Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Додонов Борис Игнатьевич "Эмоция как ценность"

Мы видим, таким образом, что принцип наслаждения и мораль, которая из него вы­водится, эволюционируют вместе с эволюци­ей общественной жизни. Загнивание буржу­азного общества ведет к деградации всех его этических концепций, в том числе и концеп­ций гедонизма. Так этический гедонизм уже своей собственной историей демонстрирует, что принцип наслаждения не может счи­таться первичным, вневременным мораль­ным принципом.

К. Маркс и Ф. Энгельс, подвергшие в “Немецкой идеологии” глубокой критике претензии гедонистов на открытие такого принципа, в связи с этим писали: “...филосо­фия наслаждения становилась пустой фразой,

1 См. М. Н. Корнева. Коммунизм и проблема счастья, стр. 39.

как только она начинала претендовать на всеобщее значение и провозглашала себя жизнепониманием общества в целом”1. На самом деле мораль каждого общества, в том числе и его отношение к наслаждению, отражает существующие в этом обществе отношения между людьми, и прежде всего производственные отношения. При каждом данном общественном строе люди вырабатывают определенные моральные нормы в пер­вую очередь в соответствии с тем положением, которое они занимают в системе ма­териального производства. В классовом обществе и мораль носит классовый характер, никакого единого морального принципа для антагонистических классов существовать не может.

Этический гедонизм в своих теоретиче­ских построениях всегда так или иначе опи­рался на определенные психологические представления о мотивации поведения человека. Французский философ и математик Блез Паскаль (1623—1662) в свое время высказался на этот счет в следующей кате­горической формуле: “Все люди стремятся к счастью — из этого правила нет исключений; способы у них разные, но цель одна... Чело­веческая воля направлена на достижение только этой цели. Счастье — побудительный мотив любых поступков любого человека, даже того, кто собирается повеситься” 2.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 418.

2 Ф. де Ларошфуко. Максимы. Б. Паскаль. Мысли. Ж. де Лабрюйер. Характеры. М., 1974, стр. 180.

Но если этический гедонизм не может не опираться на определенные психологиче­ские представления, то лица, специально занимающиеся проблемой мотивации пове­дения, совершенно не обязательно должны интересоваться вопросами этики. Они мо­гут просто занять позицию бесстрастных исследователей истины, не задаваясь во­просом, хороша она или плоха и какие моральные выводы из нее должны сле­довать.

В связи с этим в психологии и физиоло­гии XX в. постепенно выделилось несколько специальных концепций поведения, которые в работах зарубежных авторов получили об­щее название психологического гедонизма. Именно он и представляет для нас основной интерес.

“Психологические гедонисты” — это со­бирательная характеристика. Согласно за­крепившейся в истории психологии “номен­клатуре”, они нередко принадлежат к раз­ным психологическим школам и направле­ниям, но всех их объединяет то, что они пытаются объяснить любые действия жи­вотных и человека эффектом страдания или наслаждения.

Существуют разные попытки классифи­цировать теории психологического гедониз­ма по их частным особенностям. Наиболее известны две классификации: одна подраз­деляет все гедонистические теории на гедо­низм “прошлого”, “настоящего” и “будуще­го”; другая выделяет “механический” и “телеологический” гедонизм1. “Гедонизм прош­лого” и “механический гедонизм” по суще­ству совпадают друг с другом. Согласно этой двуименной теории, первоначально двига­тельные реакции любого живого организма, оказавшегося в проблемной ситуации, носят абсолютно хаотический характер и если и приводят к успеху, то чисто случайно. При этом удовольствие, “награждающее” удач­ный поведенческий акт, воздействует на структуры мозга так, что повторение его при сходных условиях становится более ве­роятным, чем раньше.

Как видно из сказанного, “механический гедонизм” — гедонизм особого сорта. Он не признает стремления к наслаждению: оно возникает “автоматически” и “автоматиче­ски” делает свое дело, формируя навык. По­зтому взгляды “механических гедонистов” нас интересовать здесь не будут, как не имеющие непосредственной связи с пробле­мой, которая рассматривается в данной книге2.

Все другие концепции психологического гедонизма связывают поведение животных и человека либо с действием непосредственно испытываемого страдания и наслаждения

1 “The Encyclopedia of philosophy”. Ed by Edwards, vol. 3. N. Y. — L., 1963; M. A. Boden. Purpo­sive Explanation in Psychology. Cambridge (Mass.), 1972.

2 Лучший критический анализ этой концепции (на примере взглядов Э. Торндайка) можно найти в последнем издании “Истории психологии” М. Г. Ярошевского (М., 1976).

(“гедонизм настоящего”), либо с предвку­шением предстоящих удовольствий (“гедо­низм будущего”, “телеологический гедо­низм”). Эти концепции имеют прямое отно­шение к проблеме ценности эмоций и долж­ны подвергнуться более подробному анали­зу. Однако рассматривать их по отдельности здесь не имеет смысла, тем более что они нередко сочетаются во взглядах одного и то­го же психолога. Так, по мнению американ­ского теоретика Хендрика, ядро теории Фрейда составляет “гедонизм настоящего”, но она также ассимилирует и “гедонизм бу­дущего” 1.

Все “телеологические” концепции психо­логического гедонизма, несмотря на громкие наименования, в сущности, очень несложны. Они в основном не выходят за пределы того взгляда на мотивацию поведения, с которым мы встретились у Паскаля.

Следует отметить, что, когда речь идет о поведении животных, то объяснение его с позиций психологического гедонизма можно встретить и у советских ученых. Согласно Ю. А. Макаренко, например, “стратегия и тактика поведения животного всегда стро­ится с таким расчетом, чтобы из всех воз­можных вариантов выбрать тот, который яв­ляется максимально полезным и доставляет максимум удовольствия. Это по существу и есть основной принцип поведения”2.

1 /. Hendrkk. Facts and Theories of Psychoana­lysis. N. Y., 1966.

2 Ю. А. Макаренко. Мудрость чувства. М., 1970, стр. 56.

< Назад | Дальше >