Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Л.Я. Гозман "Психология эмоциональных отношении"

популярность начиная с четырех лет, отрицательная зависимость фиксируется лишь у де­вочек от 5 лет 5 месяцев до 6 лет 10 месяцев), и в диадическом межполовом общении. Так, Э. Уолстер и др. [204] еще в начале 60-х годов установили, что удовлетворенность парт­нером на танцах определяется только его физическими данными и не зависит от интеллек­та, социально-демографической принадлежности и других характеристик.

Можно выдвинуть ряд гипотез, объясняющих наличие такой связи. Во-первых, не исклю­чено, что красота является безусловным положительным подкреплением, что в свою оче­редь связано с особенностями филогенеза человека. Действительно, есть данные, что субъект осуществляет выбор красивых, даже и не предполагая общаться с ними и вообще имея весьма ограниченный опыт контакта с людьми. Так, дети обоего пола от 2 лет 9 ме­сяцев до 6 лет 1 месяца в ситуации эксперимента значимо чаще вызывали на экран тахи­стоскопа изображение красивого сверстника, чем некрасивого [129]. Но если красота яв­ляется безусловным стимулом, стандарты ее должны быть в силу принадлежности всех людей к виду homo sapiens одинаковы во всех человеческих обществах. В действительно­сти это далеко не так. Еще Ч. Дарвин отмечал, что у человека нет единых стандартов кра­сивого тела, а, по выражению Дж. Хоманса, «мы значительно лучше знаем, что нравится рыбам, чем то, что нравится людям» [151]. Конечно, развитие средств массовой коммуни­кации и экспансия европейской культуры привели к некоторой межкультурной унифика­ции стандартов красоты, тем не менее степень их разнообразия очень велика. По данным межкультурных исследований единственной характеристикой тела, ассоциирующейся с физической привлекательностью во всех известных " нам культурах, является развитие мускулатуры и рост у мужчин [114]. Столь же жестким правилом для разнополой диады является требование того, чтобы мужчина был выше и физически сильнее женщины, по­этому мужчины маленького роста и высокие женщины находятся в невыгодном положе­нии, объективно имея меньше потенциальных партнеров.

Во-вторых, предпочтение более красивых может

46

вызываться большим развитием у них коммуникативных навыков. Данные по этому во­просу различаются для мужчин и женщин. Так, Г. Рейс и др. [183] обнаружили, что физи­ческая привлекательность мужчин способствует интенсификации их контактов с женщи­нами и снижению уровня контактов с мужчинами. У женщин же уровень физической при­влекательности вообще не влияет на интенсивность социального взаимодействия. Эти же авторы показали, что физическая привлекательность влияет не столько на интенсивность, сколько на содержание общения. У более красивых мужчин и женщин в общении с дру­гими людьми ориентация непосредственно на партнера, например разговор о нем, доми­нирует над ориентацией на достижение какой-либо внешней по отношению к общающим­ся индивидам цели. Таким образом, предположение о наличии связей между уровнем фи­зической привлекательности и коммуникативными навыками остается открытым. Связи подобного рода, обнаруженные при исследовании взрослых людей, могут объясняться различными условиями социализации красивых и некрасивых людей. Данные же по детям немногочисленны и противоречивы.

В-третьих, положительная связь между красотой и популярностью может быть вызвана какими-либо «выгодами» общения с более физически привлекательными. В пользу такого прагматического объяснения свидетельствует так называемый эффект «иррадиации красо­ты». Как показали Г. Сигал и Э. Аронсон [195], оценка физической привлекательности мужчины существенно зависит от внешних данных женщины, считающейся его постоян­ным партнером. Таким образом, красивый партнер как бы позволяет повысить уровень собственной физической привлекательности, к чему стремится большинство людей. По данным Э. Ласки [166], 75% опрошенных ею женщин и 56% мужчин студенческого возра­ста хотели бы обладать физической привлекательностью, оцениваемой в 7 баллов по се­мибальной шкале.

1 Наиболее интересным здесь представляется нам тот факт, что максимальную физиче­скую привлекательность выбрали в качестве желательной для себя не все испытуемые. По-видимому, это связано с известной предубежденностью против красивых людей, о ко­торой речь пойдет ниже.

47

В-четвертых, ориентация на более красивых может задаваться существованием стереоти­пов, связывающих отдельные внешние характеристики или уровень физической привле­кательности в целом с определенными характерологическими чертами. Так, мужчины воспринимают женщин с расширенными зрачками (в условиях эксперимента — вследст­вие пребывания в помещениях с контрастной освещенностью) как сексуально возбужден­ных [114]. Более красивым из изображенных на фотографии объектов испытуемые обоего пола чаще приписывают положительные личностные черты и сулят счастливое будущее [129], людей же с физическими недостатками стигматизируют, приписывая им различные пороки [114].

В серии исследований, проведенных под руководством К. Дайон [129, 130], было показа­но, что внешность объекта существенно влияет на атрибутивные процессы. Все экспери­менты были построены по одной схеме: группе судей сообщали информацию о проступке, совершенном незнакомым им человеком (это мог быть ребенок-дошкольник, младший школьник, школьник старших классов или студент), и давали его фотографию. В качестве судей выступали преподаватели соответствующих учебных заведений и для двух послед­них возрастных групп — сверстники «обвиняемых». Задача судей состояла в том, чтобы на основании имеющихся сведений сделать вывод о личностных особенностях «обвиняе­мого» и предложить меру наказания. Оказалось, что во всех группах судьи выносили бо­лее жесткие решения и приписывали более негативные личностные свойства в случае, ко­гда проступок совершал некрасивый человек.

В целом можно считать, что последнее предположение о существовании стереотипа «кра­сивый значит хороший» является наиболее обоснованным из всех четырех гипотез, вы­двинутых для объяснения связи между физической привлекательностью и аттракцией.

Отметим, однако, что наряду с тенденцией выбора наиболее красивых существует и иная: предпочтение партнеров того же, что и у себя самого, уровня физической привлекатель­ности. Такая зависимость была обнаружена в ряде полевых и лабораторных иссле-

48

дований. Например, в работе И. Сильвермана [196] осуществлялось наблюдение за пара­ми пришедших в бар юношей и девушек. Независимые судьи оценивали физическую при­влекательность обоих партнеров и по поведенческим признакам - степень удовлетворен­ности отношениями. Оказалось, что исследуемая характеристика зависит не от абсолют­ных оценок внешних данных партнеров, а от сходства этих оценок. Отметим, что тенден­ция предпочтения сходных, хорошо описываемая с точки зрения представлений о соци­альном обмене, действует гораздо слабее, чем склонность к выбору наиболее красивых.

Говоря о связи физической привлекательности и аттракции, нельзя абстрагироваться от этических моментов. Привилегированное положение красивых (а его, по данным К. Дайон [129], осознают уже четырехлетние дети, отвечающие на соответствующий вопрос, что лучше быть красивым, так как тогда «тебя все будут любить и не будут обижать») не со­ответствует представлению большинства людей о справедливости и недопустимости не­равенства. Этическая неприемлемость многих фактов, свидетельствующих о связи аттрак­ции и красоты, долгое время даже была тормозом в исследовании этой проблемы. В конце концов большинство общественных движений вдохновлялись именно идеями равенства", отсутствия каких-либо привилегий и дискриминации. Примириться с тем фактом, что без всяких заслуг со своей стороны человек более красивый, чем другие, попадает в более вы­годное положение (а некрасивый — безо всякой вины — в невыгодное), крайне трудно.

Выход здесь, конечно, не в том, чтобы не исследовать влияние внешности на отношение к человеку, а в проведении более тщательных исследований, которые, с одной стороны, по­зволят избежать примитивизации представлений о связи физической привлекательности и аттракции, а с другой, могут помочь в поиске способов «обхода» объективно существую­щих, но этически неприемлемых зависимостей.

Оказалось, что связь между аттракцией и физической привлекательностью все же не так проста, как кажется на первый взгляд.

Прежде всего далеко не все данные проведенных в этой области экспериментов обладают достаточно

49

высокой экологической валидностью. В большей части экспериментов, например, в каче­стве стимула использовались фотографии, предположение же об одинаковой реакции на изображение человека и на него самого нуждается в доказательстве. Кроме того, не всегда надежны измерительные процедуры. Так, при использовании пятибалльных шкал физиче­ской привлекательности разброс оценок крайне невелик — большинство мужчин получа­ют баллы от 2,5 до 3,5; женщин — от 2 до 4 [200].

< Назад | Дальше >