Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Михаил Ефимович Литвак "Как узнать и изменить свою судьбу"

При «ТРУД-» у личности основным ориентиром в деятельности являются конкретные результаты труда (материальные или моральные). Отсюда постоянные поиски более выгодной работы, ожидание «настоящей» жизни после достижения результатов.

Появление минусов в одной из позиций гипертро-фирует позитивное содержание других. Например, при исчезновении плюса в позиции «ВЫ» нередко проис­ходит гипертрофия позитивного содержания «Я». Ком­плекс, в котором хотя бы в одной позиции появился минус, можно уподобить табуретке, у которой отпили­ли одну ножку, затем разрезали эту ножку на три части (часто неравные) и удлинили ими остальные ножки.

Из всего изложенного становится ясно, что благо­получной можно считать личность, у которой во всех позициях знак «плюс». Это комплекс психического здо­ровья и стабильности. Только с ним можно быть счаст­ливым. Это структура «демократической общности» («Я+, ВЫ+, ОНИ+, ТРУД+»). Обладатель ее верно оцени­вает свои качества, как положительные, так и отрица­тельные, продуктивно общается с близкими, охотно рас­ширяет круг общения, а процесс деятельности является для него радостью. Жизненные неудачи и кризисы та­кие люди переносят спокойно и стойко, без излишнего самокопания и попыток переложить ответственность за свои неудачи на других. Они ищут ошибки в своих дей­ствиях и приобретают позитивный опыт, постоянно самоусовершенствуются, обращены к миру и людям и не пытаются изменить все и вся в угоду своим интере­сам.. Они никогда не будут одинокими, даже если ре­альное окружение исчезнет (окончание учебного заве­дения, переезд в другой город, смена работы, уход на пенсию и т. п.). Если результаты их труда не найдут при­знания, это будет не поводом для нервного срыва, а лишь толчком для объективного анализа своих промахов. Они умеют принимать жизнь, какая она есть.

Существуют ли такие люди? Конечно, да. Их психологический портрет подробно описан в трудах предста­вителя гуманистической психологии Абрахама Маслоу. Это тот идеал, к которому следует стремиться при про­ведении сценарного перепрограммирования. Некоторые считают, что последнее невозможно. Попробуем разо­браться, так ли это.

Вот родился ребенок. Уже по тому, как он требует внимания к себе, можно предположить, какой у него темперамент. Но что можно сказать о его характере? Ничего. Ведь у него пока нет отношений, они появятся потом. Если дереву не мешать, оно вырастет ровным. Наверное, если ребенка не воспитывать, а выращивать, он станет таким, каким ему следует быть. Давайте по­наблюдаем за ребенком. Какого мнения он о себе? Пра­вильно! Хорошего! («Я+»). А как он относится к своим близким? Тоже хорошо («ВЫ+»).

Мамы и папы, дедушки и бабушки, у которых име­ются дети и внуки до пяти лет, понаблюдайте за собой и за ними! Утром вы их собираете в садик. Они каприз­ничают, медленно одеваются, вы их ругаете, может быть, даже шлепаете, они плачут, сердятся на вас. Но ведь вечером все равно радостно вас встречают, обнимают и целуют. Но так бывает до пяти - семи лет. Хорошо по­мню, как однажды, когда я пришел за своим пятилет­ним сыном в садик, чтобы забрать его домой, он сказал:

«Папа, я останусь ночевать в садике с друзьями». «Хо­рошо», - ответил я. На душе было неприятно. Но тогда я еще не занимался психотерапией и не понимал, что нахожусь в сценарии. Теперь-то мне ясно, что у моего сына начинал формироваться минус в позиции «ВЫ».

Все вы знаете, как общителен ребенок, как охотно он идет на новые знакомства («ОНИ+»). Как-то мы с деть­ми поехали на море. Старшему сыну тогда было восемь лет, младшему - три. Не успели мы распаковаться и раз­ложить вещи, как вдруг является младший сын и знако­мит нас со своим «новым другом». Старший же все вре­мя был возле нас.

А попробуйте заставить делать ребенка то, что ему неинтересно. Ведь не получится! Зато то, что ему инте­ресно, он делает охотно («ТРУД+»).

«Нравственный человек четырехуголен», - указы­вал Аристотель. Не исключено, что он имел в виду, что у нравственного человека позитивное содержание во всех четырех позициях. (Кстати, греки считали четырехуголь­ник идеальной фигурой.)

Как уже говорилось, минусы в позициях появляются при неправильном воспитании. Мне трудно сказать, есть ли случаи правильного воспитания. Думается, есть. Но мой мир - это мир невротических личностей (да и сам я был невротиком). Ни один из моих пациентов и клиен­тов не получил правильного воспитания. В результате сформировался социоген, который и привел их к болезни. Занявшись сценарным перепрограммиро­ванием, я стал просить пациентов и клиентов писать подробные автобиографии. Анализ последних показал, что социоген складывался в первые пять-семь лет жизни. На занятиях психотерапией мы находили ключевые моменты, обусловливающие формирование позиций комплекса.

Обычно я просил пациента зачитать биографию до пяти-семи лет, затем останавливал чтение, и мы выяв­ляли основные вехи его дальнейшей жизни, характер супруга, образование, должность, болезни, определяли, как сложится дальше его судьба, если не произвести сценарного перепрограммирования. Через некоторое время мы достигли в этом деле большой точности. У семилетнего ребенка уже есть характер, и поступать он будет не по обстоятельствам, а в соответствии со своим сценарием.

Думается, школа не может испортить ребенка. Если учителя владеют приемами сценарного перепрограмми­рования, им удастся ликвидировать дефекты семейного воспитания, которые в школе обязательно выявятся. Так, например, если в семье ребенку потакали и он вы­рос капризным, то здесь с ним никто носиться не будет и разовьется декомпенсация. Я знаю одного ребенка, которого мама буквально «пасла». В садик он не ходил, с детьми на улице не играл. Нетрудно представить, каково ему было потом в школе.

Каким же образом формируется характер? Все зависит от темперамента и стиля воспитания. О темперамен­те мы уже говорили. Теперь поговорим о стиле воспи­тания. В литературе описаны различные стили непра­вильного воспитания: «гипоопека», «гиперопека», «оранжерейное воспитание», «ежовые рукавицы», «Зо­лушка», «кумир семьи», «повышенная моральная ответ­ственность» и др. Я свел их к трем стилям: «преследова­тель», «избавитель» и смешанный. Например, «кумир се­мьи» был отнесен к стилю «избавителя»; «Золушка», «ежовые рукавицы» - к стилю «преследователя»; «по­вышенная моральная ответственность» - к смешанному стилю, так как здесь ребенка, с одной стороны, пресле­дуют, в результате чего он все время чувствует себя ви­новатым («ты должен, должен...»), а с другой - избавля­ют от ряда трудностей («мы тебе создадим все условия, ты только учись»). Сюда относится и «оранжерейное воспитание». Здесь есть все: музыка, иностранный язык, балет, спорт и т. п. Однако ребенок лишен права выбо­ра, у него нет свободы, нет опыта спонтанных отноше­ний. Он очень многое усваивает, но оказывается непри­способленным к реальной жизни.

Как же воспитывать правильно? Думается, надо по­меньше вмешиваться в дела ребенка. Оградите его от тех опасностей, от которых у нас нет генетической защиты (электричество, острые предметы и т. п.), и дайте ему возможность приобретать собственный опыт. Среди гениев большое количество людей, которых родители остави­ли в покое, и у них появилась возможность свободного раз­вития. Может быть, не было бы гениального поэта Пуш­кина, если бы все внимание его родителей не было от­дано другим детям (старшая сестра была любимицей отца, младший брат был любимцем матери). «Если хо­чешь оказать благодеяние человеку - оставь его в покое. Но именно эта часть добродетели дается труднее все­го», - писал Ф.Ницше.

А теперь попробую посмотреть на весь воспитатель­ный процесс глазами ребенка. Конечно, я фантазирую, * но, кажется, здесь есть рациональное зерно.

«Когда я еще в колыбельке, да и потом, в первый год жизни, родители - великаны, а я - маленькая козявка. Я полностью завишу от родителей. Они для меня - доб­рые волшебники. И вдруг я слышу упреки, крики, кото­рые относятся ко мне. Я еще не знаю слов, но эмоции мне уже понятны. Я плохой, вы хорошие. Но когда мне еще нет года, разве я могу что-нибудь сделать непра­вильно? Да, обмочил пеленки, но разве это неправиль­но? А что мне прикажете делать? Удерживать мочу? Лучше, чем орать, вовремя сажайте на. горшок. Вы меня шлепаете, потом вдруг заласкиваете.

Когда мне два-три года, вы все время от меня чего-то требуете. Я медленно одеваюсь, и вы снова кричите. Но я не могу быстро одеваться, у меня еще недостаточно развиты в мозгу соответствующие центры, «ведающие» точными движениями. Надо было лучше в школе учить­ся, мамочка! А то ведь ты думала, что если врачом не будешь, то и анатомию знать не надо.

Я начинаю плакать, и вы меня успокаиваете. Когда я смеюсь, вы тоже радуетесь. Я вроде бы ничего особен­ного не сделал, а вы меня то ругаете, то хвалите. В об­щем, я ничего не могу понять. Да, вы обо мне заботи­тесь. Но не думайте, что детство - счастливая пора жизни. Ведь я в рабстве у вас. Такой, какой я есть, я вам не нужен. И вы заставляете меня делать не то, что мне хочется, а то, что нужно вам. И я стараюсь к вам при­способиться, отходя от своей природы. Мне становится тяжело жить» (Уже потом, став взрослым, я узнаю, что легче всего жить в соответствии с собственной приро­дой.) Но тем не менее я получаю очень много хорошего от вас. И мой первый вывод: «Я-, ВЫ+». Я стараюсь стать таким, как вы. Я еще не знаю, что и вы тоже в свое время были изуродованы своими родителями и не осоз­наете сейчас, что мучаете меня.

Я вас люблю и не могу жить без вашей любви, но ведь когда я веду себя хорошо, вы вообще не обращаете на меня внимания. Тогда я начинаю болеть и шалить, и вы вновь становитесь внимательными ко мне. Вот почему лет до 14 я часто простужаюсь или нарушаю правила поведения. Потом-то я найду любовь в другом месте. Но болезнь может стать хронической, а мелкое хулиганст­во порой перерастает в преступное поведение. Дорогие мои родители! Знаете ли вы, что те переживания, ко­торые дает любовь, можно испытать с помощью приема алкоголя или наркотиков? Знаете ли вы, что дети, ли­шенные любви, часто становятся алкоголиками и нар­команами? ,

< Назад | Дальше >