Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Додонов Борис Игнатьевич "Эмоция как ценность"

Хорошо передает переживание названно­го типа перед прыжком с парашютом космо­навт Алексеи Леонов: “Перед шестым прыж­ком в душе все равно рождается какое-то то­мительно-ликующее ожидание и вместе с тем захватывающее чувство высоты, власти над природой, опасности”2.

“...Я люблю это чувство — опасность”, — сказал о себе укротитель Вальтер Запашный, объясняя, почему он предпочитает работать с хищниками3.

Любовь к подобным переживаниям отме­чали и некоторые наши студенты, особенно с факультета физвоспитания: “Люблю острые ощущения, взвинчивающие нервы”. “Ощу­щаешь какое-то тревожное возбуждение. Ка­жется, что переступаешь какую-то неведо­мую грань. Это страшновато и приятно”.

Инвентарий: “Жажда острых ощу­щений” (ПГ-1). “Упоение опасностью, рис­ком” (ПГ-2). “Чувство спортивного азарта” (ПГ-3). “Решительность” (ПГ-4). “Спортив­ная злость” (ПГ-5). “Чувство сильнейшего волевого и эмоционального напряжения, пре-

1 Г. Бакланов. Точка опоры. М., 1971, стр. 139.

2 “Из дневников современников”. М., 1969, стр. 552.

3 См. “Комсомольская правда”, 2 августа1970 г.

дельной мобилизации своих физических и ум­ственных способностей” (ПГ-6).

6. Романтические эмоции. В ака­демическом “Словаре русского языка” ро­мантизм определяется как “умонастроение, проникнутое идеализацией действительности, мечтательной созерцательностью”, а роман­тиком словарь называет того, “кто настроен романтически, склонен к мечтательности, к идеализации жизни и людей”. В качестве примера в словаре приведен образ тургенев­ского Калиныча.

Однако не все употребляют слово “роман­тик” именно в таком значении. К романтиче­ским натурам нередко относят отважных пу­тешественников, разного рода “первопроход­цев”, то есть людей, которых менее всего мо­жно отнести к созерцателям. Общепризнан­ные романтические поэты Байрон и Лермон­тов отнюдь не были склонны к идеализации действительности.

В настоящей работе мы под романтизмом имеем в виду стремление ко всему необычай­ному, необыкновенному, таинственному.

Чувство таинственности как типичная “романтическая эмоция” появляется у нас в связи не с любой тайной, а только там, где мы живо “ощущаем” свою включенность в число объектов, на которые распространяет­ся действие загадочного фактора, особенно когда ему приписывается сознательная воля, одухотворенность. Чувство таинственного почти всегда включает в себя ожидание: вот сейчас что-то произойдет, что окажет решаю­щее влияние на мою судьбу (или судьбу лица, за которое я “болею”). Там, где этого ожидания (хотя бы подсознательного) нет, там нет и чувства таинственности. Описание секрета самого хитрого технического устрой­ства у нас такой эмоции не вызывает. Позна­ние тайн природы, очевидно, может сопро­вождаться чувством таинственности в зави­симости от того, насколько личностно и фи­лософски значимо человек воспринимает объ­ект исследования. “Моя душа, я помню, с детских лет чудесного искала”, — писал М. Ю. Лермонтов. Наши респонденты рас­крывали свои романтические переживания в таких. выражениях: “Испытываешь всегда приятное, стремясь к неизвестному. Больше всего люблю быть там, где еще никто не был (гроты, пещеры и т. д.)”. “Люблю чувство ожидания чего-то необыкновенного”. “У ме­ня особое волнение, подъем проявляются в том случае, когда чего-то ждешь, веришь, что скоро должно произойти что-то совершенно особенное”.

Инвентарий: “Стремление к необы­чайному, неизведанному” (Р-1). “Ожидание чего-то необыкновенного и очень хорошего, светлого чуда” (Р-2). “Манящее чувство да­ли” (Р-3). “Волнующее чувство странно преображенного восприятия окружающего: все кажется иным, необыкновенным, пол­ным значительности и тайны” (Р-4). “Чувство особой значительности происходя­щего” (Р-5). “Чувство зловеще-таинственно­го” ДР-6).

7. Гностические эмоции. Гности­ческие (от греч, gnosis — знание) эмоции

издавна описываются в учебниках психоло­гии под рубрикой интеллектуальных чувств. Часто, однако, при этом в одном ряду оказы­ваются и конкретные переживания (удивле­ние), и свойства личности (чувство нового). Нас интересуют только первые.

Гностические эмоции мы связываем, не просто с потребностью в получении любой новой информации, а с потребностью в “ког­нитивной гармонии”. Суть ее в том, чтобы в новом, неизвестном, из ряда вон выходящем отыскать знакомое, привычное, понятное, приводя таким образом всю наличную, ин­формацию к одному “общему знаменателю”. Альберт Эйнштейн очень метко назвал .это человеческое стремление “бегством от удив­ления”. Типичная эмоциональная ситуация, возбуждающая гностические эмоции, — это проблемная ситуация. В ответах наших сту­дентов гностические переживания описыва­лись так: “Для меня самое приятное пережи­вание — разобраться в трудном вопросе”. “Самое приятное чувство — решить зада­чу, когда вначале казалось, что я её не решу”.

Инвентаряй: “Стремление нечто по­нять, проникнуть в сущность явления” (ГН-1). “Чувство удивления или недоуме­ния” (ГН-2). “Чувство ясности или смутно­сти мысли” (ГН-3). “Неудержимое стремле­ние преодолеть противоречия в собственных рассуждениях, привести все в систему” (ГН-4). “Чувство догадки, близости реше­ния” (ГН-5). “Радость открытия истины” (ГН-6).

8. Эстетические эмоции. Кате­гория эстетических чувств выделена давно. Тем не менее в вопросе о природе и самом составе эстетических переживаний до насто­ящего времени остается еще много неясного. Сложность проблемы состоит в том, что эстетические отношения к изображаемому проявляются через все другие чувства — радость, гнев, тоску, отвращение, страдание, горе и т. д. Однако не ясно, “что представ­ляет собой эстетическое чувство в чистом виде, без тех чувств, которые ему сопутст­вуют” 1.

Несколько схематизируя разные точки зрения на эту проблему, можно выделить два основных взгляда. Согласно первому, эстети­ческих эмоций в чистом виде просто не су­ществует. “Своеобразие эстетических пере­живаний заключается в специфическом и не­повторимом сочетании различных по своей направленности, интенсивности и значению эмоций”2. Эстетическое впечатление — ре­зультат того, что “все чувства, переживания, мысли смешались, столкнулись друг с дру­гом”, и “это столкновение “очищает”, прео­долевает обычные чувства, зарождающиеся в процессе эстетического восприятия произве­дения искусства”3,

1 Б. Г. Кубланов. Эстетическое чувство и ис­кусство. Львов, 1966, стр. 28.

< Назад | Дальше >