Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Михаил Ефимович Литвак "Как узнать и изменить свою судьбу"

На прием ко мне пришла К., 33 лет, с жалобами на слабость, утомляемость, раздражительность, тупые головные боли, 'пло­хой сои, подавленное настроение. Рассказала, что с трудом сосредоточивается на работе. В последнее время появилось чув­ство безысходности. Такое состояние длится уже около года. К. вначале лечилась у терапевта (так как все вроде бы нача­лось с гриппа), затем у невропатолога. На прием ко мне К. затянула приятельница, но сама К. себя не считает настолько тяжело больной, чтобы обращаться к психотерапевту.

Конечно, такие данные позволяют поставить диагноз постгриппозной астении, ну, в крайнем случае, заподозрить постгриппозный арахноидит. Но давайте поработаем с вами в технике сценарного перепрограммирования, и вы убедитесь, насколько легче предсказать судьбу, правильно определив социоген. Родилась К. в семье служащего. Отец в воспитание детей никогда не вмешивался. Главой семьи была мать. К., сколько себя помнит, всегда была обидчивой и капризной, но мать старалась удовлетворять все ее требования. Ситуация резко изменилась, когда через пять лет родилась младшая сестра и мать всю любовь и внимание переключила на нее. На К. обрушились упреки, унижения и оскорбления. В отместку де­вочка старалась также сделать что-то плохое. Как-то она спря­талась под стол, накрытый скатертью, и просидела там не­сколько часов, наблюдая суету и волнение, связанные с ее поисками. Мать называла ее глупой, неблагодарной, некрасивой, пророчила неудачную судьбу: «С такой внешностью не выйдешь замуж. С таким характером ты никому не нужна». К. стала чувствовать себя в семье чужой. Развилась непри­язнь к матери (за плохое отношение), к отцу (за то, что не защищал ее), к сестре (за то, что все блага доставались ей). Рвалась на улицу к детям, но мать не пускала, заставляя следить за младшей сестрой (типичная родительская ошибка). Без посторонней помощи К. научилась читать. С шести лет стала заниматься музыкой и английским языком. Преподава­тели ею были довольны. Для девочки же это были самые светлые часы: чувство одиночества как бы отступало. В школу К. пошла с большим энтузиазмом. А теперь определите, как складывались у нее здесь отношения? Да, действительно, К. очень быстро перезнакомилась со своими одноклассниками, но вскоре выяснилось, что по уровню своего развития она их превосходит, и дружбы, естественно, не получилось. К. всегда стремилась доминировать, перевоспитывать своих партнеров. Пока они ей подчинялись, терпели ее саркастические замеча­ния, казалось, что все идет хорошо. Но если кто-нибудь из друзей возражал ей, наступал разрыв по ее инициативе. До­вольно скоро К. опять осталась одна, перессорившись со всеми одноклассниками.

Уже к третьему- четвертому классу у девочки выявился глубо­кий интерес к литературе. Она продолжала заниматься музы­кой и английским языком, что компенсировало одиночество, отвлекало от конфликтов, которые то и дело возникали то в семье, то в школе. Утешала К. себя тем, что после окончания школы найдет свой круг общения, «встретит настоящих лю­дей».

Как К. окончила школу? Да, с золотой медалью. Вы чувст­вуете здесь работу социогена? Ведь иначе и быть не могло! Ну а теперь отгадайте, куда она поступила, в пединститут или в университет? Конечно, в университет.

А теперь еще несколько вопросов. Как К. училась в универси­тете? Как складывались отношения с сокурсниками? Вы пра­вы, учиться она стала с энтузиазмом и, естественно, отлично. Очень быстро перезнакомилась с сокурсниками, но скоро убе­дилась, что в университет они поступили не «для служения литературе». У всех она находила недостатки, о которых гово­рила прямо и резко. Были две подруги, но дружба эта К. падкостью не устраивала, так как она считала подруг «мещан­ками».

Как у нее складывались отношения с мужчинами, мне достоверно неизвестно. Казалось бы, полная откровен­ность, но обсуждения этих вопросов у нас не получалось (опять действие «ВЫ-»). Правда, сценарные люди в принципе все одинаковы, и можно, отираясь на ана­логичные случаи, утверждать, что с сильными мужчи­нами у К. длительного общения не получалось. Супер­мен он и есть супермен. В процессе ухаживания он мо­жет подчиняться, но не всю же жизнь! Длительные эмо­циональные связи у «высокомерных творцов» могут быть лишь с партнерами, у которых в комплексе «Я-» и «ВЫ+». фактически это садомазохистические отношения «Я+, ВЫ-» перевоспитывают «Я-, ВЫ+», но одновременно и защищают его от жизненных бурь. Так что оба парт­нера, невротически дополняя Друг друга, имеют от это­го определенную «выгоду». Один защищает, но имеет воз­можность издеваться и чувствует свое превосходство, дру­гой терпит издевательства, но получает защиту. У обоих рано или поздно наступает нервный срыв, так как са­дист постоянно страдает от одиночества, а мазохист- от оскорблений.

Но вернемся к нашей героине. Университет она окончила, как вы сами догадываетесь, с отличием. Другого варианта и быть не могло (действие социогена). Теперь мне хочется написать: «И поступила в аспирантуру». Такова логика событий. Но нет, жизнь внесла свои коррективы. Просто в этом году места в аспирантуре не было, и К. пошла работать в школу. «Там я соприкоснулась с такой рутиной, что стало тошно». Начались конфликты с преподавателями, администрацией школы. Ни­кому ничего не могла доказать. По вечерам, оставшись одна, часто плакала, но утром, сцепив зубы, шла на работу.

Единственной отдушиной были уроки. Здесь присутствовала установка: «Быть лояльной, вежливой и терпимой, предпола­гать в ученике умного человека». Это единственная категория людей, с которыми у К. никогда не возникало конфликтов при общении. А как они могли возникнуть, если здесь гра­мотный профессиональный подход? Ведь ока смотрела на уче­ников как на объект работы, а не как на субъект общения. Какой может быть конфликт у автослесаря с нуждающейся в ремонте машиной, у строителя - с кирпичами, у садовода - с деревьями? Правда, иногда очень хочется, чтобы с тобой об­ращались как с вещью, а не как с человеком, или же как с незнакомцем, а не как с родственником или другом? Один мой знакомый говорил своей жене, что мечтает прийти к ней в гости. Вообще, чтобы делать гадости, необходимо жениться, стать другом, опекуном, в общем, близким человеком.

Что же было дальше? К. перешла работать на. кафедру я университет. Общение с людьми складывалось по прежнему стереотипу. Довольно быстро разочаровалась в сотрудниках кафедры, во многих преподавателях, у которых сажа прежде училась. Отношения были или напряженно формальными, или откровенно конфликтными. (Помните, нас учили партийной принципиальности и непримиримости? «Высокомерные творцы» эту идею высказывают легко. Когда я разрабатывал в 1980-1983 годах систему психологического айкидо и призы­вал к уступчивости и компромиссам, меня не раз вызывали в компетентные органы, но я уцелел. Там тоже были умные люди, да и психологическое айкидо помогало.

Напряженные отношения у К. были с матерью и сестрой, личная жизнь не складывалась. Дома ссоры стали протекать бурно. К. нередко переходила на крик, рыдала, потом долго не могла уснуть, болели сердце, голова, кишечник. Лишь об­щение со студентами не вызывало трении. Интенсивно зани­маться научной работой не могла, так как после многочислен­ных конфликтов и преподавательской работы чувствовала себя разбитой.

В 30 лет К. поступила в аспирантуру в Москве. Считает эти годы лучшими в своей жизни. 0ни были немного омрачены неприятностями личного плана. Стала компетентным специа­листом, с мнением которого считались многие научные работ­ники. Успешно окончим аспирантуру, К. вернулась на ту же кафедру и в семью родителей. Опять возобновились конфлик­ты, которые становились все более напряженными. Активно заниматься диссертацией не могла, но все же работа в атом плане продвигалась. В начале зимы К. перенесла грипп сред­ней тяжести. С высокой температурой продолжала работать. Через несколько диен температура упала, но самочувствие не улучшалось: беспокоили сильная слабость, утомляемость, го­ловные боля, боля в пояснице, пропал аппетит. На работе сосредоточиться не могла. Лечение общеукрепляющими сред­ствами эффекта не давало. В это время К. должна была пред­ставить окончательный вариант диссертационной работы. Она попросила отсрочку.

А теперь отгадайте, дали ли ей отсрочку? Конечно, нет: ведь, наконец, появилась возможность отыграться за ее язвитель­ную критику. Да, были обстоятельства. Но эти обстоятельства создала она сама, ее социоген. Те, кто занимается научной работой, знают, что в срок диссертации сдаются не так уж часто. Я сам в свое время был в таком положения, и никто в коллективе меня не ругал, наоборот, мне сочувствовали. Но у меня ведь со всеми были хорошие отношения! Сценарный чело­век попадает я «треугольник судьбы». Это неизбежно. Раз К. была Преследователем, значит, она должая стать Жертвой.

Нетрудно догадаться, что диссертация К. была высокого каче­ства (по ее материалам она потом написала блестящую науч­ную монографию). Так за что же ее подвергли критике? За несвоевременное окончание работы, за чисто технические про­счеты, за несоблюдение некоторых формально-бюрократичес­ких моментов яри оформления документов. Ив» всех выступ­лениях звучал один мотив: работать труднее, чем критиковать. После этого состояние К. ухудшилось, слабость, утомляемость усилились, то и дело появлялись различные неприятные ощу­щения во внутренних органах. Старалась не посещать врачей, но тем не менее обследовалась для исключении тяжелого забо­левания почек, желудочно-кишечного тракта. В настроения все большее место стали занимать депрессивные компоненты.

Обычно больные такого рода приходят к нам через 5-15 лет после начала заболевания. Но ведь я К. почти год безуспешно посещала врачей, пока, как я уже говорил, почти случайно не попала ко мне. А как они могли ей помочь, когда начало болезни связывали с гриппом? Вам, мой читатель, ясно, что к болезни привел К. ее собственный социоген, который был ис­тинной причиной всех жизненных неудач.

Теперь попробую показать вам стратегию и тактику коррекции этого комплекса. Стратегия проста и совпа­дает с общей стратегией сценарного перепрограммиро­вания: формирование структуры «демократической общности». Что же касается тактики, то здесь прежде всего замечу следующее: слова психолога должны быть рассчитаны очень точно, как доза лекарства. Ведь слово так или иначе воздействует на эмоциональное состоя­ние человека, влияет на все сферы деятельности орга­низма, в том числе и на обмен веществ. При положи­тельных эмоциях организм сам вырабатывает те или иные лекарственные вещества, причем в самой оптималь­ной дозировке.

А теперь представьте себе еще раз табуретку на четы­рех ножках одинакового размера. Это очень устойчивое образование. Если представить личностный комплекс К. в виде табуретки, то окажется, что ножка «Я» длин­ная, ножка «ВЫ» отсутствует, ножки «ОНИ» и «ТРУД» более короткие. Итак, можно ли опереться на «ВЫ» и сказать К.: «Не может быть, чтобы в вашем коллективе все были плохие. Да присмотритесь к ним получше! Ведь в каждом человеке есть что-то хорошее!» Какая будет у нее реакция? Гнев, злоба, отчаяние и разочарование. При этом не имеет значения, покажет она это или скро­ет. Таким образом, нарушается одна из основных заповедей врача: «Не навреди!» Только, если бы я на­значил не то лекарство, меня могли бы привлечь к от­ветственности, а за банальные слова...

< Назад | Дальше >