Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Л.Я. Гозман "Психология эмоциональных отношении"

На наш взгляд, в случае супружеских отношений предметами совместной деятельности могут быть воспитание детей и, при создании благоприятных установок на дом, семейный очаг и т. д., домашнее хозяйство, ведущееся уже не в силу экономической необходимости, а для удовлетворения разнообразных психологических потребностей — от потребности в безопасности до эстетических. Однако оптимальным вариантом представляется тот, когда предметом совместной деятельности членов пары будут выступать они сами — обеспечение благополучия и личностного роста каждого из них.

* • *

Итак, сам факт длительного взаимодействия не может служить доказательством сохранения эмоциональных отношений в паре — общение может поддержи-

4 Включение в совместную деятельность для налаживания и стабилизации эмоциональных отношений широко используется в педагогике. Например, во Всероссийском пионерском лагере »Орленок», куда приезжают в основном незнакомые друг с другом ребята, они в первые же дни пребывания в лагере получают массу значимых для них заданий, выполнение которых требует совместной работы. Так, фактическое знакомство в некоторых отрядах осуществляется после подъема на гору по крутому склону. Подъем осуществляется парами, мальчиков «назначают» ответственными за безопасность их спутниц. Опыт показывает, что в результате резко снижается неизбежно возникающая вначале напряженность в отношениях между мужской и женской половинами отряда.

150

ваться за счет иных, не эмоциональных параметров. Мы выделили три группы факторов, стабилизирующих собственно эмоциональные отношения: адекватная организация взаимодействия, наличие у партнеров определенных личностных свойств и включенность их в совместную деятельность. Обратимся теперь к закономерностям и последствиям распада эмоциональных отношений.

§ 2. Закономерности распада эмоциональных отношений

Распад эмоциональных отношений является для человека исключительно тяжелым переживанием и оказывает серьезное деструктивное воздействие на его психическое и соматическое состояние. Так, дети, разлученные, даже временно, с матерью или считающие, хотя бы и ошибочно, что они лишились ее любви, хуже развиваются, чаще находятся в депрессивном состоянии, становятся более агрессивными в общении со сверстниками и т. д. [36, 92]. Это проявляется, например, в известном синдроме госпитализации — ухудшении общего состояния ребенка в детском учреждении, большей подверженности его в период нахождения там различным заболеваниям и более длительных "сроках выздоровления. Было показано, что даже процент летальных исходов в детских клиниках зависит прежде всего от поддержания отношений ребенка с матерью (обзор данных о влиянии нарушения эмоциональных отношений на ребенка приводится в работе А. Монтегю [176]).

Достаточно серьезные последствия имеет хроническое нарушение эмоциональных отношений и для взрослых людей. Как считают Б. Блюм, С. Ашер и С. Уайт [117], «не вызывает сомнения связь между дезорганизацией отношений в семье, с одной стороны, и психическими и эмоциональными расстройствами, с другой» [117]. Развод является фактором риска для алкоголизма, суицида, автомобильных катастроф. Среди одиноких американских мужчин в возрасте старше 65 лет, по сравнению с их семейными сверстниками, в два раза выше смертность от рака легких и желудка, в 10 — от туберкулеза, в 7 — от цирроза печени. Во всех возрастах смертность от инфаркта значимо выше у одиноких, чем у семейных [116]. Од-

15J

но из катамнестических исследований влияния распада эмоциональных отношений показало, что за 9 лет, прошедших после разрушения аффективных связей со значимыми другими, среди тех, с кем это произошло, умерло вследствие различных причин в два раза больше (в процентном отношении) людей, чем в уравненной с ними по социально-демографическим показателям группе мужчин и женщин, сохранивших контакт с близкими [113]. С обзором соответствующих данных можно познакомиться в работах Ю. Е. Алешиной [5], Л. Пеплау, Д. Перлман [181].

Распад и прекращение взаимодействия не означают, что партнер становится эмоционально нейтральной фигурой. Как показал Р. Вейс [206], в течение длительного периода, доходящего иногда до нескольких лет, сохраняется субъективная эмоциональная связь с партнером. Причем, связь эта сохраняется и после установления новых, благополучных эмоциональных отношений с другим человеком (исключением являются те случаи, когда прежние отношения были прерваны ради легализации уже сформировавшихся эмоциональных связей с другим партнером). По мнению Р. Вейса, феноменологически реакция на распад эмоциональных отношений напоминает реакцию ребенка на потерю объекта привязанности, близость этих переживаний некоторыми их субъектами осознается. Ведущими по отношению к партнеру являются агрессивные чувства, гнев, склонность атрибутировать ему различные негативные черты и вину за распад взаимоотношений. Весь синдром отношения к бывшему партнеру характеризуется, однако, амбивалентностью — негативные чувства соседствуют с позитивными. Длительное время после прекращения стабильного взаимодействия, например после расторжения брака, продолжаются спорадические встречи, часто сопровождающиеся сексуальными отношениями, партнеры стремятся к восстановлению отношений в той или иной форме и т. д. Бывший партнер часто выступает в качестве мысленного собеседника, взаимоотношения с ним составляют существенное содержание сновидений, эмоционально заряженными, причем не только негативно, но и позитивно остаются и связанные с ним объекты (вещи, определенные районы города и пр.). Таким образом, процесс распада эмоциональных отношений яв-

152

ляется процессом, пролонгированным на интрапсихическом уровне.

В чем причины распада эмоциональных отношений? На уровне обыденного сознания и в ряде специальных работ в качестве таковой выдвигается некое, неприемлемое с точки зрения сложившейся структуры общения событие. Примером может служить адюльтер, совершение партнером каких-либо аморальных действий, разоблачение обмана и т. д. Распад эмоциональных отношений рассматривается здесь фактически как одномоментное событие, крах. Его пролонгация связана лишь с определенной инертностью психики и может быть охарактеризована как последействие. Однако ни эмпирические исследования, ни даже элементарная логика не подтверждают эту, столь простую концепцию. Прежде всего нет никакой психологической необходимости разрушения эмоционального отношения даже и после самого неприятного события. Изучение конфликтных семей; а также сексологические исследования, посвященные, в частности, проблеме внебрачной сексуальности, убеждают в том, что не существует единообразной реакции на те или иные поступки человека. В некоторых семьях, например, супруги мирятся с повторными адюльтерами, обманами, жестокостями и т. д., при резко негативном, на уровне установок, отношении к этим явлениям. В других — проявление этих форм поведения приводит к разрыву. Можно предположить, что событие, которому сторонние наблюдатели, да и сами участники отношений приписывают роль причины распада, в действительности является не более чем последним толчком или даже поводом для разрыва. Если, например, информация об адюльтере приводит к немедленным действиям, направленным на расторжение брака, то можно с уверенностью сказать, что внутренняя готовность к разводу к этому моменту уже была сформирована. В противном случае эта информация просто не была бы принята или была бы обесценена и т. д. Словом, она была бы преобразована таким образом, который позволил бы сохранить когнитивный баланс в системе положительных установок на партнера (идущие от Л. Фестингера социально-психологические исследования когнитивного баланса демонстрируют, какие широкие возможности есть у человека

153

для того, чтобы в случае субъективной необходимости игнорировать даже очевидные факты). В конце концов о наших близких нам постоянно становятся известными не только позитивные, но и негативные факты. Возможность или невозможность их ассимиляции определяется внутренними параметрами отношений.

Другая причина может состоять в наличии у одного или обоих членов пары таких характеристик, которые делают их неспособными к длительным эмоциональным отношениям. Распад, таким образом, оказывается предопределенным. Действительно невротические особенности субъекта делают сохранение им эмоциональных отношений менее вероятным. Однако, исходя из этого представления, мы не продвигаемся в нашем понимании механизма распада, т. е. того, каким именно образом эмоциональные отношения, в частности любовь, сменяется амбивалентным синдромом чувств и затем исчезает. Кроме того, действенность этих неблагоприятных характеристик часто переоценивается, в качестве возможных детерминант «неизбежности» краха начинают выступать не только уровневые, но и процессуальные личностные характеристики, для чего нет фактических оснований. Факты говорят о том, что такие черты, как экстраверсия, ригидность, доминантность, темповые характеристики и т. д. никак не влияют на стабильность эмоциональных отношений. Задача состоит не в том, чтобы определить, какие черты благоприятны для поддержания стабильности и не представляют собой факторов риска, а затем стремиться подобрать или переделать человека по этому образцу, а в том, чтобы найти такие пути реализации его личностных особенностей, которые, будучи ему наиболее близки, смогут одновременно и способствовать стабилизации отношений.

Представление о роли личностных свойств в предопределении распада эмоциональных отношений логично приводит к атрибуции ответственности за распад определенному соотношению этих свойств, т. е. «несовместимости». Действительно, некоторые соотношения психологических и психофизиологических характеристик двух людей могут осложнить их взаимодействие и, следовательно, увеличить вероятность распада. Примером может служить резко выраженная у обоих партнеров потребность в доминировании, неко-

154

< Назад | Дальше >