Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А. М. Айламазьян "Метод беседы в психологии"

Если обратиться к историческому прошлому диалога, то можно заметить, что культивируемые формы беседы были связаны с различными позициями, которые предписывалось занимать участникам, и целями, которые подобная беседа могла преследовать. Так, переход от диалектики софистов к диалогу Сократа по существу состоит в смене главных целей беседы, что в корне меняет как содержание обсуждаемых вопросов (то есть преобразуется предмет беседы), так и ее направленность, основные результаты. В основе обоих вари­антов диалога лежит известный метод Зенона, названный приведением к абсурду или нелепости, суть которого заклю­чается в поиске обнаружения противоречий в высказывании противника. Однако если софисты, «переложившие» указан­ный прием в вопросно-ответную форму живой беседы, созда­ли вариант эристики — искусства ведения спора, риторичес­ких приемов и техники, то Сократ сделал подобный диалог (использующий приемы Зенона и форму беседы софистов) средством познания истины или искусством майевтики (май-евтика — повивальное ис

кусство — метафорически обознача­ет помощь, содействие в рождении истины, средство, помога­ющее ее оформлению, прояснению для собеседников). Глав­ной целью софистического диалога является беседа в споре как таковая, отсюда вытекали и позиции задающего вопросы и отвечающего. Так, в соответствии с методом Зенона глав­ной задачей спрашивающего было заставить отвечающего противоречить самому себе, а задачей отвечающего — любой ценой избежать этой ловушки, независимо от того, будут ли его ответы выражать то, что он считает истинным, или нет. В конечном итоге подобная беседа демонстрировала возмож­ность опровержения и, наоборот, принятия практически лю­бого утверждения- Единственный осмысленный результат со­фистического диалога — победа в споре одного и поражение другого участника беседы.

Наоборот, главной целью в беседе Сократа служил поиск и нахождение истины, истинной сущности вещей. Поэтому пред­полагалось, что собеседники в своих рассуждениях должны исходить только из того, что им представляется истинным.

_________________________________________________________45

Задача отвечающего состояла в том, чтобы отталкиваясь от интуитивного представления о каком-либо качестве, доброде­тели, дать его словесное определение как понятия* Задача спрашивающего (Сократа) заключалась в том, чтобы «навес­тив собеседника на путь раскрытия тех понятий, которыми владеет определяющий, но настолько смутно, что не в состо­янии дать им точное и всеохватывающее определение. Наве­дение осуществлялось с помощью все того же метода приве­дения к нелепости*

Результатом диалога редко служило некоторое позитивное утверждение (например, о том, что такое добро, та или иная добродетель — вопросы, которыми занимался Сократ). Бесе­да, как бы мы сейчас сказали, скорее проблематизировала тему, формулируя те трудности, которые возникали при оп­ределении конкретного понятия, совокупность фактов, в ко­торых проявлялось данное понятие и, следовательно, нужда­ющихся в обобщении, круг близких, в отдельных моментах пересекающихся с обсуждаемым, понятий, с которыми необ­ходимо произвести различение• Решение задачи определения понятий, таким образом, не только приводило к реальному развитию этических представлений, но и одновременно выс­тупало осуществлением еще одной задачи — самопознания. Для Сократа самое главное — исследование самого вопроса, однако может случиться, что при этом исследуется и тот, кто спрашивает, и тот, кто отвечает. Действительно, ведь источ­никами истины и носителями понятия выступали сами конк­ретные участники беседы, что делало диалог личностно отне­сенны

м и превращало как будто абстрактный поиск опреде­ления понятия (например, мудрость, любовь, добродетель, зна­ние и т. п.) в процесс самопознания и внутреннего ориенти­рования, связанного с решением жизненно важных и сущно­стных для человека вопросов.

Сократ говорил, что мудрость не может перетекать, как только мы прикоснемся друг к другу, из того, кто полон ею, к тому, кто пуст, как перетекает вода по шерстяной нитке из полного сосуда в пустой, поэтому представления о себе в со­кратовской беседе никогда не являются непосредственным и

46 _______^_____„_________^_^^__

прямым предметом обсуждения, они не внушаются и не на­вязываются, они подспудно, но неизбежно вырастают в ре­зультате столкновения «лоб в лоб* и испытания действитель­ных желаний, мотивов, возможностей. Беседа Сократа орга­низует такое столкновение и прояснение «темных*, запутан­ных знаний, недостаточно осознанных побуждений и поры­вов. Один из примеров — беседа Сократа с Гиппократом в диалоге «Протагор», в которой выясняется, что такое софист1,

Гиппократ прибегает рано утром к Сократу, чтобы сообщить радостную и очень волнующую его новость — в Афины прибыл Протагор, известный софист и мудрец. Первым желанием Гип­пократа было поступить к нему в ученики (за что Протагор взи­мал плату), и он просит Сократа немедленно поговорить с Про-тагором, чтобы устроить это ученичество, Сократ соглашается, но прежде хочет «испытать» Гиппократа*

Сократ:

«— Пойдем, только не сразу, дорогой мой, — рано еще; вста­нем, выйдем во двор, погуляем и поговорим, пока не рассветет, а тогда и пойдем* <„>

— Скажи мне, Гиппократ, вот ты теперь собираешься идти к Протагору, внести ему деньги в уплату за себя, а, собственно говоряt для чего он тебе нужен> кем ты хочешь стать? Скажем, задумал бы ты идти к своему тезке, Гиппократу Косскому, одно­му из Асклепиадов, чтобы внести ему деньги в уплату за себя, и кто-нибудь тебя спросил бы: "Скажи мне, Гиппократ, ты вот хо­чешь заплатить тому Гиппократу, но почему ты платишь имен­но ему?" — что бы ты отвечал?

— Сказал бы, потому, что он врач.

— "А ты кем хочешь сделаться?"

— Врачом.

— А если бы ты собирался отправиться к Поликлету аргосцу или Фидию афинянину, чтобы внести им за себя плату, а кто-нибудь тебя спросил, почему ты решил заплатить им столько денег, что бы ты отвечал?

— Сказал бы, потому, что они ваятели.

— Значит, сам ты хочешь стать кем?

< Назад | Дальше >