Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Додонов Борис Игнатьевич "Эмоция как ценность"

1 К. И. Чуковский. Толстой как художествен­ный гений.—“Юность”,1971, № 9, стр. 88,104

4. Классификация эмоций и типов эмоциональной направленности личности

Изучение различных форм запечатления и проявления эмоциональной направленно­сти людей требует и адекватной этой задаче классификации эмоций.

Попытки классифицировать эмоциональ­ные состояния, переживания и чувства пред-

принимались неоднократно (Д. Юмом, Р. Де­картом, В. Вундтом, А. Бэном, Н. Гротом, Т. Рибо, К. Ушинским, М. Аствацатуровым, К. Плучиком и другими). Однако, как пра­вильно указывает П. В. Симонов, ни одна из предложенных классификаций не получила широкого признания и не сохранилась в ка­честве эффективного инструмента дальней­ших поисков и уточнений. По мнению П. В. Симонова, это объясняется тем, что все эти классификации были построены на неверной теоретической основе или вовсе без нее. Взамен Симонов предлагает соб­ственную классификацию эмоций, разрабо­танную “с учетом их зависимости от ве­личины потребности и размеров дефицита или прироста прагматической информа­ции” 1.

Однако для наших специальных целей интересная сама по себе классификация Си­монова тоже не подходит. Очевидно, универ­сальную классификацию эмоций создать во­обще невозможно, так что классификация, пригодная для решения одного круга задач, неизбежно должна быть заменена другой при решении задач иного сорта, принципиально отличных от первых. Во всяком случае, не столько в противовес прежним попыткам классифицировать эмоции, сколько в допол­нение к ним предлагаем свой особый подход к решению данного вопроса. При этом следу­ет сразу же предупредить, что объектом на-

1 См. Я. В. Симонов. Теория отражения а пси­хофизиология эмоций. М., 1970.

шего внимания будут не все эмоции, а только те из них, в которых субъект чаще всего испытывает потребность и которые придают непосредственную ценность самому процессу его деятельности, приобретающей благодаря этому качество интересной рабо­ты, интересной учебы, интересной игры или “сладостных” мечтаний, отрадных воспоми­наний и т. д. Эмоции, которые не могут вой­ти в “ткань” какой-либо склонности индиви­дуума, нас здесь интересовать не станут. По этой причине, например, в сфере нашего внимания окажется такое переживание, как грусть (ибо есть люди, любящие слегка погрустить), и выпадет из этой сферы та­кая эмоция, как зависть (даже о завист­никах нельзя сказать, что им нравится за­видовать).

Иными словами, классификации будут подлежать только эмоции, которые в созна­нии людей предстают в качестве “ценных” пережиганий.

Относительно подробно проблема класси­фикации эмоций нами была освещена в спе­циально посвященной этому вопросу статье1. Здесь отметим только следующий очень важный в теоретическом отношении мо­мент.

Приступая к классификации эмоций, нельзя упускать из виду, что они уже опре­деленным образом смоделированы и класси-

1 См. Б. И. Додонов. Классификация эмоций при исследовании эмоциональной направленности личности.— “Вопросы психологии”, 1975, № 6.

фицированы в самом языке, которым мы пользуемся. При этом словесные “ярлычки” эмоций часто обозначают не цельное пере­живание, а лишь его определенное, особенно ярко выраженное качество — например, ка­чество высокой положительной интенсивно­сти чувств (восторг) или даже только одну высокую его интенсивность (волнение). В других случаях, наоборот, за одним сло­вом скрывается не отдельная эмоция, а до­вольно “пестрый” их конгломерат (рев­ность). Можно было бы доказать, что для целей речевого общения людей такое по­ложение дел удобно. Однако для класси­фикаторов эмоциональных явлений оно пред­ставляет большую опасность оказаться жертвой “синдрома Пигмалиона”, как аме­риканский математик Дж. Синг окрестил слу­чаи, когда ученый принимает “модельный мир” (“М-Мир”) за “действительный мир” (“Д-Мир”) 1. Увы, немало психоло­гов, рассматривая эмоции, анализируют не столько переживания, сколько семантику слов.

В связи со сказанным перед исследовате­лем эмоций исключительно остро встает не только проблема нахождения правильного основания их классификации, но и вопрос о принципах выделения “эмоциональных кван­тов”, поскольку слова отнюдь не “квантуют” эмоциональную реальность однозначным об­разом.

1 См. Дж. Синг. Беседы о теории относительно­сти. М., 1973, стр. 18—21.

Разрешить обе эти задачи на строго тео­ретическом уровне пока, к сожалению, вооб­ще невозможно, поскольку психологам до сих пор не удалось еще полностью разобраться в “опорной базе” эмоций — структуре чело­веческих потребностей. Поэтому для класси­фикации эмоций нам пришлось избрать по­луэмпирический путь, при котором мы шли не от потребностей к эмоциям, а от предва­рительно собранного огромного “сырого ма­териала” о “ценных” переживаниях к “про­свечивающим” через них корреспондентным потребностям, положенным в конце концов в основание классификации. Вспомогатель­ными критериями при этом служили, во-первых, наличие некоторой инварианты в эмоциональных ситуациях, порождающих эмоции той или иной категории (служение другим людям, решение познавательных за­дач и т. д.), во-вторых, — частая сочетаемость эмоций одной категории друг с другом, их коррелятивность. Это была долгая, много­этапная работа, в процессе которой постепен­но уменьшался разрыв между эмпиричес­кими и теоретическими доводами в пользу той или иной группировки эмоциональных переживаний.

В разработанной таким путем и предла­гаемой ниже классификации “ценных” пере­живаний используются только те их “рече­вые модели”, которые обязательно передают специфический компонент эмоции, ее окра­шенность “в цвет” определенной потребно­сти. Такой моделью является, например, сло­во “нежность”, но не являются слова “удовольствие”, “радость”, “восторг” без указа­ния на их источник, ибо (повторим П. В. Cимонова) удовольствие от поедания шашлыка есть иная эмоция по сравнению с удовольст­вием от созерцания красивой картины, a “безумный восторг делания” (А. М.. Горький) отнюдь не тождествен “восторженной нежно­сти” и т. д.

Приводим нашу классификацию “цен­ных” эмоций с примерами непосредственных высказываний людей об особо влекущих их переживаниях и специальным “эмоциональ­ным инвентарем”, предназначенным для ре­шения задач, о которых будет рассказано позднее.

1. Альтруистические эмоции. Эти переживания возникают на основе потреб­ности в содействии, помощи, покровительст­ве другим людям. Альтруистические пережи­вания хорошо отражены в таких высказыва­ниях студентов:

“Если говорить честно, то я больше всего люблю испытывать... нежность, заботу, тре­вогу за кого-то. Просто необходимо мне чув­ство, что я кому-то нужна, что то, что я де­лаю, тоже нужно другим, тогда у меня и ра­бота спорится и, кажется, делать ее легко и приятно”.

< Назад | Дальше >