Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Додонов Борис Игнатьевич "Эмоция как ценность"

не ставит предела всестороннему развитию человека, а способствует ему. Поэтому типич­ная личность в системе нашей типологии от­нюдь не обречена быть редким исключением в силу самой своей сущности.

Реальному нормальному человеку “ничто человеческое не чуждо”. “Самая-самая” ти­пичная личность, в нашем ее понимании, мо­жет сказать о себе то же самое. Между тем типичная личность, трактуемая как проявле­ние односторонности, безусловно лишена права на такую характеристику.

В свете нашего понимания типа и типич­ного индивида иначе определяется и отноше­ние к типологическому и “димензиональному” подходам в раскрытии особенностей того или иного человека. Исчезает альтернатив­ность этих двух систем оценки. Типологиче­ский и “димензиональный” подходы должны не исключать, а взаимодополнять друг друга. Нет сомнения, что “количественная” харак­теристика разных компонентов структуры личности правомерна и необходима. Но толь­ко типологический подход согласуется с фак­том, что личность человека — это не простая сумма отдельных ее составляющих, а опре­деленная их “конфигурация”. Мерой завер­шенности этой “конфигурации” и является степень типичности индивида, которая не только не противостоит его возможности быть гармоничной личностью, но составляет одно из наиболее необходимых для этого условий.

Действительная гармоничность человека не может быть результатом простого разви­тия всех его свойств, потребностей, “сторон”.

Это бы дало “личностей” без своего лица, по­хожих друг на друга, как медные пятаки. И такие личности оказались бы, вопреки по­верхностным представлениям, как раз страш­но дисгармоничны, ибо неизбежно страдали бы разнонаправленностью своих влечений, заставляющей вспомнить крыловскую басню о Лебеде, Раке и Щуке.

Истинно гармоничной является лишь лич­ность, у которой всесторонность сформирова­лась на основе ярко выраженной направлен­ности — эмоциональной и мировоззренче­ской. Иначе говоря, гармоничность невозможна без типичности.

Гармоничная, а потому и типичная лич­ность аналогична в этом отношении талант­ливому литературному произведению, в со­держание которого могут входить самые раз­ные вещи — бытовые сцены и чрезвычайные происшествия, описания производственного процесса и лирического пейзажа, любовь и ненависть, горе и радость, но которое, одна­ко, при всем том имеет свой “единый тон”, свой “эмоциональный коэффициент” повест­вования. Отсутствие такого “единого тона” в произведении, как это подметили многие пи­сатели и критики, лишает его художествен­ной ценности и права на признание1. Можно сказать, что у гармоничной личности, ярко воплощающей определенный тип ОЭН, при всем разнообразии ее переживаний тоже есть

1 См. М. Б. Храпченко. Творческая индивиду­альность писателя и развитие литературы. М., 1970, стр. 120—124.

свой “единый тон” или своеобразный “лейт­мотив” ее эмоциональной жизни.

Все сказанное ведет к выводу, что значе­ние классификации людей по типам их общей эмоциональной направленности выходит за рамки простого исследовательского приема, ибо за понятием типа стоит психологическая реальность, которую нельзя отразить с помо­щью одной психометрии.

Тип есть репрезентант этой реальности как целостности, качества которой не сводимы к сумме ее компонентов. Определение типа ОЭН субъекта (во взаимосвязи с его мировоз­зренческой направленностью) — это тот отп­равной пункт, с которого должно начинаться углубленное изучение его индивидуальности.

Результаты описанного исследования, оче­видно, в самой общей форме можно экстра­полировать и на проблему стратегии воспи­тания гармонического, всесторонне развито­го человека в нашей школе. С изложенных выше позиций следует критически рассмот­реть некоторые тенденции практического ре­шения этой проблемы, зачастую исподволь определяемые все теми же взглядами, кото­рые отразились в приведенных в начале па­раграфа классификациях учащихся.

Поскольку считается, что гармоническое развитие школьников дает о себе знать про­сто в том, что они проявляют себя “почти в одинаковой мере” во всех доступных им ви­дах деятельности1, то в планах воспитания

1 См. Б. К. Мазий. К вопросу о потребностях и их роли в системе отношений человека.— В сб.: “Психология”. Л., 1950.

детей и подростков часто не уделяется долж­ного внимания развитию их индивидуальных склонностей (а это, вообще говоря, ключ к решению многих педагогических задач). Б результате нередки случаи, когда выпуск­ники школы не знают толком, куда им по­даться, какую профессию избрать, и долго ходят в пифагоровых штанах своей “многосторонности”, не решаясь сделать выбор делая его в конце концов наобум.

Изменить положение дела можно, лишь осознав, что многосторонность личности не­обходимо развивать не путем преодоления односторонних увлечений и эмоциональных приверженностей индивидуумов, а на основе воспитания и закрепления этих приверженностей (“пламенных страстей” к чему-либо) с последующим превращением их в тот ры­чаг, с помощью которого “подтягивается” к целом, во всем богатстве ее потенциальных возможностей.

4. Эмоциональная и мировоззренческая направленность в их единстве и взаимодействии

Мы завершили исследование собственно эмоциональной направленности личности. Однако эмоциональная направленность, как мы уже говорили, есть только сторона единой направленности человека, в которой первенствующую роль играют его мировоззренче­ские программы (потребности). Поэтому мы считаем необходимым в заключение несколь­ко более подробно рассмотреть вопрос о вза­имодействии эмоциональной направленности индивида с его морально-мировоззренческой направленностью.

Мы полагаем, что главная особенность морально-мировоззренческой направленности состоит в следующем. Если эмоциональная направленность проявляется во влечении че­ловека к интересному, приятно волнующему, то морально-мировоззренческая направлен­ность дает себя знать в его стремлении к вы­полнению своего долга перед кем-либо или чем-либо (в том числе и перед самим собой). В морально-мировоззренческой направленно­сти находят свое выражение мировоззренче­ские взгляды и нравственные чувства лично­сти. В сущности, морально-мировоззренче­ская направленность — это закрепленная в личности программа (точнее, система про­грамм) ее отношения к действительности, объем которой лучше всего передан “формулой” Ф. Э. Дзержинского: “Так тебе следует жить, и таким ты должен быть”1

Конечно, далеко не каждый индивид фор­мулирует содержание своей морально-миро­воззренческой направленности в столь чет­ких выражениях, как это сделал пламенный революционер и крупный советский государ­ственный деятель. Она может быть закрепле-

< Назад | Дальше >