Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Л.Я. Гозман "Психология эмоциональных отношении"

Существуют по крайней мере два условия, соблюдение которых позволяет уменьшить вероятность негативного воздействия на индивида или на пару в целом их участия в эксперименте. Во-первых, методический инструментарий должен быть построен таким образом, чтобы никак не травмировать респондента. Прежде всего это относится к вопросникам — ни одна из выбранных испытуемым альтернатив не должна быть «хуже» другой, проверка ответов на социальную желательность должна проводиться особо тщательно. Недопустима демонстрация большего внимания или интереса со стороны, исследователей к испытуемым, ответившим определенным образом, по сравнению с испытуемыми, ответившими иначе, — это может быть воспринято как косвенная оценка стоящих за этими ответами способов поведения (нельзя, например, писать: «Следующие 10 вопросов лишь для тех, кто ответил на предыдущий вопрос положительно». Надо предложить одинаковые по объему, хотя и разные по содержанию, наборы вопросов и тем, кто ответил положительно, и тем, кто ответил отрицательно).

Во-вторых, опыт показывает, что позитивность отношения респондентов к исследованию эмоциональных отношений (как и вообще значимых для человека аспектов жизнедеятельности) зависит от отношения исследователя к своим испытуемым. В данном случае исследователь должен осознавать, что респондент воспринимает его не только как ученого, но и как психолога-практика, консультанта. Естественно, говорить о сколько-нибудь серьезной психокоррекционной работе в ходе проведения эмпирического исследования не приходится, однако определенная терапевтическая установка необходима. При проведении же лонгитюдов такая установка не только смягчает остроту этических проблем, но и делает возможным само исследование, способствуя сохранению выборки, — при отсутствии терапевтического отноше-

29

ния к испытуемым значительная их часть просто не примет участия в повторных замерах.

Итак, мы видим, что исследования эмоциональных отношений представляют собой весьма актуальную задачу, эмоциональные отношения имеют ряд специфических, доступных анализу закономерностей, возникающие при работе этические трудности могут быть, хотя бы частично, преодолены.

Однако, прежде чем перейти непосредственно к характеристике существующих фактов и закономерностей, необходимо ознакомиться с методическим инструментарием, который используется или может быть использован при исследовании межличностной аттракции.

Интенсификация исследований эмоциональных отношений сопровождается усилением внимания к методическому обеспечению этой работы, прежде всего к методам измерения величины аттракции в паре. Качественные различия в эмоциональных отношениях на первом и последующих этапах их развития привели к образованию двух, довольно слабо связанных между собой направлений методических разработок — первое ориентировано на создание процедур регистрации аттракции между незнакомыми или малознакомыми людьми, второе — между членами устойчивых пар.

Рассмотрим сначала методы измерения аттракции, созданные в рамках первого направления. По характеру регистрируемого ответа испытуемого их можно подразделить на две группы — вербальные и невербальные. К вербальным можно отнести как классические методы (семантический дифференциал, шкалы социальной дистанции, социометрия), так и ряд специально разработанных методик. Ведущее положение среди вербальных индикаторов аттракции занимает предложенный Д. Бирном [118] показатель, основывающийся на его же шкалах межличностной оценки. Испытуемый получает задание оценить другого человека по шести критериям: интеллект, знакомство с последними событиями, нравственное развитие, приспособленность к жизни, чувство симпатии или антипатии, которое он вызывает у респондента; желание или нежелание респондента сотрудничать с ним в ходе эксперимента. Каждый критерий оценива-

30

ется по семибальной шкале, суммация оценок — по двум последним характеристикам и дает индекс аттракции. На первый взгляд этот индикатор представляется совершенно необоснованным, однако специальные исследования продемонстрировали его соответствие многим психометрическим критериям. Аттракция, измеренная с помощью Шкал межличностной оценки, высоко коррелирует с жизненными показателями, а также с данными измерения по другим методикам. Серьезным недостатком этого индикатора аттракции является его низкая устойчивость по отношению к повторениям и как следствие — невозможность использования его в лонгитюдных исследованиях.

Индекс Д. Бирна — самый распространенный (он используется более чем в половине всех работ по аттракции), но не единственный способ измерения эмоциональных отношений на первом этапе их развития. Среди других можно назвать и достаточно сложные, такие, как Межличностные шкалы свиданий, состоящие из 50 вопросов, и предельно простые, как использовавшаяся Т. Ньюкомом оценка по 100-балльной шкале того, насколько нравится испытуемому данный человек [66].

Вторым большим классом способов измерения аттракции, использующихся в основном в начальный период развития отношений, является регистрация невербальных реакций испытуемого на другого человека. В качестве индикаторов аттракции могут использоваться как поведенческие — пространственная близость участников общения, селективность при припоминании тех или иных связанных с объектом событий, взаимное положение тел, направление взгляда, так и психофизиологические характеристики — учащение пульса, КГР и т. д. [114].

Использование невербальных индикаторов имеет давнюю традицию. Еще в Древнем Китае продавцы, торгуясь о цене, следили за зрачками покупателя — расширение зрачков свидетельствовало, как считалось, о том, что товар нравится. Невербальные индикаторы обладают большими преимуществами перед вербальными. Они устойчивы к повторению, не зависят в большинстве случаев от кооперативности субъекта, а иногда и от его воли, они, по-видимому, более не-

31

посредственно связаны с самим феноменом эмоциональных отношений, т. е. имеют более высокую, чем вербальные, конструктивную валидность. Так, по многочисленным данным [143, 187], при исследовании эмоциональных отношений зрительный контакт (величина, характеризующая продолжительность взгляда в глаза друг другу) обладает диагностической и предсказательной силой большей, чем любые другие индикаторы. В то же время их применение сопряжено со значительными трудностями. Во-первых, многие из них, особенно психофизиологические, неспецифичны по знаку. Они позволяют зафиксировать наличие эмоционального отношения к объекту, но не дают оснований делать выводы о его позитивности или негативности. Для формулирования каких-либо содержательных заключений невербальные индикаторы - должны подкрепляться какими-либо другими методами. Во-вторых, в отличие от вербальных методик, для проведения которых не требуется ничего, кроме карандаша и бумаги, для невербальных нужна специальная аппаратура. В-третьих, психофизиологические и другие невербальные реакции человека, которые используются для регистрации аттракции, зависят отнюдь не только от того, как воспринимают друг друга участники эксперимента. Например, тот же зрачковый рефлекс может определяться разницей в освещенности между экспериментальным помещением и комнатой, в которой испытуемый ожидал начала эксперимента. Поскольку детерминанты невербальных реакций далеко не всегда достаточно ясны, воздействие посторонних по отношению к эксперименту факторов, очень трудно элиминировать. В сочетании с тем фактом, что условия среды и параметры состояния испытуемого оказывают большое возмущающее воздействие на невербальные индикаторы аттракции, зависимость их от многих показателей диктует особую тщательность при проведении эксперимента и крайнюю осторожность в интерпретации результатов. В-четвертых, некоторые, невербальные показатели взаимосвязаны друг с другом. Например, зрительный контакт отрицательно коррелирует с пространственной близостью. В то же время обе эти характеристики, считаются положительно связанными с уровнем аттракции. Получается, что аттракция, измеренная

32

по одной методике, может увеличиваться, а по другой — уменьшаться. Таким образом, при использовании невербальных индикаторов необходимо учитывать и возможность их взаимовлияния. В частности, зрительный контакт может считаться надежным коррелятом аттракции лишь тогда, когда по условиям эксперимента испытуемые занимают в пространстве фиксированное положение по отношению друг к другу. Вербальные и невербальные индикаторы аттракции, хотя они и апеллируют к одной и той же реальности, не всегда достаточно тесно связаны между собой — текущая валидность этих методов невысока [165]. Это, с одной стороны, диктует необходимость создания новых, более надежных процедур, с другой — способствует тенденции использования в рамках одного исследования сразу нескольких индикаторов, принадлежащих как к вербальной, так и невербальной группам.

При исследовании аттракции между членами устойчивых пар часть психологов предпочитают обходиться вообще без измерений, считая сам факт существования пары доказательством наличия в ней достаточно интенсивных эмоциональных отношений. Параметры устойчивых пар сравниваются в этом случае с соответствующими характеристиками распадающихся

или «фиктивных» (т. е. составленных чисто умозрительно из незнакомых людей), различия же интерпретируются как корреляты аттракции. Такой подход, однако, не всегда правомерен. Если продвижение пары в сторону углубления, стабилизации отношений (например, принятие решения о заключении брака) действительно часто (хотя и не всегда) связано с высоким уровнем аттракции, то само по себе существование пары, в частности супружеской, не дает еще оснований делать какие-либо выводы об уровне связывающих членов пары эмоциональных отношений. Стабильность пары может обеспечиваться самыми разными моментами и осуществляться на фоне нейтральных (например, равнодушие) или даже негативных эмоциональных отношений.

Измерение аттракции в устойчивых парах требует решения ряда методологических вопросов, которые, строго говоря, стоят и перед создателями вышеописанных процедур, но с меньшей остротой. Это, во-пер-

< Назад | Дальше >