Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Ролло Мэй "Открытие бытия"

Учитывая вышесказанное, я не рассматриваю здесь вопрос, правильно ли было бы называть это "переносом" или просто человеческим доверием – в этот конкретный момент, в данном случае. Я не отрицаю того, что понятие переноса правомерно, когда ему дается правильное определение, но никогда не стоит говорить о чем-то как "просто о переносе", как если бы что-то просто взяли и перенесли из прошлого.

William Healy, Augusta F.Bronner, and Anna Mae Bowers, The Meaning and Structure of Psychoanalysis (New York: Knopf, 1930), p. 38. Приведенные цитаты взяты, из обычного резюме классического психоанализа середины века, не потому, что нам не известны дополнения, которые были сделаны впоследствии к теории эго, но ввиду того, что мы хотим показать суть понятия эго; ту суть, которую уточняли, но в основном она осталась неизменной.

Там же., стр. 41.

Там же., стр. 38.

Если последует возражение тому факту, что концепция "это", по меньшей мере, более определенна и, таким образом, более удовлетворительна с научной точки зрения, нежели это чувство бытия, нам остается лишь повторить то, о чем уже говорили выше – легко достичь определенности на бумаге. Но этот вопрос всегда является мостом между концепцией и реалиями человека, и вызов со стороны науки как раз и состоит в том, чтобы найти концепцию, способ понимания, который не будет жестким по отношению к реалиям, даже если он окажется менее определенным.

Это интерпретация Хайдеггера, представленная Вернером Броком во вступительной статье к его книге "Существование и бытие" Existence and Being (South Bend, Ind.: Regnery, 1949), p. 77. Для тех, кого интересуют также логические аспекты проблемы бытия в сравнении с небытием, можно добавить, что диалектика "да против нет", как отмечает Тиллих в своей книге "Смелость Быть" The Courage to Be (New Haven: Yale University Press, 1952), была представлена в различных формах на протяжении всей истории мысли. Гегель считал, что небытие есть неотъемлемая часть бытия, в особенности что касается фазы "антитезиса" его диалектики "тезиса, антитезиса и синтеза". Акцент на "воле" у Шеллинга, Шопенгауэра, Ницше и других как базисной онтологической категории есть способ демонстрации того, что бытие имеет силу "отрицания себя, не теряя при атом себя". Тиллих, в конце своей книги говорит о том, что на вопрос о связи между бытием и небытием можно ответить только метафорично: "Бытие включает в себя как само бытие, так и небытие". Говоря более простым языком, бытие включает в себя небытие в том смысле, что мы можем сознавать смерть, можем принимать ее, можем даже призывать ее, совершая акт самоубийства, короче говоря, можем благодаря сознаванию себя осуществить шаг к смерти.

Глава 7

В этом резюме вопросы онтологической тревоги представлены в виде эпиграммы, поскольку мы вынуждены опустить здесь важные эмпирические данные, которые можно было бы привести в отношении каждого вопроса. Более подробно некоторые аспекты этого подхода к тревоге рассматриваются в моей книге Meaning of Anxiety, rev. ed. (New York: Norton, 1977) ("Значение Тревоги").

Мы говорим здесь о тревоге как о "субъективном" состоянии, проводя разделение между субъективным и объективным, что не может быть полностью оправдано логически, но представляет некий угол зрения. "Объективная" сторона переживания тревоги, доступная наблюдению со стороны, проявляется в тяжелых случаях при различных нарушениях в поведении (Гольдштейн), или в случаях формирования невротических симптомов, или же в случаях "нормы" – когда человек испытывает скуку, его действия характеризуются компульсивностью, бессмысленными развлечениями и понижением сознавания.

См. рассмотрение этого феномена Eugene Minkowski, "Findings in a Case of Schisophrenic Depression", in Existence: A New Dimension in Psychology and Psychiatry, ed. Rollo May, Ernest Angel, and Henri Ellenberger (New York: Basic Books, 1958).

Интересен вопрос: может, активные тенденции в англоязычных странах избегать каких бы то ни было реакций на переживаемый нами опыт тревоги (например, сохранять присутствие духа в Англии, не плакать и не показывать страх) отчасти связаны с тем, что у нас нет тех слов, которые могли бы показать всю силу этих переживании?

< Назад | Дальше >