Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Т.И.Артемьева "Методологический аспект проблемы способностей"

Деятельность действительно обычно рассматривается с точки зрения постановки целей, выбора средств плани­рования и т. д. Однако сплошь и рядом такой ее анализ уже абстрагирован от индивида, ее совершающего.

Вопрос же о качестве регуляции деятельности инди­видом (постановка целей, стратегия и т.д.) должен рас­сматриваться в плане соотношения возможностей инди­вида и требований, которые предъявляются деятельно­стью.

Способного индивида характеризуют полнота, свое­временность выявления своих возможностей для совер­шения данной деятельности (в известной мере до ее осу­ществления), а главное—соотнесение им своих возмож-

131

яостей с условиями осуществления предстоящей деятель­ности. Но деятельность не существует как совокупность абстрактных способов, целей и средств. Будучи по своей сущностной характеристике воплощением одного из ви­дов общественно полезной деятельности, она всегда со­вершается в конкретных условиях. От этих условий зави­сят момент выделения цели, характер и способ ее выде­ления, содержание цели при одной и той же предметной характеристике деятельности. Постановка цели, выделе­ние средств для ее достижения и т. д. всегда являются выражением психологической «операции» соотнесения индивидом своих возможностей с условиями осуществле­ния деятельности, предварительной оценки условий с точки зрения возможностей индивида и предварительной оценки этих возможностей с точки зрения условий. Осу­ществление похода, например, в условиях Севера требу­ет не только постановки цели экспедиции, выбора марш­рута и т. д., но и оценки человеком, совершающим этот поход, своих возможностей соотносительно с результата­ми других экспедиций, с наличными условиями и т. д. Именно это предварительное соотнесение осуществляет (или не осуществляет) ту мобилизацию сил, которая обычно не учитывается психологами в структуре деятель­ности, в то время как оно служит чуть ли не решающим ее условием.

Концентрация всех интеллектуальных, эмоциональ­ных и профессиональных возможностей является, как нам кажется, одним из важнейших динамических момен­тов способностей индивида. Поддержание этой концен­трированное™ — один из важных моментов регуляторной характеристики способностей; с другой стороны, сами способности индивида могут быть поняты как отсутствие «напряжения», отсутствие психологической «трудности» при решении тех или иных задач.

Способности к деятельности выступают сплошь и ря­дом в умении выявить определяющее условие для ее осу­ществления, благоприятное для того, чтобы начать дей­ствовать. Такова способность выдающихся полководцев, которая заключается не только в умении расставить войска, тактике и стратегии в текущей деятельности, но и в соотнесении наличных возможностей (армии) с усло­виями войны и в выборе момента начала деятельности и т.д.

132

Поэтому понятие способностей как регулятора дея­тельности, во-первых, не сводится, к чисто «технологиче­скому» моменту качества регуляции и, во-вторых, не свя­зано только с самим процессом осуществления деятель­ности, а может предшествовать ему.

Скрытым и непосредственно в деятельности не прояв­ляющимся аспектом способностей, который обнаружива­ется в деятельности только как результат, является со­отнесение индивидом своих возможностей с условиями его деятельности, более широко—с условиями его жиз­недеятельности. Здесь и реализуется сформулированное выше методологическое положение о необходимости рас­сматривать соотношение «индивид—деятельность— условия деятельности — жизнедеятельность».. Способно­сти проявляются не только в том, как выполняет индивид ту или иную деятельность, но и в том, какую деятель­ность из всех возможных он выбирает в качестве основ­ной, профессиональной, а какая сохраняется как «свобод­ная».

Качество регуляции деятельности способностями про­является и в другом плане. Психологам известно понятие «свертывание», или «сокращение», деятельности. Напри­мер, в ходе решения математической задачи любого типа количество и степень развернутости действий у разных людей могут существенно варьировать. Дополнительные построения, чертежи, не говоря о дополнительных вычис­лениях и т. д., представляют собой усложнение деятель­ности, если задачу решает неспособный человек. Прямым же следствием наличия способностей является «сверты­вание» лишних действий, «сокращение» деятельности в целом. Эти факты «свертывания» и «сокращения» дея­тельности при условии выполнения ее способным к мате­матике учеником зафиксированы, например, В. А. Крутец-ким, изучавшим математические способности школьников.

Различие в деятельности способного и неспособного индивида заключается в качестве ее психической регу­ляции. Количество и качество продукции, если таковые выступают как результат деятельности, выразительность деятельности (например, художника или музыканта), продуцирование новых идей, открытий как результат деятельности ученого и т. д. — таковы последствия регу­ляции деятельности способностями индивида. Рассматри­вая психическую деятельность как регуляторную, вычле-

133

няя в этой регуляторной функции побудительную и ис­полнительскую стороны и выделяя в личности в качестве основных два психических свойства—характер и способ­ности, С. Л. Рубинштейн писал: «Побудительный аспект регуляторной функции психической деятельности закреп­ляется в личности в форме характера, исполнитель­ский — в форме способностей. И тот и другой — резуль­тат генерализации и стереотипизации психической дея­тельности как регулятора практической деятельности людей. Но в характере генерализуется и стереотипизи-руется побудительный аспект — (функция) психической деятельности, а в способностях — ее аспект, связанный с функцией исполнительской регуляции» ".

Верно, что способности осуществляют и исполнитель­скую функцию регуляции деятельности индивида, но не сводятся к ней. Функция способностей значительно шире, чем только регуляция деятельности. Представляется воз­можным предположить, что способности в то же время есть «побуждение» к новым формам деятельности, зача­стую они выполняют функцию опережения деятельности. Более того, в этом и состоит их основное назначение. Деятельность способного к ней индивида дает тот «до­полнительный» психологический эффект, который возни­кает сверх объективного результата — удовлетворение от деятельности; этот личностный эффект часто и явля­ется побудителем к новой деятельности, входя в сферу устойчивых притязаний личности. И напротив, деятель­ность неспособного человека, представляя для него труд­ности, требует специальных побудителей иного характера.

Что касается исполнительской регуляции деятельно­сти, то она может быть осуществлена на уровне необхо­димых для этого знаний, навыков, умений, которые, в свою очередь, есть выражение сформированности опре­деленного качества психических процессов, достаточного для регуляции деятельности; но это качество еще не есть способность в ее собственном, специфическом смысле слова.

Специфическое назначение способностей состоит в предвосхищении новой деятельности, в опережении по­следующей деятельности индивида и «выходе» за преде­лы уже сложившейся. Именно в этом можно видеть спе-

52 Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание, с. 293—294. 134

циальную задачу способностей: в движении, изменении, преобразовании 'последующей индивидуальной деятель­ности.

Способности индивида, формируясь в его реальной деятельности, делают его способным к открытию новых типов деятельности, а не только существующих на данном 9тапе общественного развития, к созданию каких-то но­вых ее видов. Если же выводить способности только из конкретных, специальных видов деятельности, то понять проблему «рождения» новых видов деятельности просто невозможно. Поэтому важно подчеркнуть, что между способностями и деятельностью существует двойная вза­имочередующаяся зависимость: с одной стороны, способ­ности индивида выступают как результат его предыду­щей деятельности, с другой — как предвосхищение и опережение его будущей деятельности, как деятельность в еще не развернутом виде. Думается, что без этой функ­ции — опережать последующую деятельность — способ­ности теряют свой действительный смысл, и тогда за ни­ми остается только функция приспособления к деятель­ности (а ведь приспособление к деятельности может осу­ществляться и на уровне навыков, умений, инструкций!).

< Назад | Дальше >