Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Семира "Психология религий"

Отражая единые законы психической деятельности человека, религии были сходны с самого начала. Мы видим это сходство в древних мифах, подобных на разных концах Земли, в культурах, исторически никогда между собой не соприкасавшихся. Сложнее увидеть общие черты в новых религиях, возникших 500 лет до н.э. и позже: поскольку они уже оформлялись в лоне цивилизаций, жестко закрепившихся на своей территории и имевших характерные местные особенности и проблемы. Например, борьба буддизма с кастовой системой Индии или проблема создания собственного государства у иудеев наложили на их религии несомненный отпечаток. Религия всегда была неотделима от мировоззрения и общественной философии.

Тем не менее, религия — явление наднациональное. И мы видим, что сходная историческая ситуация и в новые времена побуждает людей реагировать на неё изнутри аналогичным образом, хотя бы внешне это называлось по-разному. Так, историк А.Тойнби говорит об общей тенденции к отшельничеству в период упадка цивилизаций: "В распадающемся эллинистическом обществе стоики выбирали состояние "неуязвимости" (апатия). Эпикурейцы удалялись в состояние "невозмутимости" (атараксия). Распадающийся индский мир побуждал буддистов входить в состояние "неизменности" (асамскрата) или " неподвижности" (нирвана), где нет ни ветра, ни огня."[64]

Конечно, нам ныне сложно сопоставить ощущения и ментальный настрой буддиста и стоика на рубеже эр. — Да это и не нужно, поскольку современный взгляд на вещи дает право каждой личности на субъективное понимание нирваны. Сегодня каждый волен представить по-своему земной рай и жизнь после смерти, своё земное будущее и перспективы всего человечества. Наше размежевание в таких вопросах уже почти дошло до предела, предоставив во владение каждой личности её уникальную Вселенную. В собственном внутреннем мире мы можем сражаться с силами зла или начисто отрицать существование Дьявола, по-буддийски считать всякое "я" иллюзией или по-конфуциански стремится сделать его лучше, мы выбираем сами. Но именно поэтому сегодня, в свободе видеть и чувствовать то, что хочет душа, внутренний опыт становится сопоставим. Формируется, а точнее выявляется то единство стремлений человечества, которое когда-то создало мировые религии. Пока о можно говорить лишь о деталях этот единства: этот процесс незавершён.

Мы видим, что время подводит нас к переплетению разных религиозных взглядов на материальной по-козероговски основе: на основе древних и современных представлений о физическом устройстве мира. В этот фундамент нового материально-полноценного представления о мире и душе, которое быть может сложно назвать религией, но всё же можно назвать верой, ложится образ единого пространства-времени Эйнштейна, отбрасывающий нас к древнеиндийской или иудейской философии; образ спиралевидного развития мира во времени, внесённый в умы Марксом и Энгельсом и обращающий нас к древним мифам; идеи Фрейда, справедливо видевшего психическую основу взаимоотношений людей в полярности, проявляемой полами, на которой большой акцент делало христианство,— и другие взгляды, касающиеся разных граней бытия, приоритетные в своих областях и принимаемые всеми. Груз материалистических воззрений прессует алмаз новой веры — веры в единый разум, наделяющий смыслом мёртвую материю, органическую жизнь и судьбу человека.

Мы верим в эти взгляды, обозначая их именами их апологетов, и это ещё одна черта Козерога, ценящего индивидуальность, чтобы возложить на неё бремя ответственности. Мы празднуем дни рождения великих людей и дни смерти выдающихся современников — и наш современный козерожий пиетет к умершим имеет духовный резонанс не меньший, чем возврат к религиозным праздникам. (А те, если не приобретают присущий Козерогу индивидуально-мистический акцент, то несут помпезный смысл сатурнианского изучения национальной культуры или просто народного повода к застолью — хотя пока далеки до всеобщего духовного действа.)

Попытки новых религиозных учений изложены в энциклопедии "Мистики XX века", где говорится о них: "Все эти пути и концепции не живут разрозненно, напротив, встречаясь, они создают специфическое силовое поле, в котором мыслит сегодня писатель, философ, художник, искатель истины. Это силовое поле, вместе с другими, является важным компонентом современной духовной жизни."[65] Характерно, что современные учения все чаще не являют готовой истины, а призваны стимулировать самостоятельные искания своих последователей. Это общечеловеческое силовое поле мышления сегодня способно заменить собой религиозный институт, и именно из него люди черпают свою веру. Это уже черта эры Водолея, объединяющей людей непосредственно творческим процессом мышления в большей мере, чем готовыми идеями. И можно обратить внимание на то, что слово "религиозность" в XX веке утратило свою возвышенность и его уже прочно сменило более широкое слово "духовность": духовный человек не обязательно религиозен — и это самое яркое проявление свободы совести.

Добираясь до материальной сути ритуалов и процессов, происходящих в человеческой душе, Козерог и Водолей выявляют внутреннее сродство религий: физические законы восприятия и деятельности души, отражающей разные культурные традиции, должны совпасть. Возникнет ли новая, единая мировая религия, вобравшая в себя прежние? Вероятно, правомернее говорить о синтезе науки и религии, точнее, о возвращении единства рационального и психического осмысления мира. О возвращении духовности науке — и о манифестации ясному разуму религиозных таинств. У каждой религии свой акцент — и теряя его, мы теряем и то наиболее ценное зерно, которое есть в каждой вере и которое служит развитию наших чувств в определенном направлении. Как соединить иудаистическую божественность нашего "я": "я", в котором на полном серьёзе разыгрывается христианский миф со всеми его участниками — и отрицание всякой реальности эго в буддизме? Только внутренним пониманием, о чём идёт речь. Синтез самих религий возможен лишь как расстановка разных акцентов, но не как единый универсальный путь. Навязать миру единую идеологию было бы шагом назад для современного времени, в котором каждый должен решать за себя.

Психология характера предрасполагает человека к мировоззрению определенного типа. Поэтому человеку, родившемуся под активным знаком Овна (или тому, у кого в личном гороскопе акцентирован архетип Марса), легче всего понять высшие моменты жизни через активную позицию христианства. Или через деятельную позицию католичества (которая к нам сейчас обычно приходит в образе бодрых проповедников его новых течений, несколько наивных в простоте своего практического подхода).

< Назад | Дальше >