Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Михаил Ефимович Литвак "Как узнать и изменить свою судьбу"

И вас хочу предупредить- после психологической ра боты многие близкие люди покажутся вам чужими. Не спешите с ними рвать. Если изменения в вас будут стой­кими, через какое-то время и партнеры начнут менять­ся в желательную для вас сторону. А если нет? Ну что ж:, тогда вы спокойно с ними расстанетесь. Ведь речь идет не о соблюдении правил приличия, а о счастье! А теперь снова обратимся к отчету М.

«Еще одна новая черта характера появилась у меня - общи­тельность. Раньше я был нелюдим, опасался людей, теперь все переменилось. Чувствую себя свободнее в обществе, более того, стал диск- жокеем. Это настолько поразило окружающих и меня самого, что я до сих нор, как говорится, не могу прийти в себя. Если бы такое мне предложили полгода назад, я бы ужас­нулся. Как? Находиться на сцене под прожекторами, под взгля­дами десятков людей, постоянно шутить, придумывать на ходу остроумные повороты программы, заполнять паузы? Конечно, нет! А теперь я совмещаю научную работу с обязанностями диск-жокея. Как ни странно, я был уверен, что у меня все получится. Люди остались довольны моей дискотекой, за первой была вто­рая, затем третья... (А ведь это инвалид И группы. - М.Л.). Через некоторое время моя дискотека заняла первое место среди дискотек НИИ города, и мне предложили провести общеунивер­ситетский вечер, посвященный Дню 8 Марта (вспомните его отношение к женщинам и к атому дню. - М.Л.).

Это было гораздо сложнее дискотеки - вечер включал показ кинофильма, который был снят студентами Ростовского уни­верситета, выступления непрофессиональных артистов, офи­циальные и неофициальные речи присутствующих... Возрас­тной состав аудитории был очень разнообразным, нужно было учесть все вкусы (вспомните его непримиримость. - М.Л.}. Я должен был осуществлять контроль за аппаратурой, заполнять паузы шутками, комментировать исполняющиеся песни, а если они были на иностранном языке, то и переводить. Срывов не было! Напротив, вечер, на котором присутствовало руководст­во университета во главе с ректором, прошел даже успешнее, чем я предполагал. Я получил приглашение принять участие в театральной постановке. Сейчас меня знают многие люди. Если я раньше проходил по коридору института незамеченным, то теперь едва успеваю раскланиваться. И все это за такой корот­кий промежуток времени! Воистину, чудесными бывают пре­вращения людей!

Кроме того, я загорелся идеей заняться посильным физичес­ким трудом. Конечно, идти разгружать вагоны на станцию я не могу, а вот работа на садовом участке позволила бы мне выйти из анемичного состояния. Сейчас активно изыскиваю возможность получения садового участка. Известную послови­цу «В здоровом теле - здоровый дух» я могу в применении к себе перевернуть: «Здоровый дух - путь к здоровому телу».

Наконец я решился представить М. медицинской об­щественности. На заседании областного Общества нев­ропатологов и психиатров М. вел себя непринужденно и охотно рассказывал о себе. Честно говоря, я ожидал аплодисментов! Но вместо этого была ожесточенная критика. Некоторые коллеги не согласились с моим диагнозом невро- навязчивых состояний, стадия полного выздоровления, и ставили свой: шизофрения, маниа­кально-депрессивный психоз, психопатия и др. А те, кто был согласен с моим диагнозом, высказывали сомне­ние в полном выздоровлении.

Было высмеяно типирование характера по позици­ям «Я, ВЫ, ОНИ, ТРУД». Никто не просил поделить­ся опытом. Я был в растерянности: ведь как все просто, и лекарств никаких не нужно, и эффективность очевид­на. Но сейчас я понимаю, что все шло по Закону, и то было яростное сопротивление вместо желания перенять опыт. Для того чтобы овладеть личностно ориентиро­ванными методами психотерапии, вначале следует из­бавиться от своего собственного сценария. Только тог­да человек начинает видеть других.

Тот контакт, который я предлагаю, - это личность на личность. И здесь право решающего голоса должно принадлежать больному, врач может только советовать, но не настаивать. А врачи-психиатры привыкли распо­ряжаться судьбой больных»., формально соглашаясь, что могут ошибиться, позволяют себе весьма упорно наста­ивать на выполнении своих рекомендаций при реше­нии таких вопросов, как женитьба (замужество), устрой­ство на работу, переезд и т. п. До сих пор у нас среди врачей, да и среди больных, пользуется успехом такой метод, как гипноз и его завуалированные вариации экстрасенсорика, биоэнергетика, которые на самом деле не что иное, как недирективный гипноз.

Самое сильное сопротивление распространению пси­хотерапевтических идей оказали коллеги, которые ко мне хорошо относятся, по-настоящему хорошо. Без их поддержки и этой книги не было бы. Но идей не при­нимают! Сейчас я взял на вооружение совет Фрейда, который говорил, что надо просто действовать, и дейст­вовать тихо. «Голос интеллекта тих, но он не устает по­вторять, и слушатели находятся».

Прошло три года, и вот передо мной - последний отчет М.

«Садового участка не получил, но огород мне выделяли, и я трудился на нем по мере своих сил. Результатом был неплохой урожай; впервые наша семья получила возможность не ходить на рынок за овощами. В начале июня поехал на две недели на море, в отпуск. Купался в море, заплывал довольно далеко, и ни разу у меня не возникала мысль: «А что, если...»

На протяжении всего описанного периода ни разу не испытал потребности в навязчивых движениях. Конечно, далеко не все в жизни было гладко, однако я научился решать проблемы спокойно, без лишнего эмоционального напряжения. Хоро­шим подтверждением тому является мое отношение к времен­ному ухудшению состояния здоровья (соматовегетативные про­явления последствий черепно-мозговой травмы. - М.Л.). Я не испугался, не стал прибегать к навязчивостям, чтобы «защи­титься» от ухудшения, а. стал лечить свое тело. Результат: тело чувствует себя гораздо лучше, а душа и не думала болеть. Я перестроился навсегда».

Конечно, я был доволен и еще раз продемонстриро­вал М. врачебной общественности. То же сопротивле­ние и неприятие, но я уже к этому относился спокойно:

все идет по Закону.

Как это и должно быть, наши контакты с М. времен­но прекратились. Но через четыре года он снова появил­ся у меня. Его беспокоила кардиофобия - навязчивый страх, что в любой момент может отказать сердце. Кар­диофобия возникла после того, как М. узнал об отно­шении к нему его высокопоставленных родственников, у которых он гостил в Москве. Приняли они М. непло­хо. Не делали никаких замечаний, а отцу написали о нем очень нехорошо. Хватило тридцатиминутной бесе­ды для того, чтобы он успокоился.

Прошел еще год. М. женился. Вначале семейная жизнь протекала более или менее благополучно, но по­том выявилась разница во взглядах на жизнь. Семья, куда попал М., отличалась меркантильностью и зани­малась торговлей. К последней он не был приспособ­лен и, стараясь увеличить свой недостаточный матери­альный вклад, много работал на огороде. Ухудшилось неврологическое состояние, появились навязчивые стра­хи. М. пришлось положить в клинику.

Лечение было длительным, потом М. стал система­тически посещать наши групповые занятия. Постепенно вернулось хорошее состояние, но на психокоррекционные и психотренинговые занятия М. продолжал ходить около полутора лет. К нем;' присоединилась и жена. С тех пор состояние М. стабильно хорошее, в семье все благополучно, на работе большие успехи. С 1991 года он по контракту работает в США. Письма свидетельст­вуют о том, что М. чувствует себя счастливым.

< Назад | Дальше >