Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А.В. Брушлинскии "Проблемы психологии субъекта"

наши работают несмотря на прямо-таки сверхсложные условия, когда номенклатура продолжает "тащить и не пущать".

Поэтому мне не очень нравится термин "новые русские". Они — именно те, которые жили на протяжении предыдущих лет и десятилетий и могут сейчас развернуть и разворачивают свою инициативу. Отчасти это, может быть, сформирует много нового а нашем человеке, но все же на основе преемственности по отношению к "старым" русским. Очень важно подчеркивать такую преемственность, а не только принципиальное различие, которое, конечно, тоже имеет место. Правда, проблема создания среднего класса — до сих пор не решена.

Средний класс — фундамент стабильности, в том числе и психологический, когда появляется большая группа людей, обладающая собственностью, с более или менее установившимися интересами, социально психологическими стереотипами и условиями жизни, изменить которые уже невозможно.

Однако либерализация цен, проводимая до подлинной приватизации (и к тому же в условиях сохраняющегося монополизма в экономике), и соответственно ограбление многих, у кого прежде были большие сбережения на сберкнижках, привели к тому, что эти многие не смогли стать настоящими собственниками, мелкими предпринимателями и т.д. и не составили часть "среднего сословия'.

Сейчас социальные психологи исследуют большие группы людей — предпринимателей, студентов, менеджеров. Например А.Л Журавлев, ПН. Шихирев, В.Н. Дружинин и их сотрудники изучают предпринимателей, в первую очередь средних и мелких, потому что их — наибольшее количество и они более доступны для общения. До самых высоких фигур в бизнесе психологам пока трудно добраться. Наиболее важно прежде всего выяснить, что у этих субъектов является ведущими мотивами, основными потребностями, что обусловливает их энергию и активность. Исследование проводится методом опросов, интервью, бесед, но самое главное здесь — реальный анализ всех достижений, которые предприниматели уже успели осуществить и осознать.

Когда происходит опрос, то оказывается: они считают (хотя и не всегда адекватно), что ими движет прежде всего стремление к независимости, реализации профессиональных способностей, то есть это вполне позитивная мотивация субъектов, выдвигающих в качестве целей свободу, самостоятельность и независимость. Так они отвечают в ходе прямой беседы, хотя возможно, что ими движет в первую очередь стремление к ма-

териальному благополучию, к достатку, к большим деньгам (но сами они, отвечая на вопросы, говорят, что это для них не главное).

Психологи задают не только прямые, но и косвенные вопросы, обьино более четко и откровенно определяющие данного человека. В качестве косвенного вопроса задавался и такой: "Как Вы считаете, почему Ваши работники предпочитают работать у Вас, а не, допустим, на государственном предприятии?" Предприниматели отвечают: "Потому что у нас высокая зарплата". Здесь они, может быть, косвенно "выдают" себя (благодаря "прожективному" тесту), как бы проецируя на других свои осознанные или неосознанные мотивы и установки. Большие деньги — это не только условие, но и одна из целей деятельности предпринимателей.

Когда их спрашивают, что они делают в случае неудач, срывов, банкротств, на что рассчитывают, они, как правило, отвечают: не бросим свое дело, не уйдем на государственное предприятие. Они надеются на свои силы, готовы начать все или почти все сначала, их инициатива и их активность проявляется даже в случае неудач.

Поскольку предпринимательство всегда связано с большой долей риска, то их спрашивали об этом. Большинство признает, что риск действительно велик, но им нравится рисковать, это отвечает их внутренним потребностям. Обьино предполагается, что высокий уровень риска связан прежде всего с высоким уровнем конкуренции, однако сами предприниматели отвечают, что в случае конкуренции риск — небольшой. Казалось бы, здесь возникает явное противоречие, но оно разрешается тем, что высокий уровень риска связан прежде всего с давлением со стороны государственных структур. Предприниматели гораздо больше переживают не из-за конкуренции, а из-за мешающих им действий ряда властных структур. Примерно та же ситуация выясняется при изучении проблемы доверия. Его высокий уровень — очень важный фактор. Многие весьма ответственные сделки осуществляются достаточно быстро и только на основе личного доверия. Оказывается, что уровень доверия намного выше между предпринимателями и гораздо ниже по отношению к государственным структурам (подр

обнее см. [49]).

Это является одним из источников конфликтов между

Еоссийскими предпринимателями (в сфере малого и среднего изнеса) и государственными властями. По данным А.Л. Журавлева и его сотрудников, свыше 40 из 200 опрошенных бизнесме-

нов оценивают свои отношения с властными структурами как весьма напряженные и конфликтные.

Конфликты систематически изучаются особой наукой конфликтологией. В одной из новейших книг по данной теме — в сообщающей работе А.В. Дмитриева, В.Н. Кудрявцева и СВ. Кудрявцева "Введение в общую теорию конфликтов" [42] — конфликты детально рассматриваются в единстве их очень многих аспектов как высший уровень противоречия между людьми, различными группами с взаимосключающими интересами. Именно такой уровень конфликтности характеризует, по вышеуказанным данным, отношения между бизнесом и государственной властью в гораздо большей степени, чем взаимоотношения между самими предпринимателями (не только с партнерами, но даже с конкурентами). В числе основных причин возникновения конфликтов указываются: коррупция среди чиновников, неопределенность их функций и требований к предпринимателям, неоднозначность толкования законов, регулирующих предпринимательскую деятельность, и т.д.

Существенным психологическим фактором напряженности является формирование у предпринимателей устойчивого отрицательного образа и стереотипов восприятия представителя государственной власти, прежде всего на местах. Отличительными чертами этого образа являются особенности его поведения и психики: равнодушие к интересам предпринимателей, зависть и корыстолюбие, предвзятое отношение к предпринимателям как к преступникам, мошенникам и т.п. Таким образом, взаимоотношения между предпринимателями и чиновниками регулируются в основном взаимными негативными психическими образами, рождающими взаимное ожидание угрозы и враждебности.

Для того, чтобы по возможности смягчить и в дальнейшем разрешить подобные конфликты, мы в Институте психологии РАН пытаемся разработать определенные предложения. В первую очередь предусматривается создание условий для более полного взаимодействия предпринимателей с представителями государственной власти в целях повышения взаимной информированности о характере интересов и проблем обеих сторон. Это, далее, привлечение предпринимателей к обсуждению вопросов и принятию решений, связанных с развитием предпринимательства или затрагивающих интересы предпринимателей. Это также снижение регулирующей роли негативных стереотипов и оценок взаимного восприятия, препятствующих позитивному пониманию этих проблем.

Очень интересны и важны в теоретическом и в прикладном плане также межличностные конфликты, особенно динамика внутригрупповых и межгрупповых отношений в условиях изменения форм собственности, то есть тогда, когда на основе бывшего крупного предприятия создаются самостоятельные кооперативы, работающие на арендной основе.

Исследования А.Л. Журавлева и его сотрудников показали, что в этих условиях коллектив формируется не только как субъект совместной трудовой деятельности, но и как субъект совместной коллективной собственности и совместной экономической деятельности, связанной с распоряжением собственностью и направленной на получение прибыли. Тогда динамика социально-психологических отношений в условиях совместной собственности носит ярко выраженный противоречивый характер. С одной стороны, происходит усиление внутригрупповой интеграции, сплоченности, взаимопомощи, защиты интересов своего коллектива. А, с другой стороны, отмечается снижение сотрудничества с остальными коллективами, усиление напряженности и конфликтности между бывшими подразделениями прежде единого хозяйства. Это говорит о появлении и ярком проявлении корпоративных тенденций и узкогрупповых целей и интересов. Напряженность и враждебность в межгрупповых отношениях поначалу возникают как следствие изменения производственно-экономических связей, в частности, несо

гласованности договорных отношенй и различия экономических интересов отдельных коллективов и т.д. Но потом, возникнув на этой первичной основе, они становятся самостоятельным фактором, сильно затрудняющим и разрушающим даже в экономическом плане отношения между различными коллективами. Знание таких динамических особенностей подобных межгрупповых конфликтов позволяет предусмотреть и даже отчасти прогнозировать возникновение напряженности и конфликтности между отдельными группами и коллективами и по возможности предупредить их отрицательные последствия. Это особенно актуально сейчас, в условиях экономической реформы, связанной с изменениями отношений собственности. С большой долей вероятности можно прогнозировать усиление напряженности и конфликтности в сфере социально-психологических отношений. Вместе с тем необходимо поработать над их смягчением и усилением факторов межгрупповой интеграции, обеспечивающих сотрудничество и согласованность деятельности первичных трудовых коллективов на основе, разумеется, эконо

< Назад | Дальше >