Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И.А.Бескова "Эволюция и сознание"

Но тогда, во-первых, наше бессознательное – это не то, что мы видим, не то, что мы считаем бессознательным. То, как оно нам видится, как оно нами воспринимается, – это его вид после излияния наружу. Внутри нас оно не таково. Есть что-то общее с тем, как мы его видим на поверхности, но что-то различается.

И, во-вторых, бессознательное порождается самим человеком.

Обычно считается, что бессознательное имеет следующие истоки:

– коллективные архетипические содержания;

– индивидуальные:

– содержания, не достигшие порога осознания;

– разные физиологические отправления, которые не контролируются сознанием;

– вытесненные содержания.

Как видим, все эти компоненты не являются продуктами собственной активности субъекта, возникающими просто в силу его жизнедеятельности. Те содержания, которые относятся к коллективному бессознательному, каким-то образом усваиваются из общечеловеческого опытаclxvi (хотя не ясно каким, т.к. известно, что благоприобретенные качества, свойства, признаки не наследуются). Культурная трансляция также не всегда может быть доказана, т.к. общечеловеческие символы появляются в фантазиях и сновидениях даже у детей.

Содержание индивидуального бессознательного складывается либо из тех фрагментов информации, которые не достигли порога осознания, либо из тех, которые прежде были содержанием сознания, но по тем или иным причинам оказались вытеснены из него. Пожалуй, из всего вышеперечисленного только не контролируемые сознанием физиологические отправления могут быть отнесены к собственным продуктам человеческой жизнедеятельности. Однако это не совсем то, что я имею в виду. Я говорю о психологических содержаниях, а не о физиологических процессах.

Итак, сама жизнь человека – источник формирования бессознательного. Это интересно: пожалуй, только при таком подходе человек выступает как подлинно активное начало. Кстати, и коллективное бессознательное он продуцирует сам. Почему же тогда оно “коллективное”, если его продуцирует отдельный индивид? Потому, что за его “производство” ответственно в человеке то, что присуще ему как виду, а не как отдельному индивиду.

Мне всегда было непонятно: откуда берется коллективное бессознательное? Что, мы его наследуем? Это невозможно. Благоприобретенное не наследуется, культурные содержания генетически не транслируются. Генетически могут быть предзаданы только когнитивные стили, предпочтительные стратегии восприятия и переработки информации, короче то, что Уилсон назвал “вторичными эпигенетическими правилами”. Иначе говоря, унаследованы могут быть те стратегии оперирования информацией, которые могут вести к формированию определенных схем, структур восприятия и репрезентации информации, но никак не их содержаний. Тогда откуда же берется коллективное бессознательное? Что, считать, что человек действительно “подключен” к некоему информационному полю, о чем иногда пишут эзотерики? Мне не хочется так думать, потому что в таком случае, человек – существо пассивное: дали ему знание – взял, не дали – остался без ничего, т.к. самому ему такое знание взять неоткуда. При таком понимании человек действительно оказывается (в лучшем случае!) чем-то таким, через что это знание передается. Именно так о самих себе и об источнике своих знаний говорили и Е.П.Блаватская, и Е.И.Рерих. Так понимаемый человек видится мне в образе большой палочки для письма, которую должен взять в свои руки и использовать для того, чтобы выразить свои знания, некий “Тот, Кто Ими Обладает”.

Мне такой вариант не кажется привлекательным. На мой взгляд, человек активен не только в том, что всемерно готовит себя к роли палочки, что делает себя привлекательной палочкой, которую захочет использовать “Тот, Кто Владеет Знанием”. Человек активен как творец. Его активность в том, что он сам продуцирует знания. Он действительно готовит себя. Но, на мой взгляд, это подготовка к тому, чтобы стать способным продуцировать знания и научиться представлять их в наиболее адекватной форме (это актуально, поскольку знание гораздо богаче выразительных возможностей человека).

Итак, коллективное бессознательное – это то содержание рождаемого человеком нового информационного мира, которое производно от общечеловеческого в нем; это то, что формируется в результате функционирования общечеловеческого в каждом конкретном индивиде.

Теперь коснемся тех компонентов бессознательного, которые формируются в процессе осуществления организмом функций, не подконтрольных сознанию. Мне представляется, что сами эти сугубо физиологические процессы рождают свою часть бессознательных психических содержаний. Я думаю, часть из них попадет в категорию коллективного бессознательного (это будут содержания, возникающие в процессе естественного функционирования тех аспектов физиологического, неконтролируемого сознанием, которые общи человеку как виду). А часть – в категорию индивидуального бессознательного. Это будут содержания, рождающиеся в результате тех процессов, которые обусловлены особенностями каждого конкретного организма.

Будут, разумеется, и такие компоненты бессознательного, которые формируются из содержаний, никогда не достигавших порога сознания. Будут и такие, которые когда-то были в сфере сознания, но затем, по тем или иным причинам (травматический характер, не соответствуют установкам “эго”, способны поколебать Я-образ и т.п.), оказались вытеснены из него.

Но главное содержание, главная ценность бессознательного – это, на мой взгляд, то, что рождается самим человеком. Здесь, наверное, необходимо одно уточнение. Появление нового содержания в бессознательном может происходить как в результате рекомбинации уже имеющейся информации, так и в процессе собственного функционирования человека. Первое подразумевает возникновение новых компонентов информации вследствие оперирования уже имеющейся. И не важно, какого рода это операции: иные способы соединения уже имеющихся фрагментов или возникновение новых структур в результате процессов самоорганизации в нелинейной открытой среде (самодостраивание)clxvii. Все это действительно происходит, но не об этом я говорю. Я имею в виду процессы, если так можно выразиться, первичного образования бессознательных психических содержаний. Именно они являются продуктом собственной жизнедеятельности человека. Именно они – важнейшая форма его познавательной активности. Какова их природа? Если они – не то, что вытеснено из сознания, и не то, что никогда не достигало порога осознания, и не то, что появилось в результате рекомбинации или переструктурирования имеющейся информации, то что они такое?

Мне видится следующий ответ на этот вопрос. Человек, как существо целостное, и функционирует целостно. Происходящее в нем, основные динамики его жизнедеятельности, имеют разные формы представленности на всех уровнях: неосознаваемые физиологические и неосознаваемые психические процессы будут всего лишь двумя различными уровнями проявления одних и тех же жизненных динамик человека. На первый взгляд кажется, что это слишком упрощенное представление: содержание бессознательного психологического намного богаче и разнообразнее, чем содержание неосознаваемых физиологических процессов, поэтому они не могут быть двумя формами проявления одного и того же. Но это может быть совсем не так. И даже, скорее всего, это не так. Дело в том, что наше представление о степени богатства и разнообразия нашей физической жизни обусловлено возможностям нашего восприятия и понимания этих процессов. А они, в силу особенностей технократической культуры, весьма ограниченны. Т.е. мы можем не иметь адекватного представления о том, что же действительно происходит в нас на уровне физиологии. Разумеется, какие-то огромные блоки процессов (пищеварение, выделение, обмен) нам известны. Но тончайшие нюансы происходящих в нас ежесекундно изменений нами не только не осознаются, но даже и не воображаются. А между тем известно, что психическое развитие ребенка напрямую связано с объемом телесных взаимодействий (контактов), которые он получал на ранних стадиях развития.

Было проведено интересное исследование, когда одну группу оставленных матерями младенцев растили в обычных условиях детского учреждения, а другую отдали умственно неполноценным девочкам-подросткам. Так вот выяснилось, что по прошествии нескольких лет дети второй категории в интеллектуальном развитии опережали детей первой категории. Совершенно понятно, что, поскольку первые находились на попечении умственно полноценных взрослых воспитателей, а вторые – умственно неполноценных подростков, успехи последних не могли быть объяснены более серьезной познавательной, мыслительной работой с ними. Дело здесь было совсем в другом: неполноценные девочки-подростки очень много тискали своих подопечных и возились с ними. И, как видим, это привело к более высокому развитию интеллектуальной сферы детей.

Существует масса других свидетельств. Например, широко известно, что сенсорная депривация в раннем периоде наносит непоправимый ущерб не только психическому здоровью человека, но и тормозит его умственное развитие. Эта закономерность, вероятно, проявляется уже у животных. По крайней мере, известно, что маленькие обезьянки предпочитают пушистую маму-игрушку, металлической “маме”, собранной из трубочек, хотя и снабженной бутылочками с молоком. Возможно, живое существо стихийно испытывает потребность в телесном взаимодействии для того, чтобы достигать полноценного умственного развития.

< Назад | Дальше >