Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Додонов Борис Игнатьевич "Эмоция как ценность"

Совсем иначе распределили свои симпа­тии по отношению к этим двум “моделям” юношей 33 девушки гностического типа ОЭН. Первая модель (“отчаянная голова”) была выбрана только одной из них (3% го­лосов). Второй (“философ”) отдало предпоч­тение абсолютное большинство — 67%.

При исследовании реальных браков эта закономерность — при прочих равных усло­виях предпочитать всем другим молодым людям юношу того же типа, что и у са­мой, — была, естественно, сильно “затушевана” многими дополнительными обстоя­тельствами, отнюдь не создававшими равных условий для выбора. Но и здесь она все же явственно “просвечивала” сквозь “туман” сложного взаимодействия множества разных факторов, определяющих выбор “спутника жизни” в реальной действительности.

Весьма показателен и такой факт: при подсчете частоты ранних браков (до 22-х лет) среди студентов оказалось, что де­вушки и юноши альтруистического и комму­никативного типов ОЭН вступают в такие браки вдвое чаще остальных своих сокурс­ников.

Хотя личность человека так или иначе дает себя знать в любой его активности, но лишь одна художественная деятельность (в первую очередь литературная) способна достаточно полно и содержательно запечат­леть личность деятеля, его мироощущение и мировосприятие в самих своих “продуктах”. В связи с этим интересен факт существенного влияния типа ОЭН на литературное творчество. Этот факт был подтвержден в массовых экспериментах со студентами, причем никакого отбора исследуемых по склонностям и способностям нарочно не производилось. Не останавливаясь подробно на деталях экспериментов, отметим лишь некоторые полученные результаты.

Тип ОЭН не влиял на уровень “литера­турной продукции” молодых людей, если брать ее в целом. Однако оказалось, что од­ни сюжеты лучше удаются лицам альтруис­тического и коммуникативного типов, другие — “эстетикам” и “романтикам” и т. д. Сочиняя рассказ на заданную тему: “Росла яблонька, радовала людей, но однажды ее кто-то погубил”, лица первых двух назван­ных типов ОЭН гораздо чаще других драма­тизировали свое повествование, связывая судьбу дерева с судьбой человека. В 50% случаев в их сочинениях встречался мотив яблоньки-памятника, например:

“В деревне Осипово жил старик, Семен Потапович, бывший колхозник, а теперь пенсионер... Был у него сын, да убили его во время войны и жену Потапыча убили... И решил старик посадить яблоню... Пусть цветет и шумит своими молодыми ветвями, а он будет сидеть под ней и вспоминать своих близких...”

Концовка рассказа у этих же лиц нередко повествовала о гибели вместе с яблонькой и того человека, который ее посадил: “Мать встала перед яблонькой и сказа­ла, что не даст рубить, что, рубя дерево, они рубят жизнь человеческую. Но что фашис­там до человеческой жизни? Засмеялся фа­шист и выстрелил в женщину”.

У всех остальных исследуемых подобные мотивы встречались в 10 раз реже. Сюжет строился совсем иначе и в общем был бед­нее событиями и переживаниями людей. Лица эстетического типа, в частности, смы­словым центром своего рассказа делали по­гибшую красоту дерева: “За деревенькой, на треугольнике, обра­зованном речкой и большаком, по которому шли войска, раскинулся колхозный сад. Израненные стальным ливнем, стояли деревья, воздев к небу обгорелые ветви свои. А у самой дороги, тихо шелестя листвой, задумчи­во стояла яблонька. Казалось, как видение стояла она на пути проходящих солдат... Залитая лучами солнца, встречала она победителей. И подравнивались ряды проходя­щих рот, подтягивались солдаты, загорались усталые глаза, и запекшиеся губы шептали как клятву: “Вся земля зацветет и станет такой, как ты, гордой и непреклонной”.

А утром, поднявшись с привала, бойцы увидели только кучу веток и разлапистые следы прошедшей ночью танковой колонны. Янтарными слезами горели в лучах утрен­него солнца капельки росы и скатывались на сырую землю”.

Как мы видим, автор пытался ввести в рассказ “идейный мотив”, но художествен­ное чутье ему изменило, и он обрек яблоньку на гибель под колесами наших же танков, будучи слишком захвачен стремлением передать трагичность обреченной красоты.

Совсем иначе справились те же лица с описанием конкретного пейзажа, открывав­шегося из окна аудитории, где проводился эксперимент. Лучшие результаты здесь да­ли юноши и девушки эстетического типа. Но главное различие между испытуемыми опять-таки было не в уровне, а в духе ра­бот, в их стиле. Особенностью описаний студентов коммуникативного и альтруистиче­ского типов ОЭН было своеобразное распро­странение коммуникативного отношения на неживую природу. В более слабых работах это выражалось в наличии ненужных олицетворений, в частом употреблении сенти­ментальных метафор и прямых обращений к природе, в оценке ее явлений в терминах “добра и зла”. В работах посильнее та же тенденция была выражена гораздо тоньше, давая о себе знать в особо теплом и мягком тоне повествования, в особых “коммуника­тивных” его интонациях.

Для работ “праксиков” было характерно вкрапление в описание пейзажа прозаично-деловых оценок, частое употребление ввод­ных слов, указывающих на степень досто­верности событий или на связь между ними, выражение своих намерений в связи с по­годными условиями и т, д. У более художе­ственно развитых авторов праксический тип ОЭН давал о себе знать в большой динамич­ности и точности пейзажного изображения.

Описания студентов эстетического типа в целом характеризовались наличием двух рядов признаков — таких, которые легко поддаются выделению и счету, и таких, ко­торые сводятся лишь к определенному об­щему впечатлению. К первым можно было отнести лаконичность описаний (среднее количество слов у “альтруистов” = 105, у “праксиков” = 90, у представителей эстети­ческого типа = 70) и преобладание безлич­ной формы над личной. Ко вторым — стрем­ление к экспрессии, к передаче цельного об­щего впечатления о пейзаже, статичность и минорность. Восприятие у студентов эстети­ческого типа было, так сказать, резонирую­щим, окрашивающимся в эмоциональные тона, соответствующие объективному харак­теру пейзажа, в то время как у других рас­смотренных типов ОЭН восприятие казалось скорее проецирующим, более зависящим от чувств, которые владели молодыми людьми еще до акта восприятия.

Чтобы конкретизировать сказанное, при­ведем две лучшие пейзажные зарисовки, встретившиеся у студентов коммуникатив­ного и эстетического типов.

Екатерина О. (коммуникативный тип ОЭН).

“Еще утром, только, только проснувшись, почувствовала что-то очень, очень хорошее. Оказывается, выпал снег! В марте — снег! Почему-то сразу поднялось настроение.

Сейчас из окна видна небольшая рощица и пруд. Деревья припорошены снегом. Чуть ветер колыхнет ветки, и снег падает. И хотя день неприветливый, небо хмурое, но все равно хорошо. Чувствуется, что воздух све­жий и чистый. Это очень красиво, когда все-все в снегу. И деревья, и кусты, и земля. За­видуешь мальчишкам, которых замечаешь у пруда. И даже воробьям, которые примости­лись на ветках. Сидят нахохлившись. Они недовольны крымской весной. Им, наверное, холодно. Хотя мороза совсем нет... Немного трудно передать свои чувства. Чувствуешь все: и радость, и удивление, и грусть”.

Лариса К. (эстетический тип ОЭН).

“Белый день. Даль в дымке. Деревья буд­то нарисованы белым и коричневым. Снег с деревьев падает медленно на мокрую землю. За деревьями серый пруд. Вокруг него черные кусты. Холодно. Дальние силуэты домов, белые пятна крыш, черточки столбов. На го­ризонте горы. Белое, коричневое и серое”.

Кстати, девушка — автор последнего опи­сания, по мнению наших экспертов (писате­ля, журналиста, учителей), абсолютно луч­шего среди всех сданных нам, в школе за все годы обучения ни разу, по ее словам, не име­ла оценки за сочинение выше “посредствен­но”. Такую же оценку она получила и на вступительных экзаменах на математический факультет Крымского педагогического инсти­тута. Когда мы, заинтересовавшись этим фак­том, дали девушке еще несколько специаль­ных тем, то оказалось, что с некоторыми из них она действительно справилась не очень хорошо, другие же были выполнены на уров­не явно выше того, с каким мы встречались у других студентов. Мы считаем это очень показательным явлением, которое вместе с ранее приведенными нами данными свиде­тельствует о том, что учащийся по-настоящему может проявить свои литературные

< Назад | Дальше >