированию, а логика их умственных шагов подчинена общей стра­тегической цели [30].

Оценочная и эмоционально-ценностная подсистемы отноше­ния личности к себе различным образом представлены в ее меж­личностных установках. Например, оценочное самоотношение учителя тесно связанно с его доброжелательностью-агрессивно­стью во взаимодействии с учениками, в то время как эмоцио­нальное – с доминированием-подчинением [30]. У подростка оце­ночная подсистема отношения к себе тесно связана с его склон­ностью публично выражать свое мнение, исследовательским поведением в неопределенных ситуациях, то эмоционально-цен­ностная подсистема связана не столько с его социальной актив-

ностью, сколько с переживанием личностного благополучия в рам­ках данной активности [85].

< Назад | Дальше >