Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Л.Я. Гозман "Психология эмоциональных отношении"

сти и психологического комфорта. Она никак не связана с исходной враждебностью между полами (это положение Маслоу вообще считает ложным). Свою модель он построил на эмпирическом материале — анализе отношений нескольких десятков людей, отобранных по критерию близости к уровню самоактуализации 13. Явное и намеренное нарушение репрезентативности оправдано здесь тем, что задачей автора было описание не статистической нормы, а нормы возможности.

Любовь в описании A. Маслоу резко отличается от тех феноменов, которые наблюдают, используя то же название, другие исследователи. Так, с его точки зрения и по его данным, удовлетворенность психологической и сексуальной стороной отношений у членов пары с годами не уменьшается, как обычно, а увеличивается. Вообще, увеличение срока знакомства партнеров оказывается связанным с ростом удовлетворенности. Партнеры испытывают постоянный и растущий интерес друг к другу, заинтересованность в делах друг друга и т. д. Они очень хорошо знают друг друга, в их отношениях практически нет элементов искажения восприятия, свойственного романтической любви. Им удается сочетать трезвую оценку другого, осознание его недостатков с полным принятием его таким, какой он есть, что и является основным фактором, обеспечивающим психологический комфорт. Они часто любили и оказались влюблены в момент обследования. Они не стесняются своих чувств, но в то же время сравнительно редко употребляют слово любовь для характеристики отношений (по-видимому, это связано с высокими критериями в межличностных отношениях). Сексуальные связи доставляют испытуемым А. Маслоу очень большое удовлетворение, и они всегда связаны у них с близким эмоциональным контактом. При отсутствии психологической близости они в сексуальную связь не вступают. Интересно, что, хотя секс играет большую роль в отношениях об-

13 Самоактуализация — одно из центральных понятий гуманистической психологии. В самом общем виде самоактуалнзирующийся субъект — это человек, который в полной мере использует все свои потенциалы. Наиболее подробный анализ этого понятия проведен в советской психологии И. М. Палеем и В. С. Магуном [69].

128

следованных А. Маслоу пар, они легко переживают фрустрацию сексуальной потребности. Отношения этих людей подлинно равноправны, у них нет разделения на мужские и женские роли, нет двойных стандартов и других предрассудков. Они хранят верность друг другу, что проявляется, как в повседневной жизни, например, в отсутствии супружеских измен, так и в период трудностей и болезней. По выражению А. Маслоу, болезнь одного становится болезнью обоих. ¦

Описанная А. Маслоу ситуация может быть иллюстрацией одной важной особенности любви, которая, в идеале всегда должна присутствовать в любовных отношениях. Фактически, устойчивая долговременная любовь есть всегда любовь несмотря на недостатки, несовершенства партнера, как бы вопреки им. Длительное и близкое общение не дает человеку возможности не видеть отрицательных качеств партнера — согласно обыденной логике, выводящей любовь и симпатию из наличия у объекта экстраординарных достоинств, это делает любовь невозможной. Умение же принимать окружающих, характерное для психически здоровых людей, позволяет им сохранить чувство любви несмотря на осознание объективных несовершенств друг друга.

Говоря о любви, крайне трудно отделить любовь как субъективное переживание, оценку своих отношений с другим человеком от любви как специфического процесса взаимоотношений с ним. Интимный характер любви, малодоступность ее для изучения неизбежно приводят к фрагментарности наших знаний об этом явлении. Тем не менее можно сказать, что понятие «любовь» репрезентирует для большинства людей определенную психологическую реальность, не смешивается с другими близкими понятиями. Выделены различные типы любви и структуры любовных переживаний. Склонность к переживанию чувства любви связана с рядом личностных характеристик субъекта, в частности, с высоким уровнем самопринятия. Опыт любви и любовных отношений

129

является необходимым условием высокого личностного развития. Включение когнитивного компонента в феномен страстной, или романтической, любви, роль вербальных структур в любовных переживаниях демонстрируют социокультурную обусловленность любви.

§ 4. Эмоциональные отношения и социальный контекст

Хотя симпатия, дружба и любовь встречаются в любом обществе и являются общечеловеческими феноменами, необходимость поиска детерминации этих явлений определенными социальными условиями очевидна. Как отмечает Г. М, Андреева, механизм реализации общих, свойственных любому обществу явлений «лишь относительно независим от социальной реальности; «материал», из которого создан этот механизм, существенно изменяется в зависимости от типа общественной структуры и общественных отношений» [8, с. 219].

Существенным недостатком многих исследований эмоциональных отношений является то, что подавляющее большинство авторов рассматривают аттракцию в отрыве от реальных условий жизнедеятельности человека. Это проявляется, например, в том, какие именно переменные включаются в исследование в качестве возможных причин возникновения аттракции. В большинстве случаев подобному анализу подвергаются личностные и даже индивидные характеристики участников общения. Не отрицая важности этих параметров, следует сказать, что число детерминант аттракции, по-видимому, ими не исчерпывается. Более того, противоречивость эмпирических результатов свидетельствует о том, что это, может быть, и не самые важные детерминанты и что какие-то неучитываемые факторы оказывают на аттракцию большее воздействие: межкультурные исследования убеждают в том, что в различных культурах воздействие на аттракцию сходных характеристик обычно опосредуется различными переменными. По всей вероятности (и это подтверждено рядом исследований), на роль таких переменных могут претендовать параметры самого общения и условий, в которых оно протекает. Однако остается проблема выбора исследователем значимых параметров общения: в большинстве исследований они определяются только схемой эксперимента и не связаны, как это бывает в реальной жизни, с ситуацией в широком смысле, т. е. с тем социальным контекстом, в котором общение развивается. Важнейшими с точки зрения психологического анализа характеристиками социального контекста являются особенности совместной деятельности участников общения и внешние условия, в которых разворачивается взаимодействие.

Нельзя сказать, что в современных исследованиях аттракции эти два класса переменных игнорируются полностью. Однако совместная деятельность представлена в исследованиях лишь своими процессуальными, а не содержательными характеристиками (например, фиксируется наличие конкуренции или кооперации). Это приводит, в частности, к недооценке специфики качественно различных отношений. Так, очевидное различие между общением старых друзей, с одной стороны, и общением, например, покупателя и продавца — с другой, в эмпирических исследованиях зачастую не просматривается. Что же касается внешних условий общения, то в экспериментах учитываются обычно лишь «экологические» факторы, к которым эти внешние условия, однако, не сводятся. Общаются люди, принадлежащие к определенному обществу, интериоризовавшие нормы и представления своей культуры, получившие определенное воспитание и т. д. Иными словами, их общение протекает в том самом социальном контексте, который до сих пор в социальной психологии аттракции абсолютно не учитывается. Невнимание к социальному контексту проявляется, в частности, в определении цели исследования, которая видится прежде всего в установлении зависимости между переменными. Доминирование такого стиля мышления диктует изоляцию изучаемого феномена и приводит к тому, что многие интересные работы остаются, по сути дела, незавершенными, так как авторы их считают свою задачу выполненной, ответив на вопрос «как?», и даже не ставят вопросов «почему?» и «зачем?».

Итак, постановка проблемы связи аттракции с параметрами широкого социального контекста вполне правомерна. Подходы к решению этой проблемы можно обнаружить, обращаясь к уже имеющимся в науке фактам [109].

Такие подходы наиболее ярко проявлялись в социологически ориентированной социальной психологии, где делались неоднократные попытки изучения зависимости аттракции от социального контекста [161, 185]. Однако объектом анализа в этих работах является общество в целом, группа или некий абстрактный, среднестатистический индивид. В результате вместо ответа на вопрос о способах влияния социального контекста на аттракцию одного человека к другому предлагается решение другой, сходной, но все же несовпадающей проблемы связи параметров социума с усредненными параметрами аттракции — феноменом, психологическое содержание которого практически выхолощено.

Из социологически ориентированного анализа ясно, например, что отсутствие широкого круга общения со сверстниками в маленькой африканской деревне снижает роль любви как детерминанты заключения брака. Этот вывод, однако, распространяется лишь на деревню в целом и даже не на конкретную деревню, а вообще на деревни такого типа. Он абсолютно неприменим к реальной паре жителей этой деревни, которые, могут, не подчиняясь статистическим закономерностям, полюбить друг друга и пожениться.

Можно сказать, что жители большого города имеют больше шансов пожениться по любви, чем жители отсталой провинции, что, однако, не исключает неэмоционального брака горожан. Социальный контекст аттракции оказывается таким образом внешней по отношению к общающимся индивидам переменной, которая либо способствует, либо мешает взаимодействию, но не влияет, по-видимому, на его содержание.

На наш взгляд, таким внешним воздействием влияние социального контекста на аттракцию не ограничивается. Он должен непосредственно проявляться в содержании человеческого общения. Если вернуться к примеру о полюбивших друг друга юноше и девушке из африканской деревни, то их чувства должны с большой степенью вероятности отличаться по содержанию от тех, которые связывают пару молодых москвичей. Следовательно, необходим более конкретный анализ условий того общества, в рамках которого

132

только и можно понять специфику содержательных компонентов общения.

< Назад | Дальше >