Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А. М. Айламазьян "Метод беседы в психологии"

Здесъ мы видим полное переживание своего просящего со­стояния, яркое осознание несоответствия между переживани­ем и представлением о себе* Однако это переживание несоот­ветствия существует в момент его исчезновения. Начиная с настоящего момента он является человеком, который чувству­ет мольбу так же, как и многие другие чувства. Когда в этом моменте растворяется его предыдущее понимание себя, он чув­ствует, что освободился от своего предшествующего внутрен­него мира — ощущение одновременно и чудесное, и пугающее.

Момент полного чувствования становится ясным и оп­ределенным объектом для обозначения.

Приведенные примеры показывают, что клиент часто не совсем осознает, чтб «поразило* его в эти моменты» Однако это не кажется столь важным, потому что к этому событию как целостности, референту, если нужно, можно возвратить­ся снова и снова. Мольба, чувство «любви к себе», которые присутствуют в этих примерах, могут оказаться не точно та­кими, какими они описаны. Они, однако, являются четкими объектами для обозначения, к которым клиент может возвра­щаться до тех пор, пока не поймет, что они собой представля­ют. Возможно, это чисто физиологические явления, основа­ние сознательной жизни, к которому клиент может возвра­титься для исследования- Гендлин привлек мое внимание к этому важному свойству переживания как референта* На этой основе он пытается расширить психологическую теорию.

Дифференциация переживания является четкой и имеет основу.

Поскольку каждый из этих моментов является референтом, особой целостностью, он не смешивается с чем-либо другим• На этой основе и по этому поводу возникает процесс четкой д ифферен циации -

На этой стадии нет ни внешних, ни внутренних проблем. Клиент субъективно живет какой-то частью своей пробле­мы* Она не является объектом.

Я думаю, очевидно, было бы неправильно сказать, будто в каждом из этих примеров клиент переживает свою проблему как внутреннюю или как внешнюю. Необходимо указать, что он ушел вперед и в процессе чувствования находится очень далеко от восприятия проблемы как чего-то внешнего. Наи­более правильно, вероятно, сказать, что он не воспринимает свою проблему, а просто живет какой-то частью этой пробле­мы, осознанно ее принимая.

Я так надолго остановился на шестой стадии континуума, потому что считаю ее критической* Мои наблюдения показы­вают, что эти моменты непосредственно принятого полнокров­ного переживания в некотором смысле являются почти нео­братимыми. Приведенные примеры говорят о том, что мои на­блюдения и гипотезы верны: если клиенты будет испытывать подобные переживания, то эти переживания будут обязательно осознаны. Это нежная забота о себе, связь пуповины, которая делает его частью родителей, или зависимость маленького мальчика, молящего о чем-то, — в каждом случае по-разно­му у каждого клиента, И мимоходом я отмечу, что, если пе­реживание полностью осознано, полностью принято, с ним молено совладать, как с любой другой реальностью.

Седьмая стадия

В тех сферах, в которых клиент уже достиг шестой ста­дии, полное принятие его терапистом больше не является необходимым, хотя оно, вероятно, еще полезно* Однако из-за того, что шестая стадия обычно необратима, часто кажется, что клиент не нуждается при переходе на седьмую> последнюю стадию в помощи тераписта* Эта стадия часто наступает как во время психотерапевтических отношений> так и вне их; клиенты скорее рассказывают о ней, чем переживают ее на сеансе, Я постараюсь описать из наблюдений несколько свойств этой стадии.

Новые чувства переживаются во всем многообразии дета* лей немедленно, как в психотерапевтических отношениях, так и вне их.

188___________ ________________________________

Переживание таких чувств используется в качестве впол­не определенного объекта для обозначения.

Клиент совершенно сознательно старается использовать эти референты, чтобы более четко и дифференцированно узнать — кто он, чего хочет, каковы его наклонности- Это верно, даже если чувства неприятны или пугающи.

Наблюдается растущее и длительное ощущение принадлеж­ности чувств, принятых клиентом, а также имеющее основу доверие к процессу, происходящему в нем.

Это доверие первоначально не к идущим процессам осоз­нания, а скорее к целостному организмическому процессу. Один клиент описывает, как выглядит переживание, харак­терное для шестой стадии, используя понятия, типичные для седьмой стадии.

«Здесь, в психотерапии, самое важное — сидеть и говорить: "Вот что меня беспокоит" — и затем флиртовать с этим неко­торое время до тех пор, пока что-то не выжмется на волне силь­ной эмоции, — и дело закончено, все выглядит по-другому. Даже тогда я не могу точно сказать, что же случилось. Я толь­ко выставил что-то, потряс им и убрал обратно, и когда я это сделал, то почувствовал себя лучше. Это немного раздражает, потому что я бы хотел точно знать, что же происходит,.. Это удивительно, так как кажется, что я ничего и не делаю, за исключением того, что бываю настороже и хватаю мысль, ког­да она проходит мимо». И я задаюсь вопросом; что мне с этим делать, если мне все ясно? У этого нет никаких устройств, с помощью которых можно что-то регулировать, или еще чего-нибудь. Только поговори об этом некоторое время и отпусти. И видимо, это все, что здесь есть. У меня остается какое-то не­удовлетворенное чувство — чувство, что я ничего не достиг. Это было достигнуто без моего понимания или согласия*** Дело в том* что я

не уверен в качестве переделки, потому что я не смог ее увидеть и проверить... Все, что я могу делать, так это на­блюдать факты* Я стал смотреть на вещи несколько по-друго­му: проявляю гораздо меньше беспокойства и стал намного активнее. В целом дела мои улучшились, я очень доволен тем, как они пошли. Но я чувствую себя как бы зрителем». Через

___________________________________________189

несколько минут после этого довольно-таки неохотного приня­тия происходящего в нем процесса он добавляет: «Мне кажет­ся, что работа идет лучше, когда мое сознание занято лишь фактами, а их анализ идет сам по себе, без внимания сознания».

< Назад | Дальше >