Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Додонов Борис Игнатьевич "Эмоция как ценность"

вано описание интересного эксперименталь­ного исследования, результаты которого пря­мо говорят в пользу данного взгляда: В. В. Фролькис, занимающийся проблемами долголетия, обнаружил, что из трех групп подопытных крыс дольше всего жили те, ко­торых систематически подвергали стрессо­вым воздействиям средней силы — пугали, брали в руки и т. д.' В последние годы од­носторонний взгляд на отрицательные эмо­ции сменяется правильной их оценкой даже в среде врачей, имеющих дело с заболевани­ями сердца. “...Жизнь современного человека в цивилизованном обществе немыслима без... отрицательных эмоций, — пишет профессор Г. Косицкий.— ...Оградить себя от этого не­возможно, да и нет надобности. Ведь наш мозг нуждается в напряжении, тренировке, закаливании в такой же мере, как и мыш­цы” 2.

Очень интересно осмыслить развиваемую здесь точку зрения в свете теории эмоций и эмоциональных расстройств, выдвигаемой уже упоминавшимися физиологами Э. Гельгорном и Дж. Луфборроу. По их мнению, нервные и гуморальные механизмы положи­тельных и отрицательных эмоций находятся в строго сбалансированных отношениях друг с другом. При атом приятные эмоции связа­ны с доминированием парасимпатического

1 См. В. В. Фролькис. Старение и биологиче­ские возможности организма. М., 1975.

2 Г. Косицкий. Сердцу — внимание.— “Наука и жизнь”, 1972, № 4, стр. 25.

отдела нервной системы, а неприятные — симпатического отдела. В норме обе эти си­стемы находятся в состоянии динамического равновесия. “Сдвиг” его вследствие застой­ной эмоции или каких-либо других причин ведет к патологическим расстройствам в ор­ганизме1.

Естественно, что такой сдвиг опасен вне зависимости от того, в каком направлении он произошел, а следовательно, для организма важно не сохранение однообразно положи­тельных эмоциональных состояний, а посто­янный их динамизм в рамках определенной, оптимальной для данного индивида интен­сивности.

Таким образом, переживание положи­тельных и отрицательных эмоций можно счи­тать врожденной физиологической функцио­нальной потребностью организма. Посколь­ку, однако, эмоции не могут возникать без внешних поводов, еще точнее говорить (как мы это и делаем) о врожденной (и прижиз­ненно развивающейся) потребности в эмоциональном насыщении.

Рассмотрение эмоций в качестве объекта потребности может вызвать недоумение. Ведь эмоция является формой человеческого отношения к действительности, определяемо­го его насущными нуждами. Эмоции, следо­вательно, своеобразно “обслуживают” наши потребности, ориентируя необходимую для удовлетворения последних активность орга-

1 См. Э. Гельгорн и Дж. Луфборроу. Эмоции в эмоциональные расстройства, часть V.

низма. Именно в этом состоит “смысл” суще­ствования эмоций и производящих их нерв­но-гуморальных аппаратов. Встает поэтому вопрос, совместимо ли признание эмоций объектом особой потребности с их “генераль­ной” функцией — обслуживания других по­требностей человека? Ответ на него может быть один: да, совместимо. В подтверждение справедливости такого ответа обратим вни­мание на то, что в данном отношении по­требность в переживании эмоций аналогична всем другим функциональным потребностям человека, в частности его потребности в дви­жении.

Способность производить движения необ­ходима человеку для удовлетворения самых разных его потребностей. Движения еще бо­лее несомненно, чем эмоции, “обслуживают” потребности организма. В то же время нали­чие у человека потребности в движениях как таковых, помимо всякой их служебной роли, давно является общепризнанной истиной. Более того, сейчас стало очевидным, что в ус­ловиях современной цивилизации эта потреб­ность человека в двигательной активности далеко не всегда удовлетворяется в доста­точной степени (гиподинамия). “Без преуве­личения можно сказать, что в наши дни мил­лионы людей испытывают “мускульный го­лод”” 1.

Таким образом, совмещение ролей средст­ва и объекта в одном и том же феномене — вещь принципиально возможная. А раз так.

1 “Эврика-70”. М., 1970, стр. 390.

нет ничего неправомерного и в выводе о том, что эмоции, выполняющие функцию связи между потребностями и действительностью, могут, кроме того, сами выступать. Как объ­ект особой функциональной потребности. Эмоциональное голодание столь же реальное явление как и голодание мускульное. Оно может и особым образом сигнализироваться, переживаться. Это переживание — чувство скуки и тоски. Тоска отличается от скуки “положительным знаком”: в ней присутству­ет устремленность к чему-то, что способно утолить эмоциональный голод.

В некоторых патологических случаях, ко­гда больные теряют способность испытывать не только чувство любви, радости, но даже горе, печаль, чувство тоски становится столь мучительным, что нередко больные решают­ся на самоубийство 1. Изнывающий от скуки, вызванной бесцельностью существования, пушкинский Онегин тоже с тоской мечтал об избавительном страдании: “Зачем я пулей в грудь не ранен?”

Дальнейшее сопоставление потребности человека в эмоциональном насыщении с его потребностью в двигательной активности по­может нам лучше уяснить некоторые общие и специальные особенности первой.

Очевидно, что свой мускульный голод че­ловек насыщает как бы между прочим, в про­цессе разнообразной деятельности, в которой он участвует, чтобы удовлетворить другие

1 См. С. С. Корсаков. Избранные произведения. М., 1954, стр. 104.

свои нужды. Однако если физическая нагруз­ка недостаточна, он может ликвидировать де­фицит мышечной активности с помощью спе­циально предназначенных для этой цели средств: гигиенических прогулок, пробежек, физкультурных упражнений и т. д.

Потребность человека в эмоциональном насыщении тоже удовлетворяется главным образом походя, в процессе борьбы за дости­жение самых разных целей, которые инди­вид перед собой ставит и которые определя­ются самыми разными его нуждами — как биологическими, так и социальными. И так же, только в виде некоторой добавки к есте­ственному попутному удовлетворению этой потребности, выступают случаи, когда эмо­циональное насыщение становится самоце­лью, как, например, при слушании музыки, чтении развлекательной литературы и т. д. И для той, и для другой потребности воз­можны, наконец, случаи, когда они прочно объединяются с вполне определенными деятельностями, к которым индивид “тянется” и ради достигаемых с их помощью социаль­но значимых результатов, и ради самого их процесса, доставляющего ему функциональ­ное удовлетворение.

< Назад | Дальше >