Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Леонтьев А.А. "Основы психолингвистики"

Глава 17. Психолингвистика и образ мира

а речевым функциям левого - черты поверхностных (окончательно оформленные в грамматическом и фоно-логическом отношении высказывания). Левое полушарие располагает всеми средствами для порождения высказываний любой сложности: актуализация валентностей слов, словоизменение, словообразование, возможности синтаксического структурирования высказываний, то есть тот слой лексики, который необходим для формирования сложных грамматических конструкций, - глаголы, формально-грамматические и заместительные слова. С функциями левого полушария связана концептуальность порождаемых текстов. К сфере функций правого полушария относится наполнение воспринимаемых и порождаемых высказываний конкретным предметным содержанием: именная лексика, отражение индивидуально-личного опыта, чувственные впечатления. Показано, что при анализе лексического и грамматического материала ПП опирается не на системные-отношения в языке, а на референт для слов и на позицию имени для фраз. Язык ПП конкретен и образен: его лексика предметна, <вещна>, в

ней отражены непосредственные чувственные впечатления; его структура элементарна, почти асин-таксична; он алогичен, не дифференцирован и служит основой догадок и интуиции. Язык ЛП отличает развитая и сложная синтаксическая структура; он способен к обобщениям, абстракциям, построению суждений, имея для этого изобилие формально-грамматических средств. Физиологические механизмы обоих полушарий обеспечивают разные стороны речевой деятельности, а не дублируют друг друга. Участие полушарий в организации речевой функции осуществляется постоянным и гибким их взаимодействием, обеспечивая возможность создать целостный чувственный образ мира> (Лях, 1996, с.6- 7; см. также Черниговская и Деглин, 1984). Т.В.Черниговская добавляет к этому: <В отличие от данных, полученных другими авторами на здоровых испытуемых и на больных афазиями, наши исследования свидетельствуют о

Часть 5. Тенденции в современной психолингвистике

наличии не одной, а двух иерархий сложности грамматики - право-и левополушарной> (Черниговская, 1993, с.29).

Нам известен только один цикл работ в современной психолингвистике, полностью отвечающий высказанной выше идее о взаимодействии двух форм когнитивной репрезентации и только что процитированной мысли о взаимодействии правого и левого полушария в построении образа мира. Это книги петербургского психолинг-виста Владимира Яковлевича Шабеса (1989; 1990; 1992). Он построил свою концепцию на основе идеи <...моделей ментальных репрезентаций различных типов>, понятий пресобытия-эндособытия-постсобытия и др. Естественно, здесь описать эту концепцию невозможно, и мы просто отошлем читателя к указанным трудам.

Во всяком случае, психолингвистика давно уже идет в направлении моделирования ситуативного взаимодействия человека и мира, в направлении построения <психолингвистики событий> или <психолингвистики де-ятельностного взаимодействия>. Так, например, в рамках когнитивной психолингвистики развивается теория скриптов (сценариев) и сцен (Schank and Abelson, 1977; Schank, 1982; Шабес, 1992, c.46-58). Еще до возникновения психолингвистики (и тем более нейролингвистики) как особой науки А.Р.Лурия обнаружил различия в речевой деятельности афатиков в зависимости от того, оперируют они с <коммуникацией событий> (типа Собака лает) или <коммуникацией отношений> (типа Сократ - человек). В рамках психолингвистики, как мы видели выше, определилось также представление о <до-языковых> когнитивных структурах (пропозициях), оперирование с которыми является органической составной частью процессов речепорождения. Сходные тенденции заметны в трактовке речевого или, вернее, речемысли-тельного развития ребенка.

В свете оказанного интересно поставить вопрос, который, насколько нам известно, до сих пор не был пред-Глава 17. Психолингвистика и образ мира

метом психолингвистического рассмотрения с точки зрения <психолингвистики событий> (или <правополушарного> подхода). Речь идет о статусе грамматических значений в широком смысле, т.е. содержательной стороны того, что в свое время В.В,Виноградов считал категориями предложения и что актуализуется или <мор-фологизуется> (С.И.Бернштейн) в собственно грамматических (морфологических) категориях. Сюда же относятся разного рода явления локуса и деиксиса. Одним словом, это категории, связанные с пространственной, временной и иной <событийной> конкретизацией речевых высказываний. Последовательное рассмотрение этих категорий как психолингвистических не может не оказать воздействия и на понятийную систему и основные положения <чистой> лингвистики.

Ведь, как автор этой книги писал двадцать лет назад, психолингвистика и есть экспериментальная лингвистика. И как бы лингвистика ни делала вид, что она независима от психолингвистики и может прожить без нее, они давно уже настолько спаяны ^.руг с другом, что любой серьезный шаг вперед в одной немедленно отражается на другой.

А лингвистика сейчас остро нуждается в притоке новых идей, так как она уже много лет по существу топчется на месте, развиваясь почти исключительно за счет использования информации, накопленной в психолингвистике, логике, прагматике и других гуманитарных областях.

Глава 18. Психолингвистика и личность

В предыдущей главе мы обращались к мыслям М.М.Бахтина, П.А.Флоренского и А.НЛеонтьева о принципиальном единстве мира предметного и мира духовного, мира сознания, о <не-алиби> каждого человека в мире и о том, что мир неполон без каждого из нас, что без каждого из нас с нашей психикой, нашим сознанием, нашей деятельностью он становится другим миром.

Мы зафиксировали также, что главное противопоставление для психолога есть не противопоставление внешнего и внутреннего, материального и психического, а противопоставление образа и процесса.

В концептуальной системе школы Л.С.Выготского речь идет об образе мира и деятельности человека в этом мире. Простейшее, в конечном счете механистическое представление об их взаимоотношении сводится к тривиальному положению о том, что образ мира есть ориентировочная основа для деятельности. (Для простоты и мы в Главе 17 рассуждали именно так).

Но образ мира связан с деятельностью не только, так сказать, операциональными связями. Нельзя забывать, что <строительным материалом> для образа мира являются не безличные социализованные значения, а личностные смыслы как кристаллизация человеческого отношения к миру (А.Н.Леонтьев). А с другой стороны, у любого акта деятельности есть мотивационная детерминация, есть иерархия управляющих ею установок (А.Г.Асмолов). Да и вообще деятельность может формироваться и направляться надситуативной активностью субъекта (В.А.Петровский).

Часть 5. Тенденции в современной психолингвистике

Таким образом, между образом мира (если понимать его как часть сознания личности, по выражению А.Н.Леон-тьева) и реальными поступками человека стоит - личность. <Она и есть не что иное, как сгусток жизни, продукт ее кристаллизации в форме субъекта - субъекта, всегда несущего в себе свою историю, свою реальную биографию> (А.Н.Леонтьев, 1994, с.200).

Проблему личности можно и нужно рассматривать под двумя углами зрения, в сущности своей неразрывными. Это, во-первых, механизм такой кристаллизации, внутренняя структура личности как психологического образования. По мнению Д.А.Леонтьева, <...структурными составляющими личности выступают следующие смысловые структуры: личностный смысл...; смысловая установка...; мотив...; смысловая диспозиция, проявляющаяся в эффектах консервации устойчивого смыслового отношения [<перенос смысла> по А.Н.Леонтьеву - Авт.}, смысловой конструкт, проявляющийся в эффектах приписывания жизненного смысла объекту или явлению, выступающему носителем значимых качеств; личностная ценность, проявляющаяся в эффектах смысло-образования, связанного не с актуальной динамикой потребностей, а с идеальной моделью должного> (Д.А.Леонтьев, 1988, с.22; см. также 1993).

Во-вторых (и это отражается и в самой структуре личности), это отношение личности и <жизни>, которое следует рассматривать и в плане формирования личности (персоногенеза) (см. Асмолов, 1996; 19960), и в плане отображения жизненной перспективы в сознании этой личности. А.Н.Леонтьеву (1975) принадлежит важнейшая идея <горизонта личности> как ее интегральной характеристики. Процитируем по А.А.Леонтьев, 1983, с.37- 38) рукописные подготовительные материалы к неосуще-ствившейся книге А.Н.Леонтьева <Образ мира>:'

< Назад | Дальше >