Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Т.И.Артемьева "Методологический аспект проблемы способностей"

Известно, что С. Л. Рубинштейн выдвинул и развил тезис о связи психических свойств, и в том числе (и в особенности) способностей, с деятельностью. Эта поста­новка проблемы идет от самих способностей к их прояв­лению в деятельности, их формированию в зависимости от деятельности. Однако возможен и несколько иной путь исследования, исходящий из более общего соотно­шения «индивид—деятельность»; при таком подходе

76

способности могли бы быть определены как производная от этого соотношения.

Задача данной работы и заключается в том, чтобы, отправляясь от сложившихся в советской психологии подходов к проблеме способностей, которые в нерас­члененном виде заключают в себе и методологический подход, рассмотреть способности как зависимые от более общих соотношений индивида с действительностью (со­циального, природного, индивидуального), т. е. в собст­венно методологическом плане.

Следует учесть, что в советской психологии обсужда­ется вопрос о структуре способностей. Необходимо уяс­нить, является ли эта проблема собственно-психологиче­ской (идег ли речь о психологической структуре способ­ностей) или же в ней нашли свое отражение более общие соотношения.

Анализ существующих в советской психологии точек зрения на структуру способностей показывает, что одним из первых возникает вопрос, как понимать соотношение общего и различного в анализе способностей. Способно­сти представляют собой такое психологическое явление, которое свойственно (или должно быть свойственно) всем людям и вместе с тем которое различает их. Однако вопрос о соотношении общего и различного, индивиду­ального в составе самой способности (что составляет один из важнейших аспектов ее структуры) можно начать с обсуждения применительно к психической деятельно­сти в целом.

Существует специальная область дифференциальной психологии, исследующая индивидуально-психологичес­кие различия людей, однако мысль о дифференциальном характере самой сущнрсти психической деятельности обычно психологами не обсуждается.

В этой связи проблема способностей может быть рас­смотрена как особенное, индивидуализирующее психи­ческое явление. Возникает вопрос: являются ли способно­сти той психологической характеристикой, которая разли­чает людей, в то время как основные характеристики психической деятельности выступают у них как общие или, вернее, одинаковые? Но в подобном случае между таким пониманием способностей и психической деятель­ности возникает противоречие, способности и психика в целом поляризуются. В результате такого противоречия

77

сфера исследования способностей обособляется от психи­ческих свойств — восприятия, памяти, мышления и т. д., которые рассматриваются как общие для всех людей. В таком случае они выступают лишь как специальные индивидуально-варьирующие образования. Но тогда об щая психология отрывается от дифференциальной и про­тивопоставляется ей. Кроме того, при подобном подходе не создается основы для того, чтобы исследовать спо­собности как нечто общее для всех людей, как то, что есть у всех людей. Можно лишь констатировать, что способности различаются у разных индивидов, и тем самым свести проблему способностей к проблеме диффе­ренциальной психологии, исключая ее из общей.

Обсуждение проблемы способностей в контексте со­отношения общей и дифференциальной психологии при­водит к выводу о невозможности противопоставления общего и особенного и. выдвигает конкретную задачу выявить их диалектику, взаимосвязь уже применительно к самим способностям.

Основой для такого подхода являются мысли К. Маркса и Ф. Энгельса о развитии личности в целом, в том числе и ее способностей, как развитии ее «сущно-стных сил». При этом основоположники марксизма исхо­дили из различия сущностных сил у различных человече­ских индивидов (по-видимому, и психологические свойст­ва, хотя и являются всеобщими для всех людей, отлича­ются конкретным своеобразием у различных индивидов).

В психологии мысль о необходимости учета «родовых» свойств была высказана А. Н. Леонтьевым, Н. С. Лей-тесом и др. Особенно последовательно она проводилась С. Л. Рубинштейном и его сотрудниками. В своих рабо­тах " Рубинштейн подчеркивал, что для объяснения раз­вития способностей нужно отталкиваться от исходных человеческих свойств и законов их формирования, видеть «преемственность» между «родовыми» свойствами, при­сущими всем людям, и способностями как особенностями, дифференцирующими людей. Под родовыми свойствами С. Л. Рубинштейн подразумевал присущие всем людям мышление, восприятие, чувствительность и т. д. Если разорвать эту связь, то трудно дать объяснение возник-

с1 См.: Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание, с. 287—293; Он же. Про­блема способностей и вопросы психологической теории, с. 8.

78

новению выдающихся способностей, которые в таком случае представляются как нечто таинственное и мисти­фицированное. Чтобы понять природу, скажем, способ­ности к изобразительной деятельности, следует в первую очередь сосредоточиться на изучении общих закономер­ностей зрительного восприятия. То же самое характерно и для музыкальных способностей. С. Л. Рубинштейн писал: «Вопрос о музыкальных способностях превращал­ся в проблему Моцарта и Глинки в полном отрыве от вопроса о музыкальных способностях их слушателей— тех людей, для которых они создавали свои музыкальные произведения. Между тем нельзя отрывать рассмотрение выдающихся индивидуальных способностей от изучения родовых свойств, общих всем людям: при отрыве от этой почвы выдающиеся способности отдельных людей и вооб­ще сложные комплексные свойства личности неизбежно мистифицировались и путь для их изучения обрывался.

Нельзя также отрывать изучение сложных комплекс­ных свойств, например способностей, делающих человека особенно пригодным к той или иной специальной, про­фессиональной деятельности, от тех элементарных родо­вых свойств (как, например, чувствительность познава­тельная и. эмоциональная), которые характеризуют человека как такового, его природу. Только будучи включенным в общую проблему психических свойств человека, может быть научно поставлен и разрешен воп­рос о свойствах характера и способностях в специальном смысле как свойствах, делающих человека особенно пригодным для успешного выполнения того или иного специального вида общественно полезной профессио­нальной деятельности»62.

На основании положения Маркса о том, что всем людям присущи общие черты и свойства, которые могут изменяться, модифицироваться в каждую исторически данную эпоху, С. Л. Рубинштейн делал вывод, что «нельзя обособлять психические свойства, специфические для советских людей, от психических свойств, общих у них со всеми людьми, противопоставляя психологию со­ветского человека психологии других людей. Не сущест­вует двух разных «пород» людей. Психология советского человека—это психология человека в условиях советского

62 Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание, с. 289.

79

< Назад | Дальше >