Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Михаил Ефимович Литвак "Как узнать и изменить свою судьбу"

Анализ нескольких тысяч биографий больных нев­розами и клиентов, которые посещали циклы психоло­гического тренинга, а также изучение литературы показали, что обычно родители, образно выражаясь, заколдовывают к пяти - семи годам своего ребенка, ко­торый родился принцем или принцессой, формируя у него тот или иной социоген - личностный комплекс.

Опишу пять типов таких комплексов.

4.3. Комплекс «Евгений Онегин»

(«Я+», «ВЫ+», «ОНИ+», «ТРУД-»)

Я уже говорил, что не имею опыта правильного вос­питания, но зато знаю, как можно испортить ребенка. Итак, комплекс «Евгений Онегин» легче всего сформи­ровать у способного, интеллектуально развитого ребен­ка с привлекательной внешностью и сангвинического темперамента. Воспитание должно быть попуститель­ским. Желательно, чтобы в школе были низкие требо­вания, занятия проводились скучно, а учителя не отли­чались особым умом. Такой ребенок все схватывал бы на лету и получал хорошие оценки, не прилагая особых усилий. Неплохо также, чтобы семья была хорошо обес­печена и материальные блага ребенок от любящих ро­дителей получал бы просто так. Судьбу такого ребенка можно определить почти с математической точностью. Первый вариант: к 28-30 годам у него разовьется реак­тивная депрессия, скорее всего он покончит жизнь само­убийством. Второй вариант: он станет алкоголиком или наркоманом.

Обратимся к пушкинскому Евгению Онегину. Учил­ся он «чему-нибудь и как-нибудь». Хорошие способнос­ти и низкая требовательность привели к тому, что «труд упорный ему был тошен». Он оказался богатым наслед­ником и, следовательно, не испытывал материальных затруднений. Фактически у него не было мотивов для продуктивной деятельности. Но положительные эмо­ции необходимо зарабатывать самому. Их источники -творческий труд и любовь. А соотношение их определе­но еще в Библии: шесть дней работай и один отдыхай (наслаждайся). Верность этого положения подтверждена и современными исследованиями.

Творческий труд для Онегина был перекрыт социогеном с минусом в позиции «ТРУД». Таким образом, единственным источником положительных эмоций яви­лась светская жизнь с любовными приключениями. Остается неудовлетворенной потребность в творческом труде. Именно она толкает Онегина на частую смену предмета любви. Новая победа с каждым разом дается ему все легче и легче, т. е. он становится неплохим «про­фессионалом». А когда долго и эффективно занимаешь­ся одним делом, то начинаешь делать его автоматичес­ки, и компонент творчества в конце концов исчезает. В результате у Онегина еще и в позиции «ВЫ» появляет­ся минус. «В красавиц он уж не влюблялся, а волочился как-нибудь; откажут - мигом утешался, изменят - рад был отдохнуть».

Ему опостылел «свет», у него потерян интерес к жизни. При «ВЫ-» человек становится одиноким, он ни с кем не чувствует себя духовно связанным, а ведь один человек жить не может! И вот тогда у него развивается особый род недуга - «охота к перемене мест». Но еще Сенека писал, что перемена мест не может рассеять тоски и угнетенности духа. Менять надо не небо, а душу. Ибо за тобой, куда бы ты ни приехал, последуют твои поро­ки. Сходную мысль находим и у Сократа: «Странно ли, что тебе нет никакой пользы от странствий, если ты по­всюду таскаешь самого себя?» (Вот, оказывается, куда ухо­дит корнями «сценарное перепрограммирование!»)

Онегин стал жить в деревне. Кончилось это тем, что он убил Ленского. Затем стал путешествовать, но везде его преследовала тоска. А почему он все-таки вернул­ся домой, что случилось с его душой? Ответить на этот вопрос нетрудно. В позиции «ОНИ» плюс сменился на минус. Для укрепления нестойкой позиции «Я», а не от большой любви стал ухаживать Онегин за Татьяной.

А с точки зрения сценарного анализа Татьяна отка­зала ему, потому что в ее социогене в позиции «ВЫ» был минус.

Она в семье своей родной

Казалась девочкой чужой.

Она ласкаться не умела

К отцу, ни к матери своей...

Объясняясь с Онегиным, она замечает

< Назад | Дальше >