Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И.А.Бескова "Эволюция и сознание"

Знание, полученное в результате процесса собственной трансформации, способно дать информацию о том, какова внутренняя природа объекта, что именно с ним происходит в данный момент. Т.е. оно как бы носит ситуативный характер. На этом уровне мы всего лишь постигаем объекты нашего мира, хотя и в их подлинном обличии. Глубинное же знание, репрезентируемое в языке символов, выражает информацию о природе мира универсальных сил. И это все-таки совершенно иной уровень постижения. Вполне возможно, что именно для получения такого рода знания понадобился этап эволюции человека, начавшийся с грехопадения и повлекший за собой развитие способности и средств сознания. Мне кажется, что именно концентрация сознания в процессе достигнутого гармоничного созвучия с миром позволяет человеку проникнуть в мир глубинной реальности.

8.1. Сознание как средство постижения

Иначе говоря, процесс постижения символического знания видится мне состоящим из трех этапов: 1) трансформация внутренней природы человека, когда его вещество-носитель утрачивает качество диссоциированности и вновь обретает целостность, от несознающей материи и нематериального сознания возвращаясь к материи-сознанию (в результате человек оказывается способным к спонтанному и ненасильственному проживанию в себе самом происходящего с другим); 2) за счет концентрации сознания на происходящем, человек вырывается за пределы нашего мира и постигает мир глубинной реальности как составную часть собственного внутреннего опыта; 3) внимательно вслушиваясь в характер переживаемого им, он создает максимально адекватные формы репрезентации открытого (найденного) содержания.

Хочу обратить внимание на второй пункт: человек вырывается за пределы нашего мира и постигает мир глубинной реальности. Почему это оказывается возможным? Ведь имевшаяся на ранних стадиях эволюции способность спонтанного ненасильственного постижения сути объектов восстанавливается на первом этапе. Почему же, “живя в раю”, человек не создавал символического знания? Ведь оно, судя по всему, было и тогда ему доступно, раз предпосылка такого постижения уже существовала?

Думаю, что нет. Внутренняя гармония самого человека, делающая его созвучным окружающему миру, – лишь одно из необходимых условий получения глубинного знания. Второе, важнейшее, это, на мой взгляд, всемерное развитие способности сознания. Вспомним, в результате чего и на какой основе зарождается и развивается эта способность.

Когда после проживания в себе самом добра и зла, повлекшего радикальную трансформацию внутренней природы, человек обнаруживает себя в совершенно незнакомом, враждебном, отгороженном от него мире, где его прежние средства постижения оказываются неприменимыми, он вынужден искать что-то взамен утраченных способностей. Т.е. он оказывается перед дилеммой: или подобрать какие-то другие ключи к пониманию мира или умереть, потому что без понимания закономерностей происходящего, без предсказания хотя бы ближайшего будущего просто невозможно выжить во враждебном непонятном мире, где все приходится добывать с боем.

Таким альтернативным средством освоения мира и стало, на мой взгляд, сознание. Рождается ли оно “из ничего”, на пустом месте, или же представляет собой трансформацию некой ранее имевшейся способности? Мне думается, верно второе. Если исходить из того, что человек – по своей природе – существо, глубинная структура которого была получена на уровне универсальных сил, а воплощено оно оказалось в веществе-носителе нашего физического мира, т.е. в материи-сознании, то получается, что уже изначально природа человека такова, что способность сознания была в нем представлена.

После диссоциации сущности человека в нем остаются несознающая материя и нематериальное сознание. Вот это последнее, на мой взгляд, и является прообразом специфически человеческого сознания. Его базисной характеристикой оказывается исключительно янская природа. Иначе говоря, такое сознание, будучи совершенно незаземленным (утрачена энергия инь, которая оказалась сконденсированной в несознающей материи), обладает колоссальной проникающей способностью из-за того, что в окружающем мире больше нет объектов такой унитарной природы – все они содержат оба типа энергии в разных пропорциях. Поэтому именно с помощью сознания человек оказывается способным преодолеть возникшие барьеры между ним и объектами мира, пробивая бреши во внешних оболочках.

Последующая эволюция неразрывно связана с совершенствованием именно таких средств освоения мира. В результате всемерное развитие получает мыслительная сфера, складывается наука, как вершина сознательного освоения окружающей среды, и культура, основанная на диссоциированном отношении с миром. Человек же обретает развитую способность взаимодействовать со сферой мыслительных конструктов – чисто янской по своей природе. Это очень важный момент. С одной стороны, именно субъект – единственный и исключительный ее творец, поэтому он неплохо ориентируется в ней. С другой, – мир мыслительных конструктов – отличное поле для того, чтобы учиться взаимодействовать с миром универсальных сил. Поэтому, только имея развитую способность сознания и восстановив утраченную внутреннюю целостность и гармонию, человек оказывается способным к постижению глубинного знания уровня универсальных сил. И лишь на этой основе становится возможным формирование символического языка: во-первых, в нем возникает потребность, т.к. субъект стремится найти адекватное выражение тем содержаниям, которые стали ему доступны, во-вторых, он располагает средствами для репрезентации глубинного знания (это навык оперирования мыслительными конструктами, разного рода абстрактными идеями и образами).

Таким образом, получается, что в эволюции человека как вида ничего не было бессмысленным или случайным, сколь бы драматичным и огорчительным оно ни казалось нам. В частности, тот эпизод эволюции, который символически выражен как грехопадение, принесший много тяжелого и разрушительного в историю человечества (об этом я подробно говорила выше), дал толчок развитию совершенно новых средств познания. Они сделали возможным понимание сущности окружающего даже в совершенно неблагоприятных условиях утраты спонтанной способности постижения мира.

Фактически, здесь, на мой взгляд, реализовался следующий принцип: человек доказал свою способность, пусть и очень дорогой ценой, но самостоятельно, за счет собственных ресурсов, выживать без какой-либо внешней поддержки. Но, как известно, за все приходится платить. За это достижение он также заплатил недешево: внутренней расщепленностью и дисгармонией, жизнью, где главенствующим является принцип реальности, а не принцип удовольствия, и, как следствие, колоссальным перенапряжением волевого начала, тотальным подавлением собственных инстинктов и спонтанных импульсов. А это – неизбежный путь к внутренней неудовлетворенности, нестабильности, к дисгармоничным межличностным и социальным отношениям.

Собственно, это и есть те проявления, с которыми мы сталкиваемся в современной технократической культуре. Просто мы склонны рассматривать их как некоторые ограниченные неудачи: “вот, если бы не было этой ошибки, не было бы и сегодняшнего положения вещей”. Лучше все-таки трезво смотреть на вещи: сегодняшнее состояние человека и человеческой цивилизации – не следствие какого-то отдельного недоразумения или определенного неверного выбора. Это совершенно естественное и абсолютно адекватное выражение той трансформации внутренней природы человека, когда он оказался вынужден выживать только за счет собственных внутренних ресурсов, после того, как утратил способность гармонично взаимодействовать с собственным внутренним и внешним миром.

Соответственно, снять эти неприятные и угрожающие последствия можно будет не отдельным разумным и полезным решением, а длинным и сложным путем восстановления утраченной внутренней и внешней гармонии, трансформацией собственной внутренней природы. Это позволит от несознающей материи и нематериального сознания снова вернуться к своему органичному состоянию – состоянию тождества всему окружающему, состоянию материи-сознания. Но, что очень ценно, – при этом развитая способность сознания останется. И это будет отличать внутреннюю гармонию и уравновешенность раннего этапа эволюции человека от внутренней гармонии и уравновешенности позднего этапа.

Кстати, здесь есть интересный момент: ведь символическое описание сути грехопадения очень точно отражает происшедшее с человеком не только в плане тех негативных аспектов, с которыми он столкнулся, но и в плане того, что получил – обычно это остается незамеченным. Вспомним, человек соблазнился тем, что, вкусив от древа познания добра и зла, он обретет божественную способность знания. На первый взгляд, кажется неясным, где же это он ее обрел? Скорее, наоборот, утратил: мог спонтанно и без насилия над окружающим полно и адекватно постигать природу происходящего, а в результате вкушения лишился этой способности. Где же тут обретение? А обретение имеется на отдаленном конце эволюционной цепочки. Ведь именно та способность сознания (вместе с развитой сферой мыслительных конструктов), которая сформировалась вследствие грехопадения, обеспечила формирование способности получения глубинного знания, знания уровня универсальных сил альтернативной реальности. Таким образом, оказалось, что человек действительно обрел способность божественного знания именно вследствие вкушения от древа познания добра и зла, хотя всю цепочку взаимосвязей проследить не так легко.

Совершенно очевидно, что здесь очень отчетливо проступает тема зла, искушения, и его роли в эволюционной истории человечества. Но это отдельная огромная проблема, и я не буду на ней останавливаться. Просто оказалось, что анализ того, как формируются символические содержания и символический язык, привел к неожиданным выводам об эволюционной роли пережитой человеком внутренней трансформации и о возможных перспективах последующей его эволюции.

Вернемся к обсуждению природы символов. Мы видели, что:

– символ рождается в результате самостоятельного акта постижения, непосредственно не связанного со знанием поверхностной реальностиcli;

– для того, чтобы такое постижение стало возможным, человек должен трансформировать собственную внутреннюю природу, вернув ей целостность и гармоничность;

– необходимо обладать развитой способностью концентрации сознания и подавления “болтовни ума”clii, чтобы от взаимодействия с поверхностными слоями реальности перейти к взаимодействию с ее глубинными пластами;

– необходимо пережить в себе глубинное содержание и дать ему адекватное выражение с помощью тех средств, которыми человек, как существо физического мира, располагает.

< Назад | Дальше >