Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Л.Я. Гозман "Психология эмоциональных отношении"

дут более сенситивны как к положительным, так и к отрицательным оценкам, реагируя на них соответственно большей по сравнению с субъектами с высокой самооценкой симпатией или враждебностью. Угол наклона кривой зависимости аттракции от оценки будет в этом случае, как это и показано на рис. 2, а, выше.

Наибольший интерес здесь представляет зона нейтральных, или амбивалентных оценок. В процессе общения обратная связь почти всегда носит амбивалентный характер, поэтому именно эта зона релевантна ситуации реальною взаимодействия.

Логично предположить, что «декодирование» амбивалентных, или нейтральных высказываний или действий другого человека по адресу субъекта, т. е. приписывание им положительного или отрицательного смысла, отнесение к зонам негативных или позитивных оценок, будет идти в соответствии с самооценкой субъекта. Обладатели высокой самооценки будут склонны интерпретировать их как положительные, обладатели же низкой — как отрицательные7. «Нулевая» оценка будет восприниматься субъектом с высокой самооценкой как положительная, а субъектом с низкой самооценкой — как отрицательная. Ноль на субъективной шкале оценок находится для первых значимо левее, чем для вторых. Зависимость аттракции от оценки со стороны другого с учетом самооценки субъекта, следовательно, будет носить криволинейный характер, который отражен на рис. 2,6.

Итак, исходя из имеющихся теоретических представлений, можно предположить, что взаимозависимость между оценкой, самооценкой и аттракцией описывается графиком, приведенным на рис. 2,6. Эмпирические же данные по этому поводу весьма противоречивы. Сомнение при этом вызывает правая часть графика, описывающая получение субъектом однозначно положительной оценки. Согласно нашим рассуждениям самооценка здесь отрицательно связана с величиной аттракции. Именно таков результат экс-

7 Любой акт общения дает возможности для такой «пристрастной» интерпретации. Например, улыбка может быть истолкована и как признак доброжелательности, и как показатель насмешки и презрения; жестокость может восприниматься в рамках определенной субкультуры как проявление сильной любви; прямой отказ от общения — как результат смущения, вызванного сильным стремлением к контакту, и т. д.

82

перимента Э. Уолстер и некоторых других исследованиях [120, 202]. Однако в ряде экспериментальных работ были сделаны противоположные выводы — ив случае получения положительной оценки испытуемые с высоким уровнем самооценки испытывали к партнеру большую аттракцию, чем испытуемые с низким [197]. Более высокая общая доброжелательность лиц с высокой самооценкой (установка на обобщенного другого) «перекрывает», по-видимому, в ряде случаев большую сенситивность субъектов с низкой са-мооценкой. Таким образом, эмпирические кривые в некоторых ситуациях соответствуют рисунку 2, б, а в некоторых выглядят так, как это изображено на рис. 2, в.

Проблема влияния отношения к себе на отношение к другим, конечно, не может считаться решенной. Напомним, что большая часть экспериментальных работ по этому вопросу проведена с варьированием самооценки испытуемых в процессе эксперимента, исследований же влияния стабильного уровня самооценки на склонность испытывать аттракцию к другому человеку до сих пор осуществлено крайне мало. (Здесь речь идет лишь об эмоциональных отношениях на первых этапах их развития. О влиянии самооценки на устойчивые эмоциональные отношения будет сказано в следующей главе.) Имплицитно же присутствующее во многих работах предположение о том, что характер воздействия на аттракцию ситуативно завышенной или заниженной самооценки не отличается в принципе от характера воздействия на нее стабильно высоких или низких значений этого параметра, нуждается в серьезном эмпирическом обосновании.

Главная же проблема состоит в том, что различные аспекты отношения к себе могут оказывать на аттракцию принципиально различное влияние. Здесь уместно обратиться к предложенному К. Роджерсом [184] разделению отношения к себе на самооценку (отношение к себе как носителю определенных свойств и достоинств) и самопринятие — принятие себя в целом как монады вне зависимости от своих свойств и достоинств. Развести две эти характеристики в эксперименте крайне трудно, так как в самооценке по любой характеристике неизбежно присут-

83

ствует и общий уровень принятия или непринятия себя. Однако механизм формирования этих двух сторон отношения к себе совершенно различен. Самооценка по какому-либо качеству основывается чаще всего на сравнении своих достижений с достижениями других людей, в непосредственном взаимодействии с предметным миром самооценки по большинству параметров (ум, красота, смелость и т. д.) образоваться просто не могут [9]8. Самопринятие же является не столько оценкой, сколько стилем отношения к себе, общей жизненной установкой, формирующейся в процессе онтогенеза, а также путем сознательных усилий [209]. Можно предположить, что высокий уровень самопринятия приводит в ряде случаев к снижению самооценки по отдельным параметрам —• субъект «не боится» выбирать для сравнения со своими собственными достижениями группу достаточно успешных по данному показателю людей. Такой выбор безусловно предпочтительнее для развития, чем выбор референтов, в сравнении с которыми собственные достижения будут выглядеть предельно высокими (очень высокая самооценка может носить защитный характер и быть следствием низкого самопринятия) или очень низкими. Поэтому именно высокий уровень самопринятия создает хорошие условия для общения, делая человека более сензитивным к достоинствам других людей и толерантным к их недостаткам. Высокая же самооценка, если она носит защитный характер, нуждается в постоянном подтверждении и как следствие делает человека более жестким и нетерпимым к партнерам по общению.

Среди свойств общающегося субъекта есть одно, которому в социальной психологии уделяется незаслуженно мало внимания — это общий уровень интеллектуального развития. Традиционно интеллект и аффект, разум и эмоции противопоставляются друг другу, общепринятой является и точка зрения, согласно которой высокий интеллект приводит к излишней

8 Можно предположить, что склонность детей «проверять себя» путем непосредственного соприкосновения с реальностью (проверить степень смелости, например, совершив прыжок со второго этажа) связана с меньшей, чем у взрослых, возможностью к изменению круга общения и, следовательно, нахождению такой группы, сравнение себя с которой будет субъективно удовлетворительно.

84

рационализации общения, а его носитель не способен к установлению сильных и глубоких эмоциональных отношений: На наш взгляд, в этой позиции проявляется та предубежденность против людей с ярко выраженными социально-ценными чертами, о которой шла речь в контексте обсуждения влияния на аттракцию свойств ее объекта. К сожалению, эмпирических данных относительно характера влияния интеллекта на склонность испытывать аттракцию к другим людям до сих пор нет, соответствующих исследований не проводилось, поэтому мы вынуждены ограничиться лишь некоторыми предположениями 9.

В предыдущем параграфе мы обсуждали ситуации, когда аттракция возникала по механизму генерализации, переноса положительного отношения с самого подкрепления на его источник. Строго говоря, здесь проявляется определенная когнитивная неадекватность — человек, выступающий в качестве источника чего-то, оцениваемого позитивно, отнюдь не обязательно и сам обладает положительными свойствами. Следовательно, с ростом уровня интеллекта можно ожидать снижения склонности испытывать аттракцию *к другим людям (см. рис. 3, левую часть кривой) . Такой зависимостью, однако, связь между интеллектом и аттракцией не исчерпывается. В филогенезе и на ранних этапах онтогенеза эмоциональное отношение к себе вызывают те аспекты реальности, которые связаны с удовлетворением витальных потребностей субъекта. Можно предположить, что и в дальнейшем эмоциональную реакцию вызывает то, что так или иначе связано с этой группой потребностей. Здесь, поскольку речь идет о психическом отражении, важно не только реальное существование такой связи, но и восприятие ее субъектом. Но способность к обнаружению связей между внешне разнородными явлениями есть проявление интеллекта — один из субтестов интеллектуальной батареи Векслера непосредственно состоит из задач на поиск сходства между различными предметами и явлениями. У более интеллектуального человека больше шансов почувствовать связь между партнером по общению и удовлетворением или фрустрацией собственных по-

9 Нижеследующее является результатом обсуждения проблемы связи интеллекта и аттракции совместно с И. М. Палеем.

85

требностей, а значит, и больше шансов на возникновение эмоционального отношения к другому человеку. Следовательно, наряду с нисходящей частью кривой зависимости аттракции от интеллекта Должна существовать и восходящая часть, а вся зависимость в целом имеет U-образный характер (см. рис. 3).

Есть и еще один аргумент в пользу существования восходящей части кривой. Элементарный психический акт — ощущение — целостен по своей приро-

< Назад | Дальше >