Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Додонов Борис Игнатьевич "Эмоция как ценность"

В частности, возникновение у взрослых людей, заключенных в сурдокамеры, гнету­щего чувства тоски и скуки естественно ис­толковать так, что сенсорная депривация имеет своим следствием депривацию эмоцио­нальную. Само бурное фантазирование, воз­никающее в конце концов у таких иссле­дуемых, наталкивает на мысль о защит­ной реакции мозга от эмоционального го­лодания путем организации собствен­ной внутренней эмоциональной деятель­ности.

Факт эмоционального голодания явствен­но выступает и при отсутствии у ребенка возможности постоянно контактировать с близким человеком.

В ряде опытов, проделанных учеными, было убедительно показано, что функциони­рование анализаторов — непременное усло­вие их нормального развития. Так, советский исследователь Б. Н. Клоссовский, заклеивая новорожденному щенку один глаз, выращи­вал его до определенного возраста, а затем усыплял, подвергая исследованию развитие зрительной коры анализатора в левом и пра­вом полушариях. При этом обнаружилось гораздо лучшее созревание нервных клетокв том полушарии, которое было связано с ра­ботающим глазом.

Но если доказана важность чисто сен­сорного насыщения для нормального разви­тия и функционирования мозга, то не есте­ственно ли предположить, что насыщение эмоциями, которые играют столь большую роль в интеграции всех функций организ­ма, является для него еще более необхо­димым?

А раз дело обстоит именно таким обра­зом, то это означает, что эмоциональное на­сыщение организма является его важной врожденной и прижизненно развивающейся потребностью. Потребность эта в своей ис­ходной форме есть, очевидно, потребность физиологическая, несмотря на то, что сами эмоции несут в себе психологическое содержание. Ведь речь в данном слу­чае идет не о несомненной ориентационной полезности эмоций; не о том, что без них ор­ганизм мог бы остаться безучастным к воз­действию вредного для него агента, а о том, что для физиологического благополучия ор­ганизма помимо всего прочего необходимо, как выражался еще Т. Рибо, удовлетворять “естественное стремление каждого чувства проявлять свою функцию” 1.

Разберемся подробнее в сущности такой потребности в эмоциональном насыщении и в том, как на ее основе у человека постепен­но возникают социализированные и индиви­дуализированные программы содержатель-

1 См. Т. Рибо. О страстях. Одесса, 1912, стр. 5.

ных переживаний, то есть как формируется его эмоциональная направленность.

Хорошо известно, что наши эмоции — “продукт” особых нервных аппаратов, нахо­дящихся в головном мозгу, главным образом в верхнестволовой его части и прилегающих областях архипалеокартекса. Существуют многочисленные работы, пытающиеся уточ­нить его структуру и расположение1. Нас, однако, сейчас конкретное их строение и точ­ная локализация нисколько не интересуют. Важно, что такие аппараты есть и поэтому нуждаются в регулярном функционирова­нии, подобно всем другим органам и систе­мам. В пользу этого мнения свидетельству­ют, в частности, интересные данные амери­канских физиологов Р. Мельзака и Т. X. Скот­та, которые обнаружили, что у животных, выросших в условиях изоляции и, следова­тельно, эмоционального голодания, расстрой­ство эмоциональной сферы достигало такого уровня, что они переставали реагировать да­же на болевые раздражители, (Наблюдения над людьми также показывают, что длитель­ная обедненная чувствами жизнь неизбежно ведет к часто неустранимому снижению эмо­циональной сенситивности индивидуумов. По мнению известных зарубежных исследо-

1 См., например: В. Кеннон. Физиология эмо­ций. Телесные изменения при голоде, страхе и ярости. М., 1927; Э. Гелъгорн и Дж. Луфборроу. Эмоции и эмоциональные расстройства. М., 1966; “Экспериментальная нейрофизиология эмоций”. М., 1972; /. Delgado. Emotions.— “Self — Selection Psy­chology Textbook”. 1966.вателей эмоций Э. Гельгорна и Дж. Луфбор­роу, подобные факты объясняются патологи­ческим снижением реактивности симпатиче­ского отдела гипоталамуса1. С другой сторо­ны, нормальное эмоциональное обеспечение человека, очевидно, не только помогает ему сохранить необходимую реактивность эмо­циональных систем, но и способствует под­держанию оптимального тонуса всего его ор­ганизма. В опытах на животных, во всяком случае, было доказано, что развитие в усло­виях эмоционально обогащенной обстановки протекает быстрее и успешнее1.

Говоря о потребности организма в функ­ционировании его эмоциональных аппаратов, подчеркнем, что при этом имеется в виду ре­гулярная работа систем, связанных не толь­ко с продуцированием положительных эмо­ций, но и с отрицательными эмоциями. Од­ностороннее мнение о безусловной вредно­сти последних для здоровья человека должно быть решительно отвергнуто. Если тяжелые переживания и являются порой причиной не­которых наших болезней, то это связано с особыми обстоятельствами. Они состоят пре­жде всего в том, что отрицательные эмоции выполняют более важную биологическую функцию по сравнению с положительными эмоциями. Не случайно механизм отрица­тельных эмоций функционирует у ребенка с первого дня появления его на свет, а поло­жительные эмоции появляются значительно

1 Э. Гельгорн и Дж, Луфборроу. Эмоции и эмо­циональные расстройства, стр. 312.

2 См. Р. Шоеен. Поведение животных, стр. 169.

позднее1. Отрицательная эмоция — это сигнал тревоги, крик организма о том, что данная ситуация для него гибельна. Положи­тельная эмоция — сигнал возвращенного бла­гополучия. Ясно, что последнему сигналу нет нужды звучать долго, поэтому эмоциональ­ная адаптация к хорошему наступает быст­ро. Сигнал же тревоги должен подаваться все время, пока опасность не устранена. Вследствие этого у здорового организма за­стойными могут оказаться только отрица­тельные эмоции. В естественных природных условиях, на которые “работала” до сих пор эволюция, такое положение дела ничего страшного не представляло.

Нашим животным предкам ситуации, приводящие к застойным отрицательным эмоциям, встречались крайне редко: все кон­фликты быстро кончались уничтожением со­перника, собственной гибелью или бегством. К тому же при любом конфликте тут же реализовывались соответствующие моторные ус­тановки, что вело к уменьшению эмоцио­нального напряжения. Только у людей (осо­бенно если учесть их способность находить­ся под влиянием не только реальных, но и воображаемых ситуаций) эмоциональные конфликты могут принимать затяжной (ино­гда на месяцы и годы) характер. Понятно, что при этих условиях здоровье человека действительно часто страдает от переизбытка отрицательных эмоций, и тем сильнее уве-

1 См. Е. И. Макарова. Развитие эмоций у детей раннего возраста.— В сб.: “Физиология высшей нервной деятельности”. М., 1968.

личивается его потребность в нейтрализую­щих положительных переживаниях. Поэтому практически иногда, быть может, и есть смысл, как это делают врачи, подчеркивать полезность положительных эмоций и опас­ность отрицательных. Но теоретически отри­цательные эмоции должны быть полностью реабилитированы в смысле их прямого вли­яния на здоровье, даже если не принимать во внимание такие их биологические функ­ции, как сигнально-побудительная и мобили­зующая, важность которых оценена уже дав­но. Отрицательные эмоции вредны лишь в избытке, как вредно в этом случае все (в том числе и положительные аффекты), что превышает норму, характеризующую то, в чем организм непосредственно нуждается1. В пределах же некоей определенной силы и длительности, различных для людей разных возрастов, отрицательная эмоция безусловно тоже полезна. Страх, гнев, ярость повышают интенсивность обменных процессов, приво­дят к лучшему питанию мозга, усиливают со­противляемость организма перегрузкам, ин­фекциям и т. д.

Мысль о том, что отрицательные эмоции в определенном их сочетании с положитель­ными должны быть не вредны, а полезны организму, была высказана нами несколько лет тому назад2. А недавно было опублико-

1 См. В. С. Лукьянов. Эмоции и здоровье. М., 1966, стр. 30.

2 См. Б. И. Додонов. Потребность в “эмоцио­нальном насыщении” как сторона направленно­сти человека.— “Вопросы психологии”, 1970, № 1.

< Назад | Дальше >