Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Л.Я. Гозман "Психология эмоциональных отношении"

Проблема стабилизации эмоциональных отношений стоит в практическом плане значительно более остро, чем проблема их возникновения. Как мы убедились, обсуждая феноменологию любви, сами по себе романтические переживания — явление достаточно распространенное, с ними на протяжении жизни сталкивается подавляющее большинство людей, причем многие — неоднократно. Длительное же сохранение аттракции к партнеру встречается куда реже. На уровне обыденного сознания исключительно распространены даже представления о принципиальной невозможности сохранения высокого уровня любви, о неизбежности ее исчезновения и т. д.

Вопрос о стабилизации эмоциональных отношений не совпадает с проблемой сохранения пары, например супружеской, как целого. Стабилизация взаимодействия в диаде может быть осуществлена за счет непси-хологических факторов (экономических, например), а также вследствие отсутствия сколько-нибудь привлекательной альтернативы. Исследования по психологии семьи показывают, что этот последний вариант (связанный с падением самоуважения и хроническим субдепрессивным состоянием вследствие конфликтных взаимоотношений) достаточно часто выступает в качестве стабилизатора брака, в котором оба супруга недовольны своей семейной жизнью [135]. Следует помнить, что при несомненной важности эмоциональных отношений для существования пары они не покрывают всей сферы деятельности и общения, как внутри, так и тем более за пределами внутрипарных

142

отношений. Партнеры могут, например, обесценить внутренне свои отношения друг с другом, рассматривать их как своего рода плату за реализацию каких-то жизненных целей, «воздаяние» за неправильный образ жизни в прошлом и т. д. Представления о невозможности сохранения эмоциональных отношений играют здесь не последнюю роль — удовлетворенность субъекта своими отношениями определяется не только непосредственными переживаниями, но и соотнесением их с существующими у него представлениями о норме, т. е. о том, как живет большинство людей. Если человек считает, что сохранение любви принципиально невозможно, он с меньшей вероятностью будет рассматривать как нетерпимое снижение симпатии и любви в своих собственных отношениях.

Итак, сам факт длительного сохранения взаимодействия в паре не может служить доказательством наличия в ней стабильных эмоциональных отношений. При исследовании этого вопроса надо пользоваться какими-то иными индикаторами, в частности специальными тестовыми показателями, результатами глубинных интервью и т. д. Очень много в этом смысле дают наблюдения, сделанные в ходе психокоррекционной работы. В целом есть основания для вывода о том, что длительное сохранение эмоциональных отношений, хотя и представляет собой довольно редкое явление, тем не менее возможно. Такое заключение подтверждают результаты ряда исследований, выполненных прежде всего в русле гуманистической психологии и психологии развития [172, 175], а также психотерапевтическая практика [125].

Разумеется, не все эмоциональные отношения имеют одинаковую историю, в частности не все достигают состояния романтической любви. Однако, учитывая, во-первых, распространенность романтической любви, во-вторых, ее научную, практическую и этическую значимость, рассмотрим возможность стабилизации эмоциональных отношений в паре, характеризующейся наличием романтической любви между партнерами.

Романтическая любовь — состояние, принципиально неустойчивое. Это хорошо видно, например, если обратиться к рис. 5 — наличие выраженных компонентов власти не может не придавать взаимоотношениям партнеров известную напряженность, связанную

143

с желанием избавиться от зависимости и, как отмечал Л. Каслер [123], враждебность. Неустойчивость состояния романтической любви проявляется и в анализе ее в рамках двухкомпонентной модели — необходимое для соответствующей самоинтерпретации физиологическое возбуждение не может быть пролонгировано на длительный срок, само его существование сугубо временно. Временным состоянием, следовательно, является и сама романтическая любовь. Перед субъектом же стоит задача выхода из этого состояния не по пути распада, а по пути стабилизации отношений.

Наиболее вероятным в статистическом плане последствием романтической любви является разрыв, прекращение отношений. Напомним, что, по данным У. Кепхарта [160], люди студенческого возраста влюблялись уже 6—7 раз. Следовательно, столько же раз или на один раз меньше их отношения тем или иным образом прекращались. 3. Рубин и его коллеги [187] обнаружили в ходе лонгитюдинального исследования любви, что за двухлетний период эксперимента распалось 103 из 231 пары респондентов. Логично предположить, что при увеличении срока наблюдений доля распавшихся пар была бы еще значительнее. В конце концов о большей вероятности прекращения отношений, причем довольно быстрого, по сравнению с вероятностью их стабилизации свидетельствует и тот факт, что на протяжении жизни люди значительно большее число раз влюбляются, чем женятся или выходят замуж.

Из сказанного не следует, что стабилизация эмоциональных отношений является следствием удачи, вызванной неясными, носящими почти мистический характер, причинами. Наоборот, на наш взгляд, задача выхода из состояния романтической любви является наиболее личностной из всех, стоявших перед субъектом на всем протяжении развития эмоциональных отношений с партнером. Дело в том, что весь генезис эмоциональных отношений от первого чувства симпатии до любви, достаточно жестко задается нормами и традициями. Примером может служить процесс ухаживания, нормативный характер которого был продемонстрирован во многих исследованиях [см., например, 187, 204]. Субъект может (в известных пределах, конечно), оставаться пассивным — ситуационные

и культурные детерминанты взаимодействия фактически и без его участия могут обеспечить благополучное развитие эмоциональных отношений в паре. Романтическая любовь, таким образом, во многих парах возникает случайно. Но после ее возникновения положение меняется. Долго длиться состояние романтической любви, как мы видели, не может, действие ситуационных, например «экологических», детерминант ослабевает, а нормативно предписанных образцов поведения не существует. Стабилизация эмоциональных отношений в «постромантический» период может быть только следствием активности их субъектов.

Возможности для стабилизации отношений на неэмоциональной, рационалистической, основе видятся прежде всего в оптимальной организации взаимодействия между партнерами. Во многих системах рекомендаций молодоженам, например, заложено имплицитное предположение о том, что эмоциональные отношения неизбежно должны смениться отношениями рационального сотрудничества. Однако оказалось, что организация взаимодействия небезразлична и к сохранению собственно эмоциональных отношений.

Такой вывод был сделан, в частности, в результате серии исследований Э. Уолстер в рамках разрабатываемой ею и ее коллегами 'Психологической теории равенства [205]. Среди положений этой теории важным для нашей проблематики является постулирование того, что включенность в отношения, воспринимаемые субъектом как неравные, несправедливые, является для него неприятной и он пытается тем или иным способом изменить положение.

Из этого основного предположения может быть сделан ряд выводов, важных для понимания процесса стабилизации эмоциональных отношений [146].

Например, на основе исследования 537 студентов было подтверждено, что пары, воспринимающие свои отношения как справедливые и равноправные (т. е. организованные таким образом, что «затраты» и «выгоды» каждого равны) оценивают свои отношения как более стабильные, с большим оптимизмом воспринимают свое будущее как пары, более удовлетворенные психологическими и сексуальными аспектами своих отношений в настоящий момент. (Аналогичные данные были получены и при опросе давно существующих

6 Л. Я- Гозман                              145

пар). Интересно, что пессимистически оценивали свои отношения, ожидая их ухудшения, даже если для этого не было прямых оснований, и те члены неравноправных пар, кто ощущали себя «эксплуатируемыми» и те, кто ощущали себя «эксплуататорами». Проведенные через три с половиной месяца после первого опроса контрольные замеры в целом подтвердили адекватность этих прогнозов — равноправные пары действительно значимо чаще сохраняли свои отношения и демонстрировали прогресс в их развитии, чем неравноправные [146].

В целой серии работ было показано, что чувства вины и неуверенности, возникающие при восприятии себя как «эксплуататора», почти столь же деструктивны для эмоциональных отношений, как и агрессия, связанная с ощущением себя «эксплуатируемым» (см. [205]). Наибольший интерес представляют исследования, проведенные на парах, принадлежащих к разным возрастным когортам, и с различным стажем взаимоотношений. Общая гипотеза о разрушающем воздействии чувства вины подтвердилась на всех возрастах и для всех стадий развития отношений. Отметим, что наименьшие различия между параметрами эмоциональных отношений в равноправных и неравноправных парах обнаружились для пар молодых людей, находящихся на стадии ухаживания. Это является подтверждением высказываемой нами ранее точки зрения, согласно которой эмоциональные отношения в их «романтическом» и «доромантическом» периоде в силу своей нормативной заданное™ в весьма слабой степени зависят от индивидуальных особенностей партнеров и организации общения между ними. На этом этапе отношения еще фактически безличны, подлинно межличностными они могут стать лишь в процессе развития.

< Назад | Дальше >