Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Михаил Ефимович Литвак "Как узнать и изменить свою судьбу"

Между этими понятиями есть большая разница. Удо­вольствие - это чувство, которое роднит нас с животны­ми. Мы получаем удовольствие от удовлетворения есте­ственных потребностей. Движение, дыхание вызывают чувство удовольствия. Я уже не говорю об удовольствии, которое бывает при сексуальном сближении.

Э. Фромм, выдающийся психоаналитик середины XX века, разделил потребности человека на истинные и псевдопотребности.

К истинным он относил те потребности, удовлетворе­ние которых приводит к развитию человека. К сожалению, в процессе воспитания у ребенка блокируется развитие способностей (если у меня есть способности к пению,- то есть и потребность петь), тогда формируются псевдо­потребности типа потребности играть в азартные игры и т. п. К истинным потребностям, конечно, относится потребность в удовлетворении чувства собственной зна­чительности. Последнюю легче всего удовлетворить, развив свои ведущие способности и духовно вырасти.

Чувство наслаждения возникает у человека, когда он уже удовлетворил свои потребности. Вы хорошо поели, утолив голод, но тут вам преподнесли изыскан­ное блюдо. Потребность в еде уже удовлетворена, но вы продолжаете есть. Нет, вы не едите. Вы наслаждаетесь! Удовольствие можно усилить, затянув удовлетворение потребности. Не помню, кому принадлежит изречение:

«Лучшая приправа к пище - голод». Если вы долго не ели, иногда сухая корка хлеба кажется чрезвычайно вкус­ной. Но если вы сыты, вы ее есть не будете. Наслажде­ние таким способом не добудешь. Во-первых, оно всег­да от избытка, во-вторых, источник наслаждения всег­да искусственен. В-третьих, для получения наслажде­ния необходимо специально учиться. И чем тоньше на­слаждение, тем дольше ему надо учиться. Редко кто без специальной подготовки сможет наслаждаться симфо­нической музыкой. Большинство нашего населения от секса получает удовольствие. Для того чтобы получить от него наслаждение, необходима учеба. Показателем того, что большинство от секса получает только удоволь­ствие, служит тот факт, что большинство после секса сразу засыпает. Партнер, желающий получить еще и наслаждение, останется недовольным.

Есть наслаждения, связанные с естественными и ду­ховными потребностями. Наслаждения первые ограни­чены нашими физическими возможностями. Как бы ни было вкусно блюдо, больше, чем в меня влезет, я не съем. При самой высокой потенции есть ограничения в на­слаждении сексом. Кроме того, наслаждения, связан­ные с естественными потребностями, разъединяют лю­дей. Если вы съели деликатес, мне может не достаться. Полагаю, что и своим сексуальным партнером вы не поделитесь. А вот наслаждаться духовными потребнос­тями можно неограниченно долго. И, наконец, удовле­творение духовных потребностей людей объединяет. Хорошо это положение иллюстрирует восточная при­тча: «У тебя есть яблоко, и у меня есть яблоко. Мы по­менялись яблоками. Сколько получилось? У тебя одно, и у меня одно. У тебя есть мысль, и у меня есть мысль. Мы обменялись мыслями. Сколько получилось? У меня две мысли, и у тебя две мысли!» Получается, что при обмене духовными ценностями мы взаимно обогаща­емся. Ведь всему тому, что у нас в цивилизованном мире есть, мы обязаны мысли и ее внешнему выражению -слову! Продуцирование и поглощение мыслей являет­ся одним из основных неиссякаемых источников на­слаждения и здоровья.

Используются приемы публичного выступления по­всеместно. Походите по базару или магазинам, там про­давцов сама жизнь обучает ораторскому искусству. Не сможет уговорить покупателя - не сможет продать.

О публичном выступлении в педагогическом процес­се мы уже подробно говорили. Здесь хочу сказать всего несколько слов. Сейчас в институтах ставится под во­прос необходимость лекций. Считается, что лекция как форма преподавания себя изжила. Хочу высказать свое мнение - изжит класс квалифицированных лекторов. Помню свою учебу в институте. Запомнились мне своей речью пятнадцать лекторов. Именно на их лекциях и формировалось мое мировоззрение. Да и сейчас мой выбор в пользу психотерапии и медицинской психоло­гии решился на двух блестящих лекциях профессоров С.С. Либиха и Т. В. Олейниковой. Готовя этот материал, я прослушал выступления около двадцати лекторов на­шего института. Хочу сказать, что там не было ни одного, кто бы плохо знал свой материал. Многие пользовались двумя-тремя приемами ораторского искусства, но чув­ствовалось, что это их собственные находки. А если бы они чуть подучились?! Многие читали лекцию, не за­ботясь о том, чтобы доставить слушателю наслаждение или повести за собой. Мы организовали в институте небольшой ликбез. Из двадцати обучающихся восемнад­цать стали преподавателями. Среди необученного ре­зерва обратные пропорции.

Вот что писал А. П. Чехов в 1893 году:

«Мы, русские люди, любим поговорить послушать, но ораторское ис­кусство у нас в совершенном загоне. В земских и дво­рянских собраниях, ученых заседаниях, на парадных обедах и ужинах мы застенчиво молчим или же гово­рим вяло, беззвучно, тускло, «уткнув брады», не зная куда девать руки; нам говорят слово, а мы в ответ- десять, потому что не умеем говорить коротко и незнакомы с той грацией речи, когда при Наименьшей Затрате Сил достигается известный эффект – non multum sed multa (немного, но многое). У нас много присяжных поверенных, прокуроров, профессоров, проповедников, в которых по существу их профессий должно бы пред­полагать ораторскую жилку, у нас много учреждений, которые называются «говорильными», потому что в них по обязанностям службы много и долго говорят, но у нас совсем нет людей, умеющих выражать свои мысли ясно, коротко и просто... Ходит анекдот про некоего капитана, который будто бы, когда его товарища опу­скали в могилу, собрался прочесть длинную речь, но выговорил: «Будь здоров!», крякнул и больше ничего не сказал. Нечто подобное рассказывают про почтен­ного В.В.Стасова, который несколько лет назад в клубе художников, желая прочесть лекцию, минут пять изо­бражал из себя молчаливую, смущенную статую, посто­ял на эстраде, помялся, да с тем и ушел, не сказав ни одного слова. А сколько анекдотов можно было расска­зать про адвокатов, вызывавших своим косноязычием смех даже у подсудимого, про жрецов науки, которые «изводили» своих слушателей и в конце концов возбуж­дали к науке полнейшее отвращение. Мы люди бес­страстные, скучные, в наших жилах давно уже запек­лась кровь от скуки. Мы не гоняемся за наслаждениям» (Здесь и далее выделено мною. - МЛ.) и не ищем их, и нас поэтому нисколько не тревожит, что мы, равнодуш­ные к ораторскому искусству, лишаем себя одного из высших и благороднейших наслаждений, доступных че­ловеку. Но если не хочется наслаждаться, то по край­ней мере не мешало бы вспомнить, что во все времена богатство языка и ораторское искусство шли рядом. В обществе, где презирается подлинное красноречие, ца­рят риторика, ханжество слова и пошлое краснобайст­во. И в древности и в новейшее время ораторство было одним из сильнейших рычагов культуры ... Все лучшие государственные люди в эпоху процветания государств, лучшие философы, поэты, реформаторы, были в то же время и лучшими ораторами. «Цветами» красноречия был усыпан путь к каждой карьере, и искусство говорить считалось обязательным. Быть может, и мы когда-нибудь дождемся, что наши юристы, профессора и вообще лица, обязанные по службе говорить не только учено, но и красиво, не станут оправдываться тем, что они «не уме­ют» говорить. В сущности, для интеллигентного чело­века дурно говорить должно бы считаться таким же не­приличием, как не уметь читать и писать, и в деле обра­зования и воспитания обучение красноречию следова­ло бы считать неизбежным».

Прочтите еще раз этот отрывок из статьи А.П.Чехо­ва. Он посвятил ее открытию в Московском универси­тете школы ораторского искусства и назвал ее «Хоро­шая новость». Я тоже хочу сообщить вам хорошую но­вость. В нашем центре вас смогут обучить ораторскому искусству, помочь составить доклад или выступление так, чтобы его с наслаждением слушали.

6. Избирательные кампании и ораторское искусство

А сейчас я вам расскажу, как мы пробовали консуль­тировать некоторых кандидатов в депутаты. Выясни­лось, что они, особенно бывшие аппаратчики, при встре­че с избирателями совершенно не учитывали психоло­гию слушателя, «лезли» напролом и... теряли голоса. Те, которые называли себя демократами (а демократия -это состояние души), таковыми по своей сути не являлись. Это нетрудно было видеть даже по жестам: «Мы все, от последнего рабочего (рука внизу) до председателя об­ластного совета (рука поднимается вверх), должны объ­единиться для того, чтобы...» А ведь здесь надо было бы сделать обнимающий жест. Или чего стоит заявле­ние «демократа»: «Мы должны каленым железом вы­жигать...»

Как правило, почти все выступающие говорили в сти­ле Родитель -Дитя, в духе «Разве это не ужасно...», раз­жигая страсти слушателей. Когда выступал следующий кандидат, он говорил прямо противоположное и при этом нападал на конкурента. Ораторов простого стиля практически не было. Сами слушатели в основном задавали конкретные вопросы.

Кандидаты в депутаты вели себя так, как будто они оказывали честь избирателям. Естественно, многие из них, вполне достойные люди, проваливались на выбо­рах. Впоследствии многие из них стали прибегать к по­мощи консультантов.

Какие при этом выявлялись общие ошибки? Люди с «подмоченной» аппаратной или партийной биографией пытались ее как-то замазать, скрыть (хотя следовало бы использовать). Многие пытались ругать своих соперни­ков (хотя следовало бы хвалить). Многие могли говорить, но не хотели слушать. На всем этом шла потеря голосов. Не лучше были и доверенные лица, которые своим поведением скорее отталкивали избирателей от своего кандидата. Был случай, когда один известный врач в листовке обратился за помощью к своим бывшим паци­ентам: «Мы вас лечили, теперь помогите нам». Сам врач был ни при чем. Его подвели консультанты. Еще одну ошибку допускали почти все кандидаты: они пытались показать свою осведомленность во всех вопросах, и их проводили на мякине.

Учитывая эти моменты, мы предложили не скрывать свое прошлое, продемонстрировать сферу своей компе­тентности, умение работать с людьми и терпимость во время ответов на вопросы, а самое главное, показать себя человеком со всеми слабостями и достоинствами и по­нравиться женщинам. В программе кандидату необхо­димо показать, как через его специальность молено ре­шать экономические, политические, экологические и какие угодно другие вопросы.

< Назад | Дальше >