Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

А.Р. Лурия "Эволюционное введение в общую психологию"

Уже давно пришло то время, когда считали, что между психическими процессами ребенка и психическими процессами взрослого имеется только качественное развитие, что ребенок – это маленький взрослый, который обладает теми же пропорциями тела и теми же психическими особенностями, какими обладает взрослый, но проявляются эти пропорции лишь в уменьшенном, миниатюрном виде.

В живописи такая концепция ребенка как маленького взрослого была преодолена еще в эпоху Возрождения, и если до эпохи Возрождения на старых картинах можно видеть изображение младенца как уменьшенного взрослого, то после эпохи Возрождения в изображении ребенка фигурируют уже совсем иные, более соответствующие детскому возрасту пропорции тела.

Если в анатомических представлениях такая идея о ребенке, как о взрослом, была преодолена еще много столетий тому назад, то в психологии преодолении идеи о том, что онтогенетическое развитие есть только количественное увеличения психологического инвентаря, присущего ребенку уже с самых ранних лет жизни, встречала значительные трудности и прошло не без большой борьбы.

Факт, что психологическое развитие ребенка связано с его качественной трансформацией функциональных систем, не вызывает теперь сомнений; как объяснение основных движущих сил психологического развития, так и описание его основных этапов у разных авторов освещается не одинаково; и основные концепции психологического развития, широко распространенные в зарубежной науке, еще очень противоречивы.

Я остановлюсь на трех основных концепциях психологического развития в онтогенезе, которые до сир пор остаются широко распространенными в психологической науке. Первая из них – это теория психологического развития как биологического созревания; вторая – теория психологического развития как обучение и третья – теория, которая принята сейчас в советской психологической науке – теория психологического развития как качественное изменение психологических процессов, формируемых в деятельности ребенка, в его активном общении с окружающей седой. Так как борьба этих трех теории с победой последней теории составляет существенное ядро всей теории психологии, я постараюсь остановиться подробнее на их принципиальных основах.

Обратимся к первой теории – теории развития психологического процесса как постепенного биологического созревания. Характерным для этой теории является одно исходное положение: признавая развитие как трансформацию, систему качественных изменений психологических процессов, сторонники этой теории подходят к развитию как к спонтанно текущему процессу, как к процессу спонтанного биологического созревания, лишь в очень малой степени зависящему от влияния среды.

Исходными из этих представлений являются наблюдения, которые ученые проделали в эмбриогенезе, то есть наблюдения за основными этапами внутриутробного развития ребенка.

Чем характеризуется созревание ребенка во внутриутробного развития? Во – первых, это процесс, который происходит в однородной среде, ибо что может быть более однородным, чем условия существования в околоплодной жидкости, которая заполняет плодный мешок и не изменяется в процессе всего развития эмбриона животного или человеческого эмбриона? При таких однородных условиях существования можно констатировать совершенно закономерное и никогда не меняющее своих этапов морфологическое и функциональное созревание. Морфологически это созревание заключается в постепенном изменении форм тела эмбриона, причем это постепенное созревание подчинено удивительному по своему интересу закону. У ученых, наблюдавших развитие человеческого эмбриона, сложилось впечатление, что человеческий зародыш в своем развитии, которое, как известно, исчерпывается девятью месяцами, проходит все этапы филогенеза, начиная от стадии, характеризующей строение тела у низших позвоночных, рыб, затем низших млекопитающих и кончая той стадией, в которой родится ребенок, – стадией, когда его тело уже имеет существенные очертания тела человека. На ранних стадиях развития у эмбриона есть жаберные щели (такие жаберные щели, как у рыб), но постепенно они зарастают и их функциональное место заменяет легочная ткань. На следующем этапе эмбрион переходит к формам строения тела, характерным для наземных животных. На ранних стадиях развития трудно отличить эмбрион человека от эмбриона морской свинки, собаки, и лишь на поздних стадиях развития эмбрион приобретает все черты развитого человеческого тела.

Значит, говорили эти последователи, основной закон морфологического развития в эмбриогенезе сводится к тому, что, во – первых, это развитие носит биологически спонтанный характер, оно не зависит от влияния среды, оно предначертано, заложено программой, которая записано в зародышевой клетке и затем только спонтанно развертывается. И, во – вторых, развитие эмбриона в своих основных чертах повторяет развитие рода.

Этот последний закон был назван законом рекапитуляции или повторения, или основным биогенетическим законом. Согласно этому закону, все развитие подчинено заранее предначертанной программе, заложенной в яйцеклетке. В силу этого, биогенетический закон носит фатальный характер и может быть иначе обозначен как закон преформизма.

Согласно этой основной концепции, внешняя среда может только либо остановить, либо ускорить процесс развития, но никак не может создать новых форм развития. Новые формы развития складываются только в результате мутаций, а эти мутации, как известно из биологии, появляются очень редко и на очень значительном промежутке времени. Они могут быть искусственно вызваны только специальными экстренными воздействиями, какими, например, являются воздействия рентгеновских лучей или радиации.

Представление о фатальной обусловленности морфологического развития программы, заложенные в зародышевой клетке, переносились этими авторами и на развитие нервной системы и на психологическое развитие.

Авторы считали, что изначальной программой фатально обусловлено как морфологическое развитие, так и нервное функциональное развитие. Очень часто авторы, исследовавшие последовательные стадии нервного развития ребенка, описывали, что и эти стадии подчинены известным непреложным законам созревания, и эти законы созревания нервной функции в основном зависят от законов созревания нервной клетки. Именно в связи с этим авторы различали три основные стадии развития нервной процессов в онтогенезе.

На той стадии, когда нервные клетки еще не образовали синапсов и были относительно изолированы друг от друга, отдельные раздражения тела эмбриона могут вызвать изолированное подергивание мышц, но еще не вызывали целостной реакции. Во второй фазе, которая соответствовала тому этапу, когда нервная ткань образовывала сложную единую сеть или когда синаптические переходы от одного нейрона к другому созревали, но нервные волокна еще не миэлинизировались, – нервные процессы другой характер. Раздражение приложенное к определенной части эмбриона, разливалось волной по всему телу, и возникали реакции, которые носили диффузный характер. Этот диффузный характер нервных процессов и был неизбежным этапом развития поведения на определенных ступенях эмбриогенеза. Только на последнем этапе эмбриогенеза возникала третья стадия – стадия дифференцированных нервных процессов; она соответствовала этапу миэлинизированных нервных волокон и формированию известных функциональных систем. На этом этапе раздражение определенных участков тела вызывало уже не диффузные, а дифференцированные реакции: возникали процессы, которые проявляли уже известные черты организованного поведения. Как получали эти факторы, которые наблюдал у животных известный американский физиолог Когхил; на людях швейцарский исследователь Миньковский и некоторые другие?

Я опишу эти опыты, чтобы было яснее, как они проводятся.

Опыты с животными проводятся очень просто. Матка беременной самки вскрывается и вынутый эмбрион помещается в физиологический раствор, где его можно некоторое время наблюдать.

У человека точно такие же наблюдения можно производить в тех случаях, когда по каким–либо медицинским основаниям необходимо удаление плода; тогда можно вынуть плод, поместить его в физиологический раствор, раздражать этот плод или механическим прикосновением тонкой острой палочки или электрическими ударами и наблюдать его реакции. Такое наблюдение можно производить в течении 7 – 10 минут, потому что после этого плод погибает и реакции его меняются.

В свое время мне пришлось несколько таких наблюдений проделывать над 4–5 – месячным эмбрионом. Эти опыты выявили следующую картину. Если раздражать лобок эмбриона прикосновением острой палочки, можно было видеть, как это раздражение вызывало диффузную волну возбуждения, которое распространилось со лба на тело, с тела на ножки и оканчивалась подошвенным рефлексом. Значит, на этой стадии раздражение лба вызывает диффузную волну возбуждения, включая подошвенный рефлекс. Но если на этой стадии раздражать губы эмбриона, возникала совершенно другая картина: в этом случае можно было наблюдать организованные сосательные рефлексы. Значит, развитие нервного процесса пятимесячного эмбриона находится на переходном этапе. Там можно выделить отзвуки диффузной фазы и появление дифференцированной фазы реакции. Раздражение относительно индифферентных зон – лба, щек, спины – вызывает диффузную реакцию, а раздражение уже созревшей, биологически важной зоны – зоны рта, губ вызывает уже дифференцированные сосательные движения, которые уже принимают характер сложнейших функциональных систем.

Внимательное изучение движения эмбриона может позволить создать специальную хронологию созревания этих систем, начиная от самых жизненно важных систем (например, системы сосания), затем системы схватывания (хватательный рефлекс у эмбриона появляется позже, чем сосательный, но тоже до рождения) и кончая сложными дифференцированными реакциями. Если проделать эти наблюдения больше, чем 5 – 7 минут, эмбрион начинает погибать, и когда сложные организованные системы распадались и, раздражая губы, можно было получить только отдельные вздрагивания, отдельные реакции, которые перестали носить системный характер.

Эти примеры я привел вам для того, чтобы иллюстрировать на них основную идею подхода к развитию как созреванию, приложенной не только к морфологии, но и к развитию функций нервной системы. Созревание нервной функции в эмбриогенезе носит, следовательно, такой же закономерный характер, как и созревание его тела. Особенности нервных процессов зависит не только от созревания морфологического субстрата и могут быть либо ускорены, либо задержаны условиями среды, но среда не может создавать никаких законов развития.

< Назад | Дальше >