Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Пишет cardiology-club.com

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Е.Е. Вахромов "Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации"

Самореализация – это сознательно осуществляемая субъектом теоретическая деятельность по анализу своей жизненной ситуации, выявлению наличных проблем и ресурсов для их решения, постановке перед собой целей и выбору стратегий их достижения, анализу накопленного опыта практической деятельности по реализации своих жизненных планов, и их коррекции. Если самоактуализация – это практическая деятельность, то самореализация – это её психологическая предпосылка, ориентировочные основания деятельности.

Акт самоактуализации – это некоторое конечное число действий, выполняемых субъектом на основании сознательно поставленных перед собой в ходе самореализации целей и выработанной стратегии их достижения. Каждый акт самоактуализации завершается специфической эмоциональной реакцией - «пиковым переживанием», положительным в случае успеха, и отрицательным (боль, разочарование) – в случае неудачи.

Самоактуализация – это сознательно осуществляемая субъектом практическая деятельность, направленная на решение наличных проблем своей жизненной ситуации, следствием которой является самоизменение (путем развития способностей, обретения индивидуальных и социальных компетентностей), и изменение в жизненной ситуации.

Самоизменение заключается в обретении компетентностей, внешней и внутренней синергии. Таким образом понимаемая самоактуализация требует определенного уровня развития у субъекта мышления, памяти, самосознания, саморегуляции.

Теперь можно сказать, что жизненный путь человека – это история, основными фактами которой являются акты его самоактуализации.

В деятельностном подходе отечественной психологии исследование способности человека к самостоятельному планированию своей деятельности, осуществлению своих планов и анализу полученных результатов ведется с использованием понятий «регуляция» и «саморегуляция». Термин «регуляция» был введен в качестве объяснительного принципа общей теории деятельности. В наиболее общем смысле под «регуляцией» понимается внешнее воздействие на систему, направленное на поддержание заданных извне параметров её функционирования. Психическая регуляция человека – это воздействие, инициирующее его активность; оно может осуществляться извне, например, когда ребенком руководят его родители, побуждая его к выполнению своих требований, и изнутри, когда взрослый сам определяет свои цели и стратегии их достижения. С.Л. Рубинштейн отмечает, что психическая регуляция побуждает человека к активности, деятельности, поиску её источников в самом себе; и выделяет различие между произвольной и непроизвольной психической регуляцией. К.А. Абульханова-Славская выделяет два уровня регуляции, психический и личностный: «способность организации собственной активности – её мобилизации, направления, согласованности с объективными требованиями и активностью других людей – важнейшая характеристика личности как субъекта деятельности и одновременно личностного уровня регуляции».

А.Н. Леонтьевым был сформулирован «закон параллелограмма», из которого вытекает, что на раннем этапе своего развития дети не могут использовать для повышения эффективности своей деятельности ни внешние, ни внутренние средства. В дошкольном возрасте начинается формирование умения использовать внешние средства, предложенные взрослыми. Далее, в более старших возрастах, формируется способность внутреннего опосредования внешних средств, и только взрослому человеку доступно столь же эффективное использование внутренних средств, как и внешних. Этот закон нашел подтверждение в широком круге исследования развития и становления отдельных форм регуляции и саморегуляции в онтогенезе личности (сжатый обзор результатов можно найти в книге А.В. Быков, Т.И. Шульга «Становление волевой саморегуляции в онтогенезе», М., 1999).

В целом можно сказать, что в отечественной психологии под «психической саморегуляцией» понимается приобретаемая человеком как субъектом деятельности специфическая способность самостоятельно регулировать свои психические процессы, состояния и свойства с целью повышения эффективности своей деятельности. Она находит свое выражение в смене естественных, непроизвольных видов регуляции произвольными. Формирование этой способности возможно лишь в процессе жизнедеятельности человека, решении им проблем жизненной ситуации, жизненного пути. Эта способность позволяет интегрировать в единую систему отдельные процессы регуляции: эмоциональные; волевые; мыслительные, связанные с анализом накопленного опыта и планированием, прогнозированием; а так же связанные с самосознанием, самооценкой и смыслополаганием.

В зарубежной психологии идея регуляции поведения как особого процесса, имеющего самостоятельное значение, была сформулирована физиологом Ч. Шеррингтоном, опиравшимся на теорию И.М. Сеченова об осознанном управлении человеком своими действиями. Психологический уровень регуляции был исследован К. Левином в связи с различением им «полевого» и «надполевого» поведения. Надполевое поведение требует наличия способности сознательно тормозить реакции на ситуационно обусловленные стимулы и умения формировать «квазипотребности», не связанные с биологическими потребностями. У. Мишел выявил, что способность использовать волевое торможение для перехода к надполевым формам поведения возникает у ребенка не ранее 9 лет, что связано с закономерностями формирования церебральных механизмов центрального торможения.

В современной зарубежной психологии саморегуляция (The Self-regulation) рассматривается как адекватность поведения в социальной ситуации, заключающаяся в способности соблюдать требования других, демонстрации правильного поведения при отсутствии внешнего контроля, умении затормозить свои действия или заставить себя быть более настойчивым. В социально-когнитивном подходе считается, что развивающаяся в онтогенезе способность к саморегуляции опирается на результаты развития, достигнутые в предшествующий период, начиная с раннего детства. Развитие саморегуляции рассматривается как прерывистый процесс, проявляющийся в качественном преобразовании стратегии и форм поведения, позволяющем говорить о его выходе на качественно иной уровень. Этот процесс разделяется на несколько периодов, отграниченных друг от друга проявлением новых компетентностей и способностей и перестройкой форм поведения, демонстрировавшихся предыдущих этапах (А. Бандура, Д. Флауэлл, С. Копп). А. Бандура считает, что хотя проявления саморегуляции и определяются личностными факторами, но на них оказывают влияние когнитивные искажения в восприятии субъектом своей ситуации; эмоциональное состояние в связи с накопленным опытом правильных решений и ошибок; и ошибки в субъективном времени восприятия, не позволяющие правильно оценить ресурсы времени на решение проблемы. В связи с введением понятия «самоэффективность», через которое субъект оценивает свою компетентность в решении определенного круга проблем как более или менее высокую, по сравнению с другими, Бандура выделяет три взаимосвязанные процесса саморегуляции: самосозерцание, самосуждение и самореакцию. Самосозерцание подсказывает направление саморазвития, проявляясь в утверждениях и суждениях в мыслительной сфере; самосуждение проявляется в сравнении различных суждений и представлений человека о себе.

Н. Ах и В. Куль изучали волевую саморегуляцию личности. В Франкл изучал саморегуляцию через смыслополагание и выбор жизненного пути.

Нетрудно заметить, что способность к саморегуляции в поведенческом плане проявляется в актах самоактуализации, которые совершает человек на своем жизненном пути. Следовательно, нет возможности говорить о самоактуализации ребенка, поведенческие акты которого определяются по большей части бессознательными мотивами, а регулируются основными эмоциями, прямо связанными с удовлетворением той или иной биологической нужды, и внешними факторами ситуации. Нижняя возрастная граница возможного наблюдения актов самоактуализации относится к подростковому возрасту и связывается с необходимым (1) обретением подростком понятийного уровня мышления; (2) наличием определенной зрелости механизмов центрального торможения; (3) накопленным в предшествующий период развития опытом положительного решения ситуационно обусловленных проблем; (4) наличием тенденции к саморазвитию в мотивационной сфере. В этом случае возможен, но не неизбежен переход подростка от фантазирования, мечты и игровых мотивов, доминирующих в детстве, к составлению реалистических жизненных планов и попыток их реализации через многошаговые стратегии и саморегуляцию. Именно в этих первых попытках самоактуализации происходит «стыковка» и согласование мотивационной сферы, механизмов когнитивного анализа, стратегий и волевых аспектов, необходимых для исполнения задуманного. Успех в этой деятельности, направленной на самоактуализацию, позволяет подростку развивать процессы формирования иерархической структуры мотивов, обретать высшие формы эмоций, приближаться к постижению личностных смыслов в более зрелом возрасте.

В последние годы исследованием вершин развития человека занимается акмеология. В основе этой молодой науки лежат наработанные многовековой культурой человечества идеи об уникальности и ценности человеческой жизни, способности человека к творчеству и самосовершенствованию, переосмысливаемые в духе современных наук об управлении сложными объектами, стратегического планирования и прогнозирования, системного моделирования. Понятие «акме» впервые было введено в научный оборот религиозным философом о. П. Флоренским в контексте российской религиозно-философской антропологии (Н. Бердяев, В. Соловьев, Н. Лосский, А. Лосев). Новый интерес к этому понятию возник в связи с развитием в середине ХХ века экзистенциально-гуманистической философской антропологии и «вершинной» психологии (Б. Ананьев, Ш. Бюлер, К. Роджерс, С. Рубинштейн, А. Маслоу, В. Франкл и другие). В этих подходах человек рассматривается как высшая ценность и целостность, особое внимание уделяется его способности к развитию и саморазвитию в контексте жизненного пути.

Современная интерпретация понятия «акме» разработана Б.Г. Ананьевым и его учениками в связи с возвращением отечественной науки к проблеме комплексного исследования человека, стремлением выявить закономерности и этапы его развития. В акмеологии человек рассматривается как развивающаяся, функционирующая личность, которая «вписывается» (по выражению Б.Г. Ананьева) в другие системы (жизнедеятельность в целом, деятельности общения, познания) и в каждой из них рассматривается по законам каждой из означенных систем. Если это система профессии – то акмеологию интересует личность профессионала в конкретной области (гос. служба, образование, банковское дело и т.п.). Таким образом, акмеология рассматривает человека не только в психологическом аспекте, но и в социальных и профессиональных аспектах, пытаясь выяснить возможности гармонизации различных его ипостасей.

А.А. Бодалев так определяет эту науку: «Акмеология – наука, возникшая на стыке естественных, общественных, технических и гуманитарных дисциплин, и изучающая закономерности и механизмы развития человека на ступени его зрелости, и особенно при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии». А.А. Бодалев подчеркивает, что подобный ракурс изучения человека требует особой методологии, интеграции данных различных наук. Акмеология ставит перед собой научную задачу изучения оптимальных траекторий достижения людьми «индивидной, личностной и деятельностной ступени зрелости», и научно-практическую задачу своевременного подведения человека к этой стадии, которая позволяет ему с максимальной эффективностью использовать свои качества на пользу не только себе, но и обществу. Научно-практические задачи решаются через психолого-акмеологическое консультирование.

Г. Михайлов пишет, что в основе психолого-акмеологического консультирования лежит принцип моделирования будущего состояния: «Модель в акмеологии проектирует соотношение настоящего и будущего, которого еще нет в реальной действительности… и способ движения к этому будущему, который определяется внешней и внутренней детерминацией». Он особо подчеркивает, что в отличие от других наук, акмеология «не имеет онтологически заданного реального объекта. Ее предмет – это изменение реального объекта (оригинала) от «стартового» состояния к желаемому «финишному». Предметом данной науки является не субстанциальное статичное состояние, а сам момент и способ изменения. Очень существенно так же и то, что наличное состояние «оригинала» исследуется, а желательное, целевое – проектируется согласно теоретическим принципам и основаниям».

С.Л. Рубинштейн употреблял понятие «вершина жизни» в связи с проблемой развития личности: «Человек, сделавший что-нибудь значительное, становится в известном смысле другим человеком. Конечно, чтобы сделать что-нибудь значительное, нужно иметь какие-то внутренние возможности для этого» (1935). С.Л. Рубинштейн видел проблему в том, чтобы достигая вершин жизни, человек не исчерпывал себя «до дна», сохраняя мотивацию, силы и потенциал для новых свершений. Он обращал особое внимание и на то, что для достижения вершин совершенно недостаточно наличия способностей, только деятельность, воспринимаемая как лично значимая способствует продвижению к вершинам. Важное значение имеет и положение С.Л. Рубинштейна о необходимости исследования вершин не только в деятельности выдающихся представителей рода человеческого, но и «обычного человека»: «свою историю имеет каждый человек, каждая человеческая личность. Можно даже сказать, что человек лишь постольку является личностью, поскольку он имеет свою историю. В ходе этой индивидуальной истории бывают и свои события – узловые моменты и поворотные этапы жизненного пути индивида, когда с принятием того или иного решения на более или менее длительный период определяется жизненный путь человека».

Подводя итоги своей жизни С.Л. Рубинштейн пишет в дневнике: «В моей жизни было немало трудностей и спадов, но в целом она вся шла по восходящей. Люди, которые достигают своих вершин в более ранние годы, могут затем на протяжении всей своей последующей жизни пользоваться плодами достигнутого: в этом их большое преимущество. Те, жизнь которых идет по восходящей, так что вершина их достижений на протяжении большей части их жизни еще где-то впереди, перед ними, лишены этого преимущества. Их жизнь менее выигрышна, но в ней есть зато что-то возвышенное, несравненное чувство постоянного восхождения».

Все равно, быстрое или медленное достижение человеком своей вершины и осознание им этого факта ставит перед ним проблему смысла жизни, соотношения мотивации и нравственного выбора: как использовать достигнутое, продолжить ли дальнейшее восхождение в гордом одиночестве, или приостановиться и даже вернуться назад для того, чтобы оказать помощь отстающим? Что более «правильно» для ученого, опередившего свое время: писать «в стол», в расчете на будущие поколения, или же лучше попытаться создать свою школу, с целью «подтянуть» хотя бы несколько учеников до понимания своих идей (как это делали основатели великих религий)? Или может быть «лучше» сжечь свои рукописи и удалиться в монастырь, если есть серьезные основания опасаться того, что современники могут использовать новые идеи во вред всему человечеству (как это произошло с ядерной энергией)?

Что более «правильно» для опытного и эффективного практического психолога, работать ли добросовестно за мизерную оплату в обычной школе, детском доме, приюте или «хосписе», рассчитывая на то, что этот незаметный подвиг, лишь возможно, приведет к улучшению в том отдаленном будущем, в котором ему самому уже не жить? Или же консультировать за большие деньги страдающих от скуки и страхов потерять свое состояние богатых клиентов в роскошном кабинете, обеспечив себе и своим близким материальное благополучие «здесь, сегодня и сейчас»? Наука не дает ответов на подобные вопросы, такого рода решения принимает человек сам наедине со своей совестью, и именно такое решение выводит его либо к подлинным вершинам человеческого развития, либо оставляет в «долинах здравого смысла», хотя он сам может этого и не замечать. Но комплекс наук о человеке и обществе (социология, психология, право и т.п.) должен заниматься разработкой практических моделей гармонизации взаимоотношений между человеком и общественными институтами, обществом в целом, для того, чтобы не ставить человека в положение безальтернативности, безысходности.

< Назад | Дальше >