Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А. М. Айламазьян "Метод беседы в психологии"

Имеется сильное и очевидное стремление к тому, чтобы дифференциация чувств и смыслов была точной.

Пример: ¦¦« во мне растет какое-то напряжение, или ка­кая-то безнадежность, или какая-то незавершенность чего-то, и моя жизнь* конечно, сейчас очень несовершенна». Я просто не знаю... Мне кажется, наиболее близко подходит слово без­надежность*.

Очевидно у он старается ухватить точное название того, что

выражает его переживание.

Происходит все более ясное осознание противоречий и не­соответствий в опыте.

Пример: «Мой сознательный ум говорит мне, что я — сто­ящий человек. Но что-то внутри говорит, что я не верю это­му, Я думаю, что я крыса — ни на что не способный человек, У меня нет веры, что я способен что-то сделать**

Наблюдается все возрастающая личная ответственность за встающие проблемы, озабоченность о том, какой вклад он внес в их решение* Внутренние диалоги становятся все более сво­бодными. Постепенно разрушается блокада в общении с са­мим собой.

Иногда эти диалоги вербализуются.

Пример; «Что-то во мне говорит: "От чего еще я должен отказаться?" Вы уже взяли у меня так много. Это я говорю с

178___________________________________________________

собой — то, что "Я" внутри, говорит с тем "Я'\ которое и яв­ляется хозяином. Оно жалуется сейчас и говорит: "Ты подби­раешься слишком близко! УходиГ».

Еще пример: часто эти диалоги протекают как слушание себя, как проверка понимания прямого референта пережива­ния. Так, клиент говорит: «Не смешно ли это? Я никогда на это так не смотрел, Я стараюсь это проверить. Мне всегда казалось, что это напряжение скорее имеет внешнюю причи­ну, чем это... что это не было чем-то, что я так использовал. Но это верно.» это действительно верное,

Я надеюсь, что примеры, относящиеся к пятой стадии про­цесса становления> которые даны здесь, проясняют несколько вопросов. Во-первых, эта стадия находится на расстоянии не­скольких сотен психологических миль от описанной первой стадии. Здесь многие качества клиента приобретают текучесть по сравнению со статичностью первой фазы. Клиент гораздо ближе к своему организмическому бытию, которое всегда пред­ставляет собой процесс. Он гораздо ближе к потоку своих чувств. Структуры его опыта стали более свободными, постоянно све­ряются с референтами и фактами вне и внутри него. Его опыт гораздо более дифференцирован, и поэтому протекающая внут­ренняя коммуникация может быть более точной*

Примеры, характеризующие процесс в одной области

Поскольку я имел обыкновение говорить, будто клиент как целое находится на той или иной стадии, разрешите мне, перед тем как перейти к описанию следующей стадии, опять под­черкнуть, что в каких-то областях личностных смыслов про­цесс может идти на уровне более низком, чем основной уро­вень, из-за опыта, находящегося в резком противоречии с представлением о себе. Возможно, я смогу показать на при­мере одной области чувств клиента, как описываемый мной процесс происходит на одном узком отрезке опыта.

В одном случае психотерапии, довольно полно изложенном Шлином, качество самовыражения в беседах находилось при­близительно на третьей и четвертой стадиях нашего конти-

_ _„___^________ 179

нуума процесса. Затем, когда клиент обращается к сексуаль­ным проблемам, процесс находится на более низком уровне континуума*

В шестой беседе клиент чувствует, что есть вещи, о кото­рых будет невозможно рассказать тераписту, затем «после долгой паузы почти неслышно упоминает, что чувствует зуд в области прямой кишки, причину которого врач не мог объяс­нить». Здесь проблема рассматривается как полностью нахо­дящаяся вне личности клиента, переживание очень отдалено от него* Это, казалось быт характерно для второй стадии про­цесса, описанной нами* Но не будем спешить с выводами.

В девятой беседе зуд перешел на пальцы. Затем с большим смущением клиент описывает свои детские игры, связанные с раздеванием и другими сексуальными действиями. Здесь также в описании действия обезличены, чувства относятся к прошлому, хотя ясно, что они принадлежат к более высокой стадии на шкале. Клиент заключает: «Потому что я плохая, аморальная, вот и все=к Здесь имеется высказывание о себе и недифференцированный статичный личностный конструкт* По качеству высказывание относится к третьей стадии нашего процесса, так же как и последующее утверждение о себе, по­казывающее большую дифференциацию личностных смыслов:

< Назад | Дальше >