Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А. М. Айламазьян "Метод беседы в психологии"

И последнее исследование, о котором я хочу рассказать, было недавно закончено ХоулкаЙдс. При определении необ­ходимых и достаточных условий психотерапевтических из­менений она использовала мои теоретические положения. Она предположила наличие значимой связи между количеством конструктивных личностных изменений в клиенте и четырь­мя переменными, относящимися к качествам консультанта: а) степенью эмпатического понимания клиента, выражаемо­го консультантом; б) степенью положительного эмоциональ­ного отношения (безусловного уважения), выражаемого кон­сультантом по отношению к клиенту; в) степенью искренно­сти консультанта> соответствием его слов внутренним чув­ствам; г) степенью, с которой эмоциональная интенсивность ответа консультанта соответствует эмоциональной интенсив­ности высказывания клиента*

Для исследования этих гипотез с помощью множественных объективных критериев ею была выбрана группа из десяти клиентов, лечение которых можно считать «самым удачным», и группа из десяти — с «наименее удачным». Затем была ото­брана одна ранняя и одна поздняя запись на магнитофонной пленке беседы каждого клиента с консультантом. В случай­ном порядке были выбраны девять взаимодействий «клиент— консультант» из каждой беседы. Таким образом было полу­чено девять ранних и девять поздних взаимодействий у каж­дого клиента- Это составило несколько сотен взаимодействий, которые были перемешаны в случайном порядке. Взаимодей­ствия из ранней беседы в наименее удачном случае лечения могли предшествовать взаимодействиям из поздней беседы в наиболее удачном случае лечения ит,п.

Трое судей, незнакомых с этими случаями лечения, степе-нью их успешности или источником любого взаимодействия, прослушали этот материал четыре раза. Они ранжировали каждое взаимодействие по семизначной шкале, во-первых, по степени эмпатии, во-вторых, по степени положительного от­ношения консультанта к клиенту, в-третьих* согласно искрен-

ности консультанта и, в-четвертых, согласно той степени, с которой ответ консультанта соответствовал эмоциональной

интенсивности высказывания клиента.

Я думаю, все, кто знал об этом исследовании? считали его смелым и рискованным предприятием* Могли ли судьи> про­слушав только единичные акты взаимодействия, достаточно надежно оценить те тонкие качества, о которых я говорил? И даже если бы их оценки были достаточно надежными, могли ли восемнадцать взаимодействий из каждого случая лечения {ведь в каждом случае они были только минутной выборкой из сотен или тысяч таких взаимодействий) иметь какое-либо отношение к результату психотерапии? Вероятность этого представлялась весьма малой.

Результаты — удивительны. Оказалось возможным достиг­нуть высокой надежности данных; большинство корреляций между данными отдельных судей составляло 0,8 или 0,9, кроме данных по последней переменной. Было обнаружено, что высокая степень эмпатического понимания была значи­мо связана {на уровне 0,001) с наиболее успешными случая­ми лечения. Высокий показатель безусловного уважения так-же был связан с наиболее успешными случаями лечения (на уровне значимости 0,001), Далее оценка искренности или со­гласованности консультанта — степень, с которой его слова соответствуют его чувствам, — была связана с успешными результатами лечения (и опять на уровне значимости 0,001), Только результаты влияния соответствия интенсивности эмо­ций были двусмысленными.

Интерес представляет также то, что высокие оценки этих переменных не были более значимо связаны со взаимодействи­ями из поздних бесед по сравнению со взаимодействиями из ранних бесед. Это значит, что отношение консультанта к клиен­ту было одинаково в течение всех бесед. Если он проявлял высо­кую эмпатию, то оставался таким с начала до конца. Если ему не хватало искренности, это было свойственно ему постоянно.

Как и любое исследование, эта работа имеет свои недостат­ки. В ней рассматривался определенный тип помогающих отношений — психотерапевтические отношения. Изучались

лишь четыре переменные, которые предполагались значимы­ми- Возможно, имеется много других. Несмотря на это, рабо­та представляет собой значительное продвижение в изучении помогающего поведения* Разрешите мне кратко изложить ее результаты* Мне кажется, качество взаимодействия консуль­танта с клиентом может быть удовлетворительно оценено на основе очень небольшого числа высказываний. Если чувства консультанта прозрачны и соответствуют его словам, а не расходятся с ними; если клиент нравится консультанту неза­висимо от каких-либо условий и если консультант понимает основные чувства клиента так, как их понимает сам клиент, — тогда имеется большая вероятность, что это отношение будет помогающим и эффективным.

Несколько замечаний

Итак, это — исследования, которые бросают луч света на природу помогающих отношений, В них изучались различ­ные аспекты проблемы с разных теоретических позиций. В них также использовались различные методы, которые нельзя прямо сопоставить. Однако, мне кажется, они указывают на несколько утверждений, которые могут быть высказаны с уверенностью. Кажется ясным, что отношения, которые яв­ляются помогающими, отличаются по своим качествам от других отношений. Эти различающие их качества прежде всего связаны, с одной стороны, с отношением человека, ко­торый помогает, а с другой — с восприятием этого отноше­ния тем, кому помогают. Также ясно, что проведенные ис­следования не дают нам ответа на вопрос о том, что такое помогающие отношения и как они формируются.

Как я могу создать помогающие отношения?

Я верю, что у каждого из нас, работающего в области че­ловеческих отношений, имеется подобная проблема, заклю­чающаяся в том, как использовать знаяият полученные в та­ких исследованиях. Мы не можем рабски и механически сле­довать их результатам, в противном случае мы разрушим свои

___________________. __________209

личностные качества, которые, как показывают эти работы, очень ценны. Мне кажется, нам следует использовать эти знания, сопоставляя их с нашим опытом и формируя все но­вые и новые личные гипотезы для использования и проверки их в дальнейших личных отношениях между людьми.

Поэтому важнее, очевидно, рассказать о ряде вопросов, вызванных этими исследованиями и моим собственным опы­том, а также о некоторых предположительных и изменчивых гипотезах, определяющих мое поведение при вхождении в помогающие отношения со студентами, персоналом, семьей или клиентами, йежели излагать, где и как следует исполь­зовать результаты этих исследований. Разрешите мне пред­ставить список вопросов и моих соображений.

1. «Могу ли я восприниматься другим человеком как дос­тойный доверия, надежный, последовательный человек в са­мом глубинном смысле этого слова?* И исследования, и опыт показывают, что это очень важно. Спустя годы я нашел, мне кажется, более правильный, не лежащий на поверхности воп­рос. Обычно я чувствую, что, если бы соблюдал все внешние условия поведения надежного человека — например, пункту­альности конфиденциальность беседы и др. — и если бы я вел себя одинаково последовательно во время консультирова­ния, тогда это условие было бы выполнено. Но мой опыт под­сказал мне, что если я показываю хорошее отношение к кли­енту, хотя на самом деле чувствую раздражение, скептицизм или неприязнь, то люди почувствуют обман и воспримут меня как непоследовательного или ненадежного человека, Я при­шел к выводу, что быть надежным — это не значит быть пос­ледовательным во всем, это значит быть заслуживающим до­верия, правдивым человеком. Чтобы описать, каким я хотел бы быть, я использовал термин «соответствующий»1. Под ним

я подразумеваю следующее: какое бы чувство или отношение я ни испытывал, ему будет соответствовать мое осознание этого чувства или отношения* Когда это так, я являюсь в этот мо­мент целостным человеком и отсюда могу быть тем, кем в

1 Или конгруэнтный.

< Назад | Дальше >