Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Семира "Психология религий"

ИДЕЯ ПРЕОБРАЖЕНИЯ

Христианство наследует от иудаизма весеннюю идею трансформации — принятия страдания, но как религия кардинального знака в своей основе полагается на личный путь. Чтобы сделать этот путь универсальным, она закрепляет его исторической правдой жизненного факта. В отличие от большинства других религий, опора христианства — не в эпически-мифологической традиции, но в личном примере Христа. Образ совершенной личности мирового значения мы находим ещё лишь в буддизме, религии Рака — тоже кардинального знака первой, светлой половины года, богатой природной энергией. Но образ Будды более всеобщ и размыт (Будда есть в каждом), по сравнению с личностью Христа, об уникальной божественности которого свидетельствует непорочное зачатие (хотя в своей основе оно имеет близнецовский миф рождения от бога, и даже сам образ Христа как пастыря перекликается с образом греческого Гермеса).

Личный пример — это именно то, что требуется для искренней веры знаку Овна, психотипу атеистической ориентации, который всегда полагается на своё "я" и которого убеждает лишь правда жизни. Когда Кришна призывает Арджуну убивать врагов — или когда иудей страдает во славу Бога — земные события не являются окончательной реальностью: сквозь них проступает таинственный подплан, где обнаруживается другая жизнь, которая и является настоящей. Христианство же, теряя идею перевоплощений и вмешательства Бога в земные дела за ненужностью, ставит акцент на том, что всё, что происходит, происходит именно здесь и на самом деле, единожды и окончательно. В этом смысле оно является самой искренней и самой серьёзной религией: отражая черты Овна и идеал личности следующего кардинального знака Козерога.

Как и буддизм, христианство отвергает внешние проявления этого мира (которые — весной и летом — берут на себя слишком много внимания и которые начинает ценить лишь "осенний" даосизм), чтобы обратиться к внутренней истине человеческого сознания. Но подобно тому, как Рак является знаком зачатия для Овна, христианство, по времени возникшее на 500 лет позже буддизма, исторически делает следующий логический шаг в развитии сознания. Оно меняет свободу непривязанности и покоя (свободу от мира) на свободу воли и действия (свободу в мире). Буддизм преодолевает страдание бытия, чтобы постичь настоящее, христианство принимает его ради будущего.

Всё подлежит преображению, может и должно быть трансформируемо — и для христианина нет в мире ничего нечистого (ни пищи, ни ситуации, ни тех людей, от которых он вправе был бы отвернуться — тем самым оно отвергает ритуальность более старых религий: можно вспомнить нарушение Христом субботы). "Ничто, извне входящее в человека не может осквернить его...Исходящее из человека оскверняет человека." (Марк 7,18-19)

В отличие от буддизма, христианство проецирует обретаемую свободу не только на внутреннюю реальность души, но и на внешние события, делая человека полностью ответственным за свои поступки, как и за судьбу других. "Всё покорно человеку ради того, чтобы он был покорен Богу,"— говорит Августин. И это — ещё одна марсианская черта религии возрождения: серьёзность судьбы Сатурна даёт силу личной активности Марса, который в Козероге экзальтируется. Но христианская свобода сражаться постольку не представляет опасности миру, поскольку серьёзность христианства подводит нас к сатурнианскому пониманию ценности каждой отдельной человеческой жизни и личности. Этого понимания часто не хватает воинственному знаку Овна. И потому ранние христианские философы называют человека венцом творения, а у Оригена или Григория Нисского мы находим утверждение о том, что мир создан ради человека. Это — упрощение идеи иудаизма о непостижимом Божьем замысле, но оно необходимо возникает в религии, цель которой — тайное сделать явным.

Христианство также упрощает и "проясняет" понятие недоступного Бога, устами своего апологета Юстина утверждая, что оно непосредственно заложено в человеке, поскольку без Бога мир лишён смысла и случаен. Начиная с апостола Павла, понятие Бога в христианстве сливается с совестью, и обычно именно в таком виде присутствует в душе человека, родившегося под знаком Овна. Как и в культуре России, имеющей кроме водолейской овенскую компоненту, характер которой можно постичь через любимый нашим народом активный красный цвет: слово "красный" родственно слову "красивый".

< Назад | Дальше >