Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Эрих Нойманн "Глубинная психология и новая этика"

История так называемых цивилизованных стран также характеризуется принесением в жертву выдающихся личностей, хотя они являются проводниками той силы, под воздействием которой история движется вперед. Сократ, Иисус и Галилей принадлежат к бесконечному ряду таких людей. Все народы и все эпохи внесли свою лепту в ритуал принесения в жертву выдающейся личности в качестве козла отпущения. И если в наши дни этот ритуал осуществляется не сознательно, а бессознательно, то вряд ли можно говорить о каком-то прогрессе.

Мы не будем рассматривать здесь вопрос о том, является ли упомянутая реакция местью со стороны коллектива за слишком высокие и строгие культурные требования, предъявляемые к нему выдающейся личностью. И тем не менее следует учитывать, что бессознательный теневой элемент, от которого коллектив стремится избавиться с помощью психологии козла отпущения, имеет непосредственное отношение к той жестокости, которая сопровождает принесение в жертву козла отпущения, хотя коллектив и не осознает эту связь. В соответствии с основным принципом психологии козла отпущения сознательный ум верит в свою идентичность высшим ценностям и без тени сомнения в своей “абсолютно чистой совести” совершает ужасающие злодеяния. Все войны (в том числе и религиозные), все классовые войны и партийные конфликты дают примеры сосуществования чистой совести в сознательной психике и бурного проявления тени на уровне действия.

Здесь необходимо установить различие между двумя группами личностей — суппрессорами теневой стороны, объединяющими в себе аскезно-героическое отношение к жизни, с сознательным чувством вины и страданием, и ре-прессорами, у которых чувство вины и страдание, вызванное этими чувствами, остаются в сфере бессознательного.

В обеих группах можно обнаружить как следствие отрицание отрицательного, бессознательное подкрепление отрицательного, которое в реальной жизни доходит до садизма и отвратительной жажды разрушения. Различие между ними заключается в следующем: в аскетической группе садизм помещается ближе к сознательной сфере и принимает рационализированные, систематические формы, тогда как в репрессивной группе он проявляется в форме эмоциональной необузданности и подавляет сознание.

Пуританство и инквизиция, законнический (легали-стический) иудаизм фарисеев и парадоксальная дисциплинированность прусской ментальное™ — все они подчиняются одному психологическому закону. Суровость аскетической установки компенсируется за счет агрессивного садизма, который проявляется в установлениях, контролируемых выдающимися подвижниками.

Наряду с бессознательным чувством вины группа, характеризуемая психологическим расщеплением, вызванным сознательной идентификацией с этическими ценностями и неосознанием тени, испытывает психологическое чувство неуверенности, которое компенсирует самодовольство сознательной установки данной группы. Вытеснение должно постоянно защищаться от апперцепции теневой стороны, поскольку бессознательное подкрепление все больше и больше затрудняет для эго и сознательного разума неосознание существования теневой стороны психического.

Далее, внутреннее расщепление, вызванное апперцепцией тени, приводит к возникновению бессознательного чувства неполноценности и реакцией того типа, который был открыт Альфредом Адлером. Чувство неполноценности чрезмерно компенсируется за счет тенденции к преувеличенному самооправданию и приводит к подкреплению вытеснения. Проекция тени теперь принимает систематический характер, формируя параноидальные реакции индивида и целых народов, чьи подавленные агрессивные тенденции вновь проявляются в форме страха преследования со стороны другого народа и всего мира. Такие лозунги, как политика окружения, заговор сионских мудрецов, белая, черная или желтая опасность, стремление капиталистов или большевиков к мировому господству, а также все параноидальные системы подобного типа преследуют только одну цель — вытеснение агрессивности и теневой стороны психики их создателей.

В коллективе этот тип фарисейства проявляется в традиционных методах образования и карательного правосудия. Здесь также можно обнаружить компромисс психологии козла отпущения, которая под предлогом этического поведения позволяет своей тени выйти из повиновения, прибегая к средствам наказания, устрашения или пытки. Потрясающий масштаб действий архетипической тени обеспечивается в различной мере такими узаконенными формами выражения коллективной этики, как смертная казнь, наказания в виде каторжных работ, тюрьмы и иных пенитенциарных учреждений, условное освобождение и даже школа и семейная жизнь. Каждый закон, который опирается на наказание, то есть на незнание того, что сам коллектив разделяет вину каждого преступника, есть не что иное, как закон Линча.

Узаконенная форма психологии козла отпущения преимущественно используется “блюстителями старой этики” (то есть существующими подвижниками) в качестве орудия культуры и цивилизации. С другой стороны, эта психология играет значительно более важную и поистине катастрофическую роль в истории человечества. Узаконенные формы психологии козла отпущения утратили первоначальный оргиастический характер, который в прежние времена позволял им избавлять коллектив от проблемы его тени с помощью таких средств, как проведение ритуальной казни в присутствии всего рода или племени. В этих обстоятельствах коллектив особенно нуждается в избавлении от агрессивных влечений, скопившихся в его недрах, с помощью энергичной разрядки взрывного типа. Таким образом достигается по меньшей мере иллюзорное избавление от напряжения, вызванного сдерживаемыми энергиями. При упомянутых разрядках, которые по характеру напоминают массовые умопомешательства, гнев коллектива обрушивается на группы козлов отпущения. В то же время основной феномен психологии козла отпущения, охарактеризованный как проекция тени, также играет существенную роль в международных спорах (между коллективами), которые принято называть войнами.

Любая война может состояться только при условии превращения врага в носителя теневой проекции. Поэтому страсть и радость участия в военном конфликте, без которых невозможно заставить ни одного человека участвовать в войне, проистекают из удовлетворения потребностей бессознательной теневой стороны. Войны служат коррелятом старой этики, поскольку в них зримо проявляется активизация бессознательной, теневой стороны коллектива.

< Назад | Дальше >