Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А.В. Брушлинскии "Проблемы психологии субъекта"

мических интересов, их лучшего осознания, помогающего

нормальным взаимоотношениям хозяйствующих субъектов (подробнее см. [43, 48]).

Среди психологических факторов, изучаемых в нашем Институте психологии в связи с социальными конфликтами, можно указать и на такие психологические и социально- психологические детерминанты, как психические состояния и личная предрасположенность к выбору стратегии поведения в конфликтных ситуациях и попытках их разрешения. Эта предрасположенность отчасти предопределяет понимание субъектом создавшейся ситуации, себя и поведения другого человека в этой ситуации и то, как она будет развиваться дальше прежде всего с позиций конструктивной или деструктивной стратегии, которая может быть здесь реализована. В экстремальных условиях конфликта резко возрастает значение психологических субъектных факторов, межличностной напряженности, негативных форм социального поведения - враждебности, агрессивности, раздраженности и т.п. Экстремальные условия часто нивелируют индивидуальные психологические особенности поведения по поиску выхода из конфликтных ситуаций, характерные для нормальных условий. Первая особенность такого экс

тремального поведения -отсутствие стремления к достижению компромисса, к взаимной уступчивости на основе взаимной договоренности. Это обусловлено искаженностью, неадекватностью восприятия противоположной стороны, ее оценкой только как агрессивной, но главное — как аморальной, не склонной выполнять взаимные обязательства и договоренности. Следствием этого является взаимное обвинение сторон в том, что они утратили моральные качества. Особенно отчетливо это видно на примере межэтнических конфликтов, изучаемых в лаборатории П.Н. Шихирева.

Попытки урегулирования конфликтных ситуаций связаны с использованием соответствующей нормативной базы и поиском такой посреднической помощи, которая обеспечила бы и контролировала однозначное и приемлемое объективное толкование и выполнение тех договоренностей, которые намечаются в ходе разрешения конфликтов. Здесь опять-таки особое внимание уделяется морально-психологической стороне дела. Особенностью поведения в конфликтах часто является истощение физических и психологических ресурсов, когда начинает преобладать состояние утомления, усталости, вялости и т.п. И тем самым в определенной мере уменьшаются возможности для поиска приемлемых путей и форм разрешения конфликта.

Самое главное для психологов в анализе кофликтных ситуаций и определения практических мер по их регулированию - это раскрытие типологических психических особенностей поведения субъектов (личностей и групп), которые вызывают повышенную конфликтогенность. Среди такого рода особенностей следует прежде всего назвать завышенный уровень притязаний, самооценки, низкую подчиняемость, высокую доминантность, сверхвысокую чувствительность к замечаниям в свой адрес, потребность в выражении со стороны окружающих почтения и восхищения, высокую обидчивость и т.д.

На такой основе выделяются прежде всего два крайних психологических типа, которые исследуются А.Л Журавлевым и его сотрудниками. Это, во-первых, тип агрессивного поведения в межличностных взаимодействиях, свойственный людям с эмоциональной неустойчивостью, тревожностью, стремящимся компенсировать это в поведении демонстративной решительностью, смелостью, подчеркнутой невосприимчивостью к угрозе и тягой к риску. В результате проявляется негибкость, ригидность поведения таких людей, отсутствие умения учитывать все нюансы ситуации, принимать во внимание точку зрения окружающих. Стиль их общения отличается грубостью, бесцеремонностью, подчеркиванием своей значимости, амбициозностью, сверхвысоким честолюбием. Легкость возникновения агрессивных реакций обусловливает непредсказуемость поведения такого типа субъектов. Второй тип личности — это жертва конфликтов. Он как бы провоцирует возникновение напряженности в межсубъектных отношениях, т.е. обладает комплексом психологических качеств, которые усиливают по отношени

ю к ним агрессивные формы поведения. Здесь уместна аналогия с таким направлением психологических исследований, как виктимология, изучающая поведение людей, которые подвержены повышенной опасности вызвать агрессию, насилие, как бы притягивая к себе преступников. Но этим, конечно не умаляется вина последних. Изучаются также и промежуточные типы личностей, играющие позитивную роль в преодолении конфликтных ситуаций.

Вся эта типология особенно важна, поскольку проблематика конфликтов выступает как психология конфликтующих субъектов. Подводя итоги, необходимо сказать, что в интересах разрешения конфликтов нужно добиваться того, чтобы субъекты конфликтов хотя бы в какой-то степени вступали бы в диалог. Но, к сожалению, конфликт, по крайней мере, в своей начальной стадии характеризуется часто бегством от диалога.

Для нашей страны важно также учитывать, что достижения зарубежной конфликтологии, в частности, в ее психологических аспектах, были получены в условиях относительной стабильности. Наше же общество находится сейчас в состоянии крайней нестабильности. Поэтому когда мы без достаточного анализа применяем процедуры регулирования конфликтов, приспособленные к стабильным ситуациям, мы подвергаемся опасности серьезных ошибок в наших теоретических представлениях и практических рекомендациях. Нужна все более глубокая проработка конфликтологической проблематики именно в соответствии со спецификой наших собственных условий. Иначе мы не достигнем надлежащего эффекта.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный анализ проблемы субъекта (т.е. человечества и внутри него различных групп и индивидов) свидетельствует о том, что такой анализ закономерно включается в контекст сопоставления гуманистической и тоталитарной позиций. Поэтому особенно важно все глубже раскрывать изначальные социальность и активность человеческого индивида, становящегося субъектом в процессе бесконечного многообразия взаимосвязей между человеком и обществом. Социальность не сводится к влиянию последнего на индивида. Необходимо учитывать и исследовать не только влияние общества на индивида, но и индивида на общество, членом которого он всегда является.

Вопреки широко распространенным точкам зрения субъект - это не психика человека, а человек, обладающий психикой, не те или иные психические свойства, виды активности и т.д., а сам человек — деятельный, общающийся и т.д.

Например, мышление не есть функция речи, системы знаков и т.д., оно — одно из качеств именно субъекта, использующего речь, язык, знаки в ходе познавательной деятельности.

Это необходимо учитывать при сопоставлении субъектно-деятельностного и знакового подходов. Иногда полагают, что различия между ними можно легко устранить, если выделить особый вид деятельности — знаковую, поскольку для сторонников знакового подхода решающую роль в психическом развитии людей играют знаки (прежде всего речевые) и вообще речь как система знаков.

jrto тогда желательно учесть, что, во-первых, разработчики субъектно-деятельностного подхода тоже придают огромное значение этой роли знаков и речи (хотя не рассматривают речь и язык как систему знаков). Во-вторых, они исследуют любую деятельность как взаимодействие субъекта с объектом а не как оперирование знаками (но, конечно, знаки тоже используются в этом взаимодействии).

Например, в ходе мышления человек непрерывно взаимодействует не со знаками, словами, понятиями, смыслами, значениями как таковыми, а именно с объектом, содержание которого выражено в словах, понятиях, знаках и т.д.

Это теоретическая деятельность (всегда единая с практической), а не знаковая и не речевая. Знаковая "деятельность" была бы возможна лишь у компьютера, поскольку он оперирует зна-

ками, но он не является субъектом и потому его функционирование не есть деятельность.

Таким образом, именно субъектный (в частности, субъектно-деятельностный) подход направляет исследование на изучение целостности человека.

< Назад | Дальше >