Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

И.А.Бескова "Эволюция и сознание"

В альтернативной реальности существуют и альтернативные способы взаимодействия с нею. Можно перенестись за тысячи верст, не изменяя своего телесного местоположения, и увидеть Землю, Солнечную систему, галактику со стороны. Можно переместиться во времени: брат Т.Маккенны, Деннис, “звонил” матери, которая умерла. Мать не хотела поверить в то, что с ней говорит ее 20-летний сын, т.к. видела его трехлетним, лежащим в колясочке перед собой. Можно из прошлого принести серебряный ключ к старой шкатулке. Можно влиять на происходящее, видеть внутреннюю природу вещей, слышать мысли, общаться без речи и т.п.

Как относиться к подобным свидетельствам – это отдельный вопрос. Но даже если считать это стопроцентной иллюзией, возникает вопрос, почему такого рода иллюзии достаточно устойчиво встречаются у самых разных категорий людей – причем не обязательно под воздействием галлюциногенов. В этой связи оставим в стороне вопрос о степени достоверности описываемого Маккенной. Ясно одно: он это действительно пережил; реальность, с которой он взаимодействовал в своих психоделических опытах, радикально отличается от той, что дана нам в непосредственных ощущениях, поэтому любопытно сравнить некоторые ее параметры с тем, что известно из мифологических сюжетов, из описаний шаманских путешествий, из отчетов людей, осваивающих определенные типы психотехник.

Здесь необходимо одно уточнение. Все вышеперечисленные способности были достаточно дорого оплаченыcxxvii. Обладание ими не явилось простым следствием употребления галлюциногенов. И, прежде всего, сам автор (Т.Маккенна) не приобрел подобного рода способностей. Он лишь переживал необычные грани реальности, но фактически никак не взаимодействовал с этим “новым миром”. Иначе говоря, был лишь пассивным зрителем, но никак не участником необычных трансформаций.

Все вышеописанное происходило с его братом, Деннисом. Не безынтересно то, как он получил такие способности. Дело в том, что однажды, после приема псилоцибина, содержащегося в грибе строфария, Деннис ощутил в своей голове нарастающий жужжащий звук. Он постарался его воспроизвести голосом. В результате его внутреннее состояние резко изменилось: он почувствовал колоссальное напряжение, звук как будто распирал его изнутри, рвался наружу и был некой самостоятельной сущностью. Вот как описывает происходившее Т.Маккенна: “И тут последовал поворот событий, едва не отправивший нас в мир иной: как только радио замолкло, Деннис издал громкое скрежещущее жужжание, которое продолжалось несколько секунд, при этом тело его словно окаменело. После минутного затишья он разразился залпом взволнованных, испуганных вопросов. “Что случилось? – твердил он и – это особенно врезалось мне в память – “Я не хочу превращаться в огромное насекомое!” Было видно, что Деннис сам перепуган случившимся… То, что для нас показалось не больше, чем странным звуком, совершенно очевидно произвело совсем другое впечатление на того, кто его издавал. Я понимал его состояние: мне оно было знакомо по опытам с ДМТ, где что-то вроде мысленной глоссолалии, которая мне самому казалась исполненной глубочайшего смысла, превращалось в сущую белиберду, когда я пробовал облечь ее в слова и передать другим.

Деннис сказал, что в звуке была заключена колоссальная энергия, а сам он ощущал себя некой физической силой… Он чувствовал, что если направит свой голос вниз, то сможет оторваться от земли. Тогда нам пришла в голову мысль, что можно издавать звуки, усиливающие метаболизм психоделиков, а Деннис предположил, что пение может ускорять метаболизм некоторых из них. По словам брата, у него возникло внутреннее ощущение, что он приобрел какую-то шаманскую силу”cxxviii.

Весьма любопытно, что шаманы действительно используют в своей практике и психоделики, и пение, и воспроизведение звуков. Но одно только это никого шаманом не сделает. Как известно, те, кто готовятся стать шаманами, должны пережить тяжелый опыт пограничных состояний, когда продолжительное время они находятся буквально между жизнью и смертью. И действительно, не все оказываются в состоянии выдержать это, некоторые умирают. И лишь тот, кто выжил, как считается, обретает возможность взаимодействовать с миром духов и использовать свои новые способности для того, чтобы решать проблемы соплеменников.

Примерно то же произошло и с Деннисом. После того, как он упорно повторял свои эксперименты с психоделиками и звуком, его состояние все более ухудшалось. Он стал напоминать помешанного. Казалось, он временами бредил, заговаривался. Был момент, когда друзья думали, он вообще не выживет. Но постепенно и очень медленно рассудок стал к нему возвращаться. Хотя личность его трансформировалась необратимо: с одной стороны, он обрел новые способности, которыми не располагал никто из участников экспедиции на Амазонку, также экспериментировавших с психоделиками, с другой, – его контакт с привычной реальностью все же оказался несколько нарушен. В частности, окружающие не всегда его понимали и не всегда могли определить, в каком состоянии он находится – в обычном или измененном. Так что плата за обретение альтернативных способностей не в результате личностного роста, а вследствие применения психоделиков, – достаточно высокаcxxix.

Еще один фрагмент, касающийся экспериментов со звуком.

“Одно могу сказать совершенно определенно: в какой-то миг, близкий по времени к этой теме, я услышал безмерно далекий и слабый звук. Он раздавался где-то между ушами и доносился не снаружи, а изнутри – это совершенно точно, каким бы невероятным это ни казалось, – причем на редкость отчетливо, хотя и на самом пределе человеческого слуха. То был звук, похожий на очень слабый сигнал радиоприемника, звучащего где-то вдали: сначала он напоминал перезвон колоколов, но, постепенно усиливаясь, превращался в электрическое пощелкивание, потрескивание, бульканье, шипение. Я попытался воспроизвести эти звуки голосом – просто эксперимента ради, издавая гортанное гудение и жужжание. И вдруг получилось, будто мой голос и этот звук намертво соединились: этот звук стал моим голосом, но он исходил из меня в таком искаженном виде, какой не способен принять ни один человеческой голос. Внезапно звук значительно усилился и теперь походил на стрекотание гигантского насекомого”cxxx.

В этом отрывке обращают на себя внимание следующие обстоятельства: а) звук возникает независимо от воли и желания человека, неожиданно для него самого; б) поначалу он еле различим; в) попытка воспроизвести его собственным голосом приводит к его резкому усилению и к тому, что он оказывается как бы спаянным с человеческим голосом – он становится голосом и голос становится им; г) звук объективируется – человек начинает воспринимать его как нечто независимое от себя, звук как бы овладевает голосом человека для того, чтобы проявить себя в мир. Это напоминает мне буддийское представление о том, как создаются прекрасные произведения искусства: не художник рисует цветок, а цветок овладевает рукой художника для того, чтобы явить себя миру, проявиться, самовыразитьсяcxxxi.

Приведу еще несколько выдержек, характеризующих процессы звуковой трансформации в психоделическом опыте.

“Вчера вечером, съев один гриб и покурив травы, я снова вызвал тот феномен. Переживание почти полностью совпало с тем, которое было у меня в первый раз: вздымающаяся, пульсирующая волна гортанного гудения, которое стремительно усиливалось и набирало сокрушительную энергию по мере того, как я его издавал. Я мог бы продлить этот звук и дальше, за пределы краткого всплеска, но не стал – из-за энергии. Уверен, что скоро смогу вызывать этот звук, совсем не прибегая к триптамину или каким бы то ни было другим веществам. С каждым разом включаться становится все легче, и теперь я чувствую, что смогу воспроизвести его в любое время. Совершенно ясно, что звук представляет собой обучаемое действие, которое вызывается и стимулируется триптаминами”cxxxii.

“…Обычно невидимая синтаксическая паутина, удерживающая вместе и язык, и весь мир, может отвердеть или изменить свой онтологический статус и стать видимой”cxxxiii.

“Он описывает состояние, вызываемое ДМТ, в котором возможны продолжительные всплески такой звуковой энергии, когда видишь, как звуковые волны уплотняются и в конце концов материализуются… Перед ней (возникающая в результате такой материализации звука стеклянистая пенаcxxxiv. – И.Б.) языковая метафора беспомощна, ибо на самом деле вещество это представляет собой запредельную для языка материю. Это речь, но состоит она не из слов; это речь, которая становится и является тем, о чем говорит… Произнести что-либо таким голосом – значит заставить это случиться!”cxxxv.

Но вернемся к проблеме обоснования происхождения языка на основе идеи звукоподражательной природы имен.

6.4. Выражение сущности на основе

звукоподражания внутреннему ощущению

объекта

В самоотчетах Д.Маккенны мы сталкиваемся с одним очень интересным феноменом: подражание возможно не только “внешним” звукам, но и “внутренним”. Что я имею в виду? Звукоподражательная теория происхождения языка обращает внимание на то, что значительный пласт выражений сформировался в результате воспроизведения человеком звуков окружающей природы. И это действительно так. Но вопрос в том, происхождение всех ли выражений может быть объяснено подобным образом, а если нет, то на основе чего формируются остальные?

Посмотрим, как возможно, что звукоподражательные наименования “не звучащих” сущностей все-таки выражают природу именуемых объектов.

< Назад | Дальше >