Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Л.Я. Гозман "Психология эмоциональных отношении"

Далее, предпочтение более красивых проявляется, хотя и часто, но не всегда, и этот факт имеет большое воспитательное значение. Отметим прежде всего, что более высокий уро­вень физической привлекательности не обеспечивает стабильного успеха в долговремен­ных отношениях. Так, в проведенном под руководством автора дипломном исследовании Н. Г. Шевцовой было показано, что физическая привлекательность супругов не влияет на взаимоотношения в семье и стабильность брака. Нет жесткой связи и между внешностью, с одной стороны, и успехом в романтических отношениях — с другой [44]. Существуют в зависимости аттракции от внешности и большие половые различия. Например, приписы­вание интеллекта и высокой нравственности положительно связано с физической привле­кательностью для объектов-женщин и отрицательно для объектов-мужчин [120]. Интерес­но, что если, например, популярность женщин среди мужчин больше связана с красотой, чем популярность мужчин среди женщин (что соответствует представлениям «здравого смысла»), то удовлетворенность общением, необходимая для продолжения контакта, кор­релирует с физической привлекательностью партнера для женщин на уровне 0,60, а для мужчин — только 0,39 [119], т. е. реально женщины больше ориентируются на внешние данные партнера, чем мужчины. В целом же в достаточно большой группе испытуемых всегда найдется респондент, испытывающий максимальную аттракцию к тому объекту, который не вызывает аттракции у большинства других членов группы [114].

Есть основания предположить, что в основе предпочтения красивых или некрасивых ле­жит не столько стремление выбрать себе «равного» или самого кра-

50

сивого партнера, сколько прогноз его реакций на себя — хотя общения как такового еще нет, есть уже попытка представить себе его будущее развитие. Как показал Т. Хастон [153], в случае уверенности испытуемого в отношении к себе со стороны партнера он вы­бирает наиболее красивого из всех возможных, при отсутствии такой уверенности — ори­ентируется на средний или даже низкий уровень физической привлекательности.

На прогноз отношения к себе влияет и состояние субъекта, в частности ситуативные ас­пекты самооценки внешности2 и общей самооценки. Так, С. Кислер и Р. Барал [164] путем фальсификации информации о результатах личностного тестирования варьировали само­оценку испытуемых (мужчин) и затем в перерыве между экспериментами «случайно» зна­комили их с девушкой. Физическая привлекательность девушки варьировалась с помо­щью одежды и косметики: в одном случае она была привлекательна, в другом — уровень красоты резко снижался. Оказалось, что испытуемые с завышенной самооценкой прояв­ляли большую аттракцию (и по поведенческим признакам, и по результатам ретроспек­тивного тестирования) к красивой девушке, а испытуемые с заниженной самооценкой — к некрасивой.

Если даже прогноз поведения другого влияет на связь красоты с аттракцией, то тем более такое влияние оказывают реальные особенности его поведения. Например, описанная выше склонность к более мягкому «суду» над красивыми меняется на противоположную, если «подсудимый» пытается использовать свои внешние достоинства при достижении аморальных целей [129] или не может найти убедительного оправдания своему проступку [114]. Главной же характеристикой поведения в этом случае является отношение объекта к субъекту аттракции; в случае получения позитивной оценки со стороны объекта аттрак­ция положительно связана с его физической при-

2 Существует слабая положительная связь самооценки своей физической привлекательно­сти и ее значения, измеренного независимыми судьями. При этом люди с низким уровнем физической привлекательности систематически завышают самооценку по этому признаку, люди же с ее высоким уровнем — иногда занижают [166].

51

влекательностью, в случае же негативной — отрицательно [195]. Можно предположить, что красивый человек имеет как бы больше власти над другими, чем некрасивый, — по­ложительная оценка, данная красивым, доставляет больше радости, но и отрицательная больше огорчает [Ш]. Таким образом, аттракция и физическая привлекательность нахо­дятся в исключительно сложных, опосредуемых воздействием других переменных, зави­симостях друг от друга. Вопрос о характере и знаке этой зависимости необходимо каждый раз решать особо.

Есть, вообще, обоснованные сомнения в том, что респондент способен, отвечая на вопрос о внешности субъекта, отрешиться ото всех других не связанных с внешностью характе­ристик3. Весьма вероятно, что как красивых мы оцениваем людей, обладающих комплек­сом других достоинств, т. е. восприятие красоты является лишь выражением более общей положительной оценки человека. Об этом говорит, например, тот факт, что оценки физи­ческой привлекательности человека меняются в течение жизни. Так, по данным Н. Лив­сона [172], оценки физической привлекательности одних и тех же женщин в 15 и в 47 лет коррелируют лишь на уровне 0,29, причем в юности и в зрелом возрасте оценка объекта как физически привлекательного коррелирует с наличием у него принципиально разных синдромов личностных свойств.

Помимо внешности, на аттракцию влияют и другие свойства ее объекта, например соци­альные характеристики человека, такие, как статус, образование, профессия и т. д. В большинстве случаев аттракция положительно коррелирует с достоинствами объекта. У этого правила есть, однако, серьезные ограничения: «слишком» большая выраженность у человека положительных характеристик снижает аттракцию к нему. Такие данные, в част­ности, получил Э. Аронсон [111], изучавший влияние на аттракцию некой обобщенной характеристики, свидетельствующей о степени подготовленности человека к различным видам деятельно-

3 Это связано с более общей проблемой возможности выбора отдельных характеристик при оценке другого человека. Часть исследователей считает, что в любой конкретной оценке проявляется общее отношение к объекту (см., например, [103]).

62

сти, о владении широким классом навыков, умении общаться с людьми и т. д. Эту харак­теристику можно назвать компетентностью. Кажется очевидным, что вне соревнователь­ной ситуации, когда другой человек не является противником, конкурентом, более компе­тентный субъект будет нравиться больше, чем менее компетентный, — ведь он обладает большим набором положительных качеств (ловкий, умелый, сообразительный и т. д.). Для проверки данного предположения испытуемые были разбиты на четыре группы, каждой из которых предъявлялась видеомагнитофонная запись интервью с одним и тем же чело­веком. Интервью было якобы одной из стадий отбора кандидатов для получения какой-то премии. В ходе беседы интервьюер выяснял некоторые детали биографии опрашиваемого, интересовался его академическими успехами, а также задавал ряд вопросов, которые обычно задаются на викторинах. Испытуемым первой группы интервьюируемый пред­ставлялся человеком весьма компетентным — 82% его ответов были правильны, он хоро­шо учился в школе и т. д. Для второй группы испытуемых то же самое изображение со­провождалось другим текстом — интервьюируемый представлял человека невысокой компетентности, отвечая правильно лишь на 30% вопросов, средне учился в школе, рабо­тал не на престижной работе (корректором, тогда как в первом случае — это был редак­тор) и т. д. Третья и четвертая группы получали информацию, идентичную первой и вто­рой, за тем исключением, что в конце беседы опрашиваемый проливал на себя чашечку кофе и восклицал при этом: «О, Боже, я облил свой новый костюм». Испытуемые каждой группы должны были оценить, насколько им понравился человек, беседу с которым они наблюдали.

Если придерживаться мнения о прямолинейной зависимости между компетентностью и аттракцией, то можно ожидать, что пролитый кофе и эмоциональная реакция на это, без­условно снижающие компетентность человека в глазах наблюдателя, должны привести к уменьшению симпатии к нему. Но это оказалось верным лишь в случае невысокой компе­тентности интервьюируемого. Тогда же, когда он представал высококомпетентным субъ­ектом, этот инцидент, наоборот, повышал аттракцию к нему (т. е. испытуемым

53

третьей группы, опрашиваемый понравился больше, чем участникам первой). Такой пара­доксальный, на первый взгляд, результат может иметь ряд объяснений. Во-первых, слиш­ком высокая компетентность человека может способствовать снижению самооценки его партнера, повышению тревожности и, следовательно, приводить к стремлению избегать общения с ним — на уровне эксперимента это проявляется в снижении аттракции. Во-вторых, предельная выраженность у человека положительных свойств может ассоцииро­ваться с рядом негативных личностных характеристик. Напомним, что согласно данным исследований по имплицитной теории личности координаты «хороший», с одной сторо­ны, и сильный, умный, красивый и т. д. — с другой, связаны отрицательно. Это значит, что существуют довольно стойкие предубеждения против носителей не только отрица­тельных, но и, в случае их экстраординарной представленное™, положительных характе­ристик.

Итак, можно считать что свойства объекта и аттракция связаны криволинейными зависи­мостями, опосредованными воздействием других переменных.

Естественно, на аттракцию влияют и некоторые особенности вербального и невербально­го поведения объекта. Так, большей популярностью пользуются люди, предпочитающие смотреть в глаза собеседнику, резко повышает аттрактивность человека улыбка, влияют на аттракцию и ряд индивидуальных характеристик объекта, таких, как тембр голоса, кон­ституциональный тип и т. д.

Значимой детерминантой аттракции является и склонность человека к самораскрытию [188]. Влияние этой переменной (как и вообще поведенческих переменных) зависит от со­ответствия тех или иных актов определенным правилам. Так, в целом самораскрытие свя­зано с аттракцией положительно, но лишь до определенного предела. Если объектом са­мораскрытия между незнакомыми людьми становятся интимные моменты жизни челове­ка, особенно те, которые находятся в противоречиях с общественной моралью, то аттрак­ция снижается. Таким образом, аттракция и самораскрытие находятся аналогично аттрак­ции и компетентности в криволинейной зависимости. Точка перегиба, в которой происхо­дит смена знака зависи-

< Назад | Дальше >