Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Т.И.Артемьева "Методологический аспект проблемы способностей"

147

ставляет основание их структурирования. Своеобразие стиля Шостаковича раскрывается через использование интонационного оборота «золотого хода» в его регулиру­ющей функции — как приема, средства, способа органи­зации музыкального материала. Или, говоря иными сло­вами, раскрывается функция этого типичного «способа интонирования» как способности.

Музыковедческий ма-^гиал открывает возможности психологического анализе! музыкальной деятельности и служит исходным для последующей расшифровки проб­лемы музыкальных способностей.

Композитор исходит из сложившихся в истории музы­ки способов интонирования (проблема «золотого хода»). Интонация «золотого хода», как и интонация «квинто­вого оборота», используемая композитором, в целом отнюдь не является творческим изобретением только Д. Д. Шостаковича. Она имеет большую историю своего «бытования» в музыке. Факт, по сути дела, обычный. Но этот внешне как будто очевидный факт превращает­ся в необычный, когда автор прослеживает судьбу инто­нации «золотого хода» в эволюции творчества компози­тора. А именно: даже специальный материал музыки Шостаковича к кинофильмам позволяет увидеть индиви­дуализацию этих традиционных способов интонирования.

На примере композиторской деятельности Шостако­вича в сфере киномузыки можно видеть, что музыкаль­ные способности представляют собой процесс индивиду­ализации традиционных, социальных способов интониро­вания, «перевод» последних в индивидуализированные способы действия, несущие печать неповторимости и свое­образия личности композитора. Это с одной стороны. С другой — эта индивидуализация социальных способов выступает в обобщающем, типичном для данного компо­зитора качестве. Факт типизации находит свое актуаль­ное проявление в том, что выступает способом органи­зации, переструктурирования всех других музыкальных способностей. И как следствие—можно проследить влияние этого способа на обш}ю способность к музы­кальной деятельности.

Важнейшим, требующим дальнейшего специального анализа звеном методологии способностей является воп­рос о способностях как способствующих вкладу индиви­да в действительность, «добавлению» к -юму, что уже до­стигнуто человечеством в тот или иной отрезок времени. Вопрос о преобразовании индивидом социальной дейст­вительности имеет социологический аспект, выходящий за пределы проводимого здесь анализа.

Мы не будем останавливаться на проблеме преобра­зования индивидом логики объекта, связанной с пробле­мой опредмечивания и распредмечивания. В этой связи отметим одно весьма важное для данного анализа об­стоятельство.

Говоря о возможностях индивида (в том числе при­родных—задатках), нельзя упускать из виду тот факт, что они носят общественный характер в силу обществен­ной сущности индивида. Поэтому их развитие происхо­дит не только в конкретном виде деятельности, но связа­но со всей системой воспитания, обучения, активности самого индивида в процессе его жизни, с отношением к другим людям. Новые возможности индивида возника­ют не только непосредственно в его деятельности. На­пример, если сравнить двух таких режиссеров, как К. С. Станиславский и В. Э. Мейерхольд, то бросается в глаза, что профессионально даже одна и та же их дея­тельность «не вмещала» всех их способностей; для каж­дого из них выход за пределы этой деятельности осуще­ствлялся в разном направлении, которое определялось их личностными особенностями. У К. С. Станиславского это было преимущественно осмысление теории режиссу­ры и театрального искусства вообще, у Мейерхольда же — преимущественно поиски новых форм организа­ции театра, новых форм воздействия на восприятие зри­теля.

Важнейшим каналом формирования личности явля­ется процесс общения, который зависит от занимаемого индивидом места в коллективе и т. д. Здесь формирует­ся общая характеристика индивида как общественного существа, которая проявляется прежде всего в его ини­циативе, активности, способности организации не толь­ко отдельного вида деятельности, но и всей своей жиз-недеягельности в целом, отношений с другими людьми и т. д. Такая активность не может быть сведена, скажем, к профессиональной деятельности работника, а пред­ставляет собой «общественное лицо» данного индивида, способ его общения с другими людьми и т. д., без кото­рых не могут быть поняты его способности.

149

Общественно-социальная обусловленность развития способностей заключается не только в том, в каких со­циальных условиях они развиваются, но и в том, какова характеристика индивида как общественного существа— как существа только функционирующего, исполняющего или как деятеля и творца. Способности индивида могут существовать как только нечто его личное, не проявля­ясь в его профессиональной деятельности, но могут при­водить к тому, что лндивид создает новое для общества. Здесь в качестве личностной характеристики способно­стей индивида может быть названо сознательное (или неосознанное) стремление к их реализации.

Зависимость между выявлением и осознанием инди­видом своих способностей и их последующей реализаци­ей не прямая. Она опосредуется рядо'м обстоятельств.

Своеобразным жизненным примером, доказывающим регуляторную роль личности в реализации ее способно­стей, является, например, прекращение артистом или спортсменом профессиональной деятельности в момент ее расцвета, в момент, когда человек достиг большого успеха и чувствует глубокое удовлетворение от этой дея­тельности. Это решение принимается им в результате сознательного понимания того, что в данный момент до­стигнут «потолок» в реализации его возможностей. В свою очередь, это осознавание опирается 'на представ­ление о собственном «идеале» (образе), воплотившем все лучшее в какой-то отрезок времени, по отношению к которому вся последующая деятельность окажется упад­ком и деградацией. Нет необходимости говорить о том, сколько силы воли и личного мужества требуется от че­ловека для перемены им сферы профессиональной дея­тельности.

Большую психологическую проблему представляет собой вопрос о «подкреплении» способностей, который также подтверждает их личностную обусловленность. Одно дело — «подкрепление» способности в деятельно­сти, другое — когда не подкрепленные в данной деятель­ности (иногда в связи с зависимостью от данных социаль­ных условий) способности ищут выхода в другом виде деятельности, получая «подкрепление» в новых устрем­лениях личности.

В общем виде ход развития способностей был сфор­мулирован С. Л. Рубинштейном. Он писал: «Развитие

150

спосооностей совершается по спирали: реализация воз­можности, которая представляет способность одного уровня, открывает новые возможности для дальнейшего развития, для развития способностей более высокого уровня» 62.

Возникает вопрос: что представляет собой процесс развития способностей индивида? Можно ли понимать его таким образом, что какой-то способности, например наблюдательности, не было, потом она и ряд других по­явились, добавились к имеющимся? Или этот процесс протекает иначе?

Представляется, что процесс развития способностей— не просто количественное их увеличение (хотя о ребенке можно говорить, что у него не было сначала каких-то способностей, затем они стали появляться все в большем количестве, и это не может не сказаться на его общем развитии). Но если способности рассматривать как це­лостную характеристику личности, то, вероятно, дело не в количественном увеличении способностей. По-видимо­му, процесс развития способностей личности — это преж­де всего процесс качественной перестройки имеющихся способностей. Именно качественная перестройка способ­ностей приводит к тому, что происходит совершенствова­ние деятельности индивида, личности в целом.

Способности выступают результатом и предпосылкой разнонаправленного развития личности. По-видимому, эту разнонаправленность нельзя понять, если связывать развитие способностей только с каким-то конкретным ви­дом общественно полезной деятельности. Проблему раз­нонаправленного развития личности можно исследовать более плодотворно, если взять ее не в системе «способ­ности — конкретный вид деятельности», а в более широ­ком плане «индивид — условия жизнедеятельности».

< Назад | Дальше >